Сам себе государство

01 июня 1977 года, 00:00

Сам себе государство

Сколько на земном шаре стран?

На этот, казалось бы, простой вопрос дать точный ответ невозможно: число независимых государств растет не только из года в год, но порой из месяца в (месяц. Именно этот бурный рост семьи суверенных народов вызывает у отдельных лиц жгучую охоту провозгласить... собственную независимость. Причины бывают разные. Впрочем, судите сами.

Англичанина Юджина Флиппа толкнула на «отделение» от Великобритании слишком высокая плата за жилье в метрополии. Когда домовладелец с помощью судебного исполнителя выселил Флиппа из квартиры, тот отправился в тоске на берег моря. И вдруг в туманной дали его глазам явилось какое-то странное сооружение. Одолжив у приятеля лодку, Флипп подплыл к нему. Сооружение оказалось заброшенной бетонной площадкой на сваях, поставленной в Ла-Манше в годы войны: здесь держали зенитки, отражавшие налеты гитлеровской авиации. Флипп отремонтировал собственными силами крохотный форт и перевез туда жену с детьми. Все! Теперь он мог не бояться квартирных хозяев. В дальнейшем «фортовладелец» отказался платить налоги, заявив, что, по британской традиции, считает свой дом своей крепостью, причем крепостью-государством.

Австралиец Леонард Кэсли «отделился» от Австралии в 1971 году. Свою ферму-государство он назвал «провинцией реки Хатт», обзавелся флагом, сшитым старшей дочерью, а герб и гимн придумал сам. Чем был вызван столь решительный шаг? Кэсли объяснил журналистам, что он всю жизнь мечтал о карьере государственного деятеля, но уход за овцами не позволял ему выкроить время для этого. Теперь, когда ему перевалило за пятьдесят, он понял, что пора наверстывать упущенное: присвоил себе титул «президента» и просит называть себя без всяких церемоний «Ваше превосходительство».

Правительство Австралии поначалу не обратило внимания на заявление Кэсли. Но тот послал письмо в ООН с просьбой допустить его представителя (младшего сына) на очередную сессию Генеральной Ассамблеи в качестве наблюдателя. Пришлось официальному чиновнику в Канберре давать разъяснение, что Австралия не признает независимости «Провинции». В ответ упрямый Леонард пригрозил, что позовет на помощь «союзников». Каких именно? Этого он пока не сообщает.

Следующая «страна», о которой пойдет речь, уместилась на нашем снимке целиком. Называется она «Мондсивитанская республика», или в переводе с эсперанто «Республика граждан мира». Помещается «республика» на углу улицы Кемден-таун в Лондоне.

Основал ее в 1966 году торговец готовым платьем Питер Дид. Он же занимает пост «постоянного президента». Сколько, кроме него, насчитывается мондсивитян? Точную цифру основатель государства держит в тайне, однако заявляет, что двери «республики» (она же магазин) открыты Для каждого. Став гражданином Мондсивитании, человек получает право «выступать посредником в урегулировании мировых конфликтов» (так значится в конституции), а также покупать со скидкой национальную мондсивитанскую одежду — джинсы и свитер. В планах президента выпуск собственной валюты: денежная единица будет называться «мондо». Причем до поры до времени ее можно будет покупать на конвертируемую валюту. Так оно, пожалуй, надежнее, считает глава и казначей «Мондсивитанской республики» Питер Дид.




Лови мышей!

Лови мышей!

В палате общин английского парламента вполне серьезно обсуждался запрос одного из депутатов по поводу плачевного положения «...кошачьего сословия, состоящего на королевской службе». Официально коты и кошки были приняты на нее в 1868 году при королеве Виктории. Свидетельство тому — любопытный документ. «Ловушки и другие средства, с помощью которых мы пытались бороться с наглыми хищниками, не дали нужного результата, — доносил доведенный до отчаяния чиновник королевской почты. — Поэтому я осмелился обратиться с просьбой к привратнику Таю приобрести трех котов для истребления проклятых грызунов...» Предложенный им выход оказался поистине спасительным: девять месяцев спустя этот чиновник с радостью сообщал по начальству: «Коты исполняют свои обязанности весьма эффективно».

От набегав крыс и мышей страдали не только почтовые отделения. Во времена королевы Виктории они до такой степени наводнили Букингемский дворец, что была даже введена специальная должность придворного крысолова. Первым из них стал некий Джек Блэк, носивший пышную форму и широкий пояс, на пряжке которого сияли буквы VR — «Крысолов королевы Виктории» — и две оловянные крысы. Правда, подлинным «главным крысоловом» был кот Кларенс. Он родился на ферме неподалеку от Лондона, а позднее в силу неизвестных причин решил отправиться в английскую столицу, где и обнаружил широчайшие возможности для применения своих кошачьих сил. Кларенс начал службу на одной из почт. Но деловые качества его были столь блестящи, что некоторое время спустя он был переведен — с повышением — на службу при дворе королевы Виктории.

Что же касается запроса депутата палаты общин, о котором шла речь вначале, то помощник министра почт заверил его, что «коты, состоящие на государственной службе», отнюдь не бедствуют. Если в 1868 году размер их денежного содержания равнялся полутора пенсам в неделю (сейчас на эту сумму не купить и ложки кошачьей пищи), то после неоднократных повышений ныне составляет 35 пенсов. Именно столько получает, например, кот Сэм, «работающий» в морнигтонском почтовом отделении в Лондоне, которого вы видите на фотографии.

Б. Тишинский

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5068