Бриллиантовая грань

01 июля 1977 года, 00:00

Фото Э. Стейнерта

Автор «Официального описания Тульского оружейного завода», вышедшего в 1780 году, ничем не погрешил против истины, сказав, что тульские «казенные и общественные изделия во всех частях не уступают самым прославившимся в сем роде иностранным художникам, и каковых и даже подобных до ныне еще от мастеров не выходило».

Изделия тульских оружейников — вообще золотая страница мирового декоративного искусства. Но, пожалуй, едва ли не самым поразительным изобретением их была бриллиантовая грань. Русские мастера владели секретом превращения стальных заготовок в искрящиеся бриллиантовые грани, не уступающие, а зачастую и превосходившие в своей неожиданной красоте драгоценные камни. Десять тысяч таких «стальных бриллиантов», созданных более двухсот лет назад, и составляли уникальный эфес шпаги — неповторимое по своим пропорциям и красоте замысла произведение искусства. Именно составляли, так как потребовалось десять лет, прежде чем разломанный на части, разобранный эфес обрел вторую жизнь. Десять лет кропотливейшей реставрационной работы... Прежде чем приступить к реставрации, надо было выяснить технологию изготовления бриллиантовой грани. Оказалось, она была утеряна уже в XVIII веке! Ни в трудах по истории тульских оружейников, ни в научных исследованиях — ни слова о технологии огранки. Только в том же «Описании» за 1780 год безрадостная фраза: «...сведения их, а иногда и самые важные, со смертью изобретателей пресекались или в преемстве упадали».

После неудачных попыток найти утерянный секрет пришлось бриллиантовую грань изобретать заново, провести различные методы обработки на специально изготовленных деталях. Наконец кое-что проясняется. Собирается реставрационный совет из специалистов различных музеев Москвы. Долго обсуждают и принимают решение: провести эксперимент на трех, из восьми тысяч, «граненых каменьях» (ибо каждый подлинный того времени — ценность) тремя различными предложенными способами. После долгого обсуждения одобрен механический способ, как наиболее отвечающий духу эпохи и обеспечивающий наибольшую дальнейшую сохранность экспоната.

И здесь снова возникало множество проблем. Огранка «каменьев» самая различная. От простой «фацетом» — на 16 граней, до «королевской» — на 86! Формы тоже разные — и «фантазийные», и простые, и «маркизы», и овальные, и вообще небывалые в ювелирной практике. А размеры — от полумиллиметра до пяти миллиметров... И везде нужен новый инструмент. И «каменьев» этих 8173! Только тех, что когда-то были на эфесе. Около двух тысяч пришлось делать заново. А ведь задача реставратора — не просто восстановить вещь. Нужно ее сделать так, чтобы сохранить почерк Ластера, не превратить его в «новодел». А это гораздо сложнее, чем сделать все заново.

Восстановление эфеса не единственный, хотя и основной, результат работы. Помимо того, что практически заново открыт секрет бриллиантовой грани, стало известно, какой тяжелый труд стоял за этой красотой «государственного значения».

Конечно, такие эфесы могли изготавливать лишь в редчайших случаях, для «подношения». И вот выяснилось, что в июне 1787 года Екатерина II посетила Тульский завод, где приняла подарки от оружейников, а также «изволила как из ружей и эфесов, так и из других вещей, что было угодно Ея Величеству, купить». Судя по всему, можно предположить, что наш эфес — это, возможно, и есть один из тех, которые императрица Екатерина II «изволила купить». В процессе реставрации была найдена метка мастера, производившего сборку эфеса, которая свидетельствует о том, что одновременно собиралось не менее трех одинаковых изделий. Судьба других эфесов неизвестна, а это уже ставит новую интересную проблему — поиска двух других шедевров тульских умельцев.

Е. Буторов, реставратор

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5880