Джеффри Дженкинс. Берег Скелетов

01 июня 1975 года, 00:00

Рисунки А. Голицына

Продолжение. Начало в № 3—5.

«Ну и жучок же был мой покойный дедушка! — мысленно пошутил я. — Припрятал целый остров, о котором никто ничего не знает! Но ведь мне-то вовсе не трудно это проверить».

Я подошел к штурманскому столику и отыскал карту Адмиралтейства «От бухты Тигровой до Валвис-бей» с пометкой, что она составлена главным образом на основании немецких карт по 1930 год включительно. С помощью измерителя я определил, что остров должен находиться милях в двадцати к югу от устья реки Кунене, но ничего похожего на остров там не нашел. Снова проверил данные. В этом месте побережье было отвратительным — мелководье с массой отмелей, и... никаких признаков острова Двух кривых дюн. Правда, южнее Валвис-бей торчало много отдельных скал, которые как-то можно назвать островами, однако севернее и близ устья реки Кунене, по которой проходит граница между Юго-Западной Африкой и Анголой, вообще ничего не было.

Я все еще ломал голову над этой загадкой, когда мои размышления прервал голос Джона:

— Обращаюсь на центральный пост к командиру.

— В чем дело? — спросил я.

— Шумопеленгаторщик Биссет уловил какие-то странные шумы. Определить их происхождение не может.

Остров двух кривых дюн

— Слышимость хорошая, Джон? — спросил я.

— Да нет, Элтон утверждает, что Биссету это почудилось. Но ты же знаешь, что лучше Биссета у нас никого нет.

— Сейчас схожу к ним.

Биссет сидел в наушниках, а рядом, с насмешливым выражением лица, в ленивой позе стоял его сменщик Элтон.

— Вот послушайте, сэр. — Биссет передал мне наушник.

Вначале я ничего не слышал, но потом до меня донеслось нечто вроде слабого бульканья, сопровождаемого довольно отчетливым шипением, словно где-то под водой из лопнувшего пузыря выходил воздух; все это повторялось с известной цикличностью на фоне чуть слышного шума, в какой-то мере похожего на ритмичный стук.

Я ничего не мог понять и спросил:

— Винты?

— Вряд ли, — ответил Биссет. — И все же источник шумов двигается слева направо со скоростью около семи узлов.

— Похоже, это кит, — заметил Элтон и смачно выругался.

Поведение Элтона свидетельствовало, как распустилась команда за время нашего «туристского» похода.

— Еще одно такое замечание, Элтон, — рявкнул я, — и у тебя будут крупные неприятности!

— Прошу извинения, сэр, — пробормотал он, однако презрительная усмешка не исчезла у него с лица.

— Скорость источника шумов замедляется, сэр, — доложил Биссет. — Курс устойчивый, без отклонений.

— Я буду следовать за ним. Не теряйте его. Если он увеличит скорость, доложите мне.

Я вернулся на центральный пост.

— Сразу же доложи мне, если мы настигнем источник шумов! — приказал я Джону, направляясь к себе в каюту.

Джон кивнул.

В каюте я занялся просмотром остальных писем. Там было несколько счетов и аккуратно сложенный экземпляр газеты «Таймс». Мое внимание привлекла колонка «Некрологи», обведенная синим карандашом. Я пробежал ее, и то, что прочел, подействовало на меня как холодный душ. Командующий подводными силами был убит во время воздушной бомбардировки Лондона, хотя вполне заслуживал почетной смерти — в море на палубе корабля. Таким образом, теперь только начальник разведки военно-морских сил и я знали тайну АПЛ1. Аккуратный синий круг, которым были обведены некрологи, не только обращал мое внимание на это событие, но и служил предупреждением. Я бросился на койку, но сон не шел ко мне. Я встал, протянул руку за сигаретой и тут же выругал себя за забывчивость. На крохотном столике лежало письмо адвокатской фирмы «Ходжсон, Ходжсон и Ходжсон».Остров Двух кривых дюн!..

Странные вещи происходят иногда с человеком! Думает он о чем-то отвлеченном, перебирает в памяти всякую всячину, и неожиданно в его сознании совершенно четко кристаллизуется определенная мысль.

Так случилось и со мной. Взгляд мой упал на взятую у деда карту, испещренную цифрами с указанием глубин и различными пометками, и я вдруг понял, что был совершенно прав в своем предположении: у АПЛ1 должна быть база! И базой этой мог быть толькомойостров — остров Двух кривых дюн, который я сразу же и нашел там, где указывал Саймон Пэйс.

Рассматривая нанесенное на карту побережье, я пришел к выводу, что неправильно понял слова умирающего деда. Не «к югу от норда», как мне послышалось, а к «югу от Норса» — так раньше называлась Кунене! В двадцати милях южнее Норса, среди опасного мелководья и множества отмелей, большая часть которых вообще не указывалась на картах Адмиралтейства, действительно находился остров.

Словно зачарованный, я всматривался в карту Саймона Пэйса. Несомненно, он сам обследовал весь этот район и нанес его на карту, на которой отчетливо выделялся остров Двух кривых дюн. Прикрытый с юга скалой с острой, словно игла, вершиной («Десять футов над поверхностью во время прилива и около пятидесяти при низкой воде», — написал своим четким почерком дед), а еще южнее — мелью, на которую сел «Клан Альпайн», остров Двух кривых дюн представлял собою самое надежное укрытие, какое только можно было пожелать. Севернее море усеивали многочисленные отмели, и в некоторых местах глубина внезапно менялась почти с двухсот футов до тридцати; берег острова, обращенный к материку, покрывали большие камни, за ними простирались высокие перемещающиеся дюны, а около холма с тремя вершинами на карте была пометка: «Единственное ровное место на побережье острова». Остров был расположен совсем недалеко от материка, от той его части, которую моряки называли Берегом скелетов. Деду понадобился, наверно, не один год, чтобы так тщательно нанести на карту каждую отмель. А ведь он плавал в этих опасных местах на паруснике. Как было не подивиться его мужеству!

Остров Двух кривых дюн... Название не выходило у меня из головы. Я взглянул на отметки глубин и вздрогнул при мысли, что мне предстоит пройти тут, чтобы настичь АПЛ1. «Мутная вода», — отмечала карта. Я понимал смысл этих слов: песок, поднятый со дна и загрязняющий и без того мутную воду, что грозило осложнить поиски проходов. Канал. Вот что мне было нужно. Если на острове имелась какая-то бухта, значит, должен существовать и какой-то проход в нее.

Я еще раз взглянул на карту. Около холма с тремя вершинами имелась пометка: «Смотри врезку». Стало быть, старик сделал еще и карту-врезку самого острова? Но где же она? Карта была начерчена на пергаменте. Я самым тщательным образом осмотрел ее, но врезки не обнаружил, и уже пришел было в отчаяние, когда заметил, в нижнем правом углу пергамента трещинку. Просунув туда палец, я нащупал клочок очень тонкой бумаги, осторожно извлек его и чуть не вскрикнул от радости: крупномасштабная карта острова Двух кривых дюн с проходом к нему, расположенным близ остроконечной скалы, которую я уже видел на основной карте!

Это был подлинный шедевр картографии. Старый моряк взял пеленги холма с тремя вершинами и входного канала по отношению к торчащей из моря скале. Неудивительно, что этот клочок суши получил название острова Двух кривых дюн. Проход, или канал, напоминал завиток раковины человеческого уха: обращенный сначала на восток, он почти сразу круто поворачивал к северу, потом обратно, параллельно своему первоначальному направлению. Между двумя завитками находилась гряда, помеченная на карте как «твердый песок». Затем канал, образуя как бы неправильный полукруг, шел на север, на восток, отклонялся к югу, поворачивал на запад, расширяясь в некое подобие гавани, прикрытой песчаными косами и с глубинами в отдельных местах до ста восьмидесяти футов. Отсюда без подробной лоцманской карты и на буксире не вытащить подводную лодку. Настоящая мышеловка. Да, именно тут должна укрываться АПЛ1! Я проведу «Форель» этим дьявольским каналом и в глубине прохода торпедами потоплю немецкую подводную лодку! Слава богу, что нашему бесконечному поиску по квадратам наступил конец!..

Я определил курс к острову от того места, где сейчас находилась «Форель».Сто шестьдесят градусов. Это приведет нас как раз к остроконечной скале. Я назову ее скалой Саймона, дед еще может оказаться моим спасителем и, возможно, спасителем многих военных и торговых кораблей.

Я предвкушал будущую «охоту». Остров Двух кривых дюн, мой остров, сейчас логово самой опасной подводной лодки в мире. Завтра к вечеру я постараюсь быть там и...

В это мгновение мысль об ужасающем совпадении буквально ошеломила меня. 160 градусов! Один-шесть-ноль! Но это же был именно тот курс, по которому мы шли сейчас! И шли мы так потому, что... Неужели это возможно?!. Но это же курс АПЛ1, возвращающейся на свою базу! И «Форель» беззаботно, не скрываясь, шла вслед за ней!

Непонятные для нас звуки могли означать, что немцы отказались от обычного винта и заменили его гидрореактивным движителем, устроенным по тому же принципу, каким природа наградила кальмара. Моряки поисковых групп привыкли различать только шумы от обычных винтов, и новые звуки, безусловно, способны обмануть их. Правда, я знал, что гидрореактивные движители уже применялись на мелкосидящих небольших кораблях...

Черт возьми, сколько времени я потерял, пока додумался до этого! А ведь «Форель» каждую минуту подвергалась смертельной опасности. Но, может быть, АПЛ1 не слышала нас, если ее шумопеленгаторы, направленные с кормы, фиксировали только шум выбрасываемой воды? Слабая надежда. Даже при самом незначительном изменении курса на АПЛ1 немедленно услышат гидролокатор «Форели»...

Я буквально ворвался к Биссету.

— Выключить эту проклятую штуку! — крикнул я пораженному Биссету, что тот немедленно и сделал.

— Все тот же курс и та же скорость? — отрывисто спросил я.

— Да, сэр.

— Сколько времени ты фиксируешь этот... этот шум?

— Около двух часов, сэр.

— Ты сможешь опознать его снова?

— Да, сэр.

— В таком случае выключи решительно все. Возможно, позднее я прикажу возобновить прослушивание. Однако любой акустический прибор ты будешь включать только после моего приказа. Понял?

— Да, сэр.

Я повернулся и ушел на пост центрального управления, где меня встретили изумленным молчанием.

— Старший помощник, я беру командование на себя, — бросил я Джону. — Малый вперед! Всем соблюдать полную тишину, как во время бомбежки глубинными бомбами!

Джон некоторое время пристально смотрел на меня, затем отдал соответствующие приказания, и «Форель» начала медленно отставать от своего опасного преследуемого.

— Курс, сэр? — осведомился Джон.

— Держите все время на устойчивом курсеодин-шесть-ноль. Какая у нас скорость?

— Три узла, сэр.

— Так держать десять минут, потом идти со скоростью, обеспечивающей ровный киль, и ничуть не больше.

Медленно потянулись минуты... Все находившиеся на центральном посту замерли, словно мы должны были вот-вот подвергнуться или уже подверглись атаке. Шесть минут... семь... восемь... девять... десять...

— Скорость минимальная, сэр,— доложил Джон.

Мы ждали. Прежде чем всплыть, я должен был дать немцам добрых полчаса, чтобы оказаться вне радиуса слышимости их приборов.

— Возьмите на время командование, — приказал я Джону и прошел в свою каюту. Я решил, что дальше поведу лодку сам, руководствуясь картой деда. Теперь я точно знал, что мне делать: сойти с курса, на котором АПЛ1 представляла для нас угрозу, и поспеть к острову Двух кривых дюн раньше нее. Я пойду в надводном положении на максимальной скорости.... АПЛ1 может развивать под водой до двадцати узлов. Возможно. Но сейчас, вот уже в течение нескольких часов, она двигалась со скоростью только в семь узлов. Я. перехвачу ее при входе в канал вскоре после рассвета, когда будет достаточно светло для прицельной стрельбы; торпедировать по показаниям гидролокатора — дело ненадежное.

Я снова обратился к карте острова Двух кривых дюн. При входе в канал глубина составляла девяносто шесть футов; сам канал тоже был достаточно глубок, но местами на дне лежали песчаные наносы. Да, но сколько лет прошло с тех пор, как здесь были сделаны эти промеры? Берег скелетов пользуется дурной славой во многом из-за своей изменчивости: иногда большие отрезки побережья меняли свои очертания в течение штормовой ночи.

Стараясь не думать об этом, я принялся изучать вход в канал. Я буду поджидать АПЛ1 южнее входа, но... на какой глубине она подойдет? А может, в надводном положении! Я узнаю это только в самый последний момент... А для немцев это будет полной неожиданностью. Они услышат лишь движение торпед «Форели», а тогда будет поздно...

Прошло полчаса. Я взял карту Адмиралтейства, чтобы передать ее штурману хотя бы ради формальности. Карту старого Саймона я оставил в каюте.

Джон выжидающе взглянул на меня, когда я появился на центральном посту. Было уже чуть больше девяти часов.

— По местам стоять, к всплытию! — приказал я.

— Слушаюсь, сэр...

Откинулась крышка люка, и в рубку ворвался морской воздух. Мы с Джоном поднялись на мостик и внимательно осмотрели горизонт. Море купалось в ярком лунном свете.

— Ничего не видно, сэр, — отрапортовал Джон.

— Вот и хорошо... — ответил я. — Запустить дизели! Полный вперед! Триста двадцать оборотов!..

«Форель» отошла вправо от курса АПЛ1 и на полной мощности своих сильных дизелей помчалась в серебряную ночь.

Яркое сияние луны постепенно сменялось серым рассветом. «Форель» продолжала быстро скользить вперед. Всю ночь, не смыкая глаз, я простоял на мостике. Глаза у меня покраснели от усталости и напряжения, и я все не мог удержаться и то и дело посматривал на карту, пытаясь представить курс АПЛ1, которая шла теперь где-то значительно северо-западнее «Форели».

Ночью на мостик поднялся Джон.

— Отчего такая суета, Джеффри? — озабоченно спросил он.— Почему ты напускаешь какую-то таинственность?

Я промолчал, продолжая всматриваться в предрассветную серость.

— И самостоятельно освежаешь свои штурманские познания, да? — продолжал Джон, уже посмеиваясь.

Только тут я сообразил, что, взяв на себя обязанности штурмана, вызову общее недоумение. А другого выхода не было: я не мог доверить нашему штурману карту старого Саймона. Вот почему я пропустил. мимо ушей подшучивание Джона. Он, очевидно, почувствовал, что я не склонен поощрять обычную в наших отношениях фамильярность, и замкнулся...

Я решил, что подойду к острову Двух кривых дюн с юга. Затем, оставив позади глубину в четыреста пятьдесят футов, я поверну «Форель» на северо-восток и поведу ее милях в пятнадцати от берега до тех пор, пока не обнаружу обоих указанных ориентиров — выступающей из моря остроконечной скалы и холма с тремя отчетливо видимыми вершинами. Было бы совсем хорошо, если бы я обнаружил крохотный пляж, помеченный на карте как «белый песок».

Я подошел к переговорной трубе.

— Глубина под нами?

— Пятьсот двенадцать футов, сэр. Глубина уменьшается.

— Докладывать по ходу!

— Есть, сэр. Пятьсот десять футов... Пятьсот сорок... Четыреста пятьдесят... Четыреста восемьдесят...

— Довольно! — распорядился я. Ну что ж, я перешел свой Рубикон! Теперь начинается главное... — Все вниз! Я буду командовать с мостика.

Вахтенные переглянулись и бросились в люк, за ними последовал Джон. Он немного задержался, хотел, видимо, что-то сказать, но передумал и только пожал плечами.

Я медленно обводил биноклем горизонт и наконец — впервые в жизни — увидел Берег скелетов. Но почти в ту же минуту я заметил и другое: мутную воду там, впереди, куда стремилась «Форель». Мутную воду, предвещавшую гибель на песчаной отмели! Я мог даже рассмотреть, как в струях воды, отбрасываемой винтами, завихряется песок.

— Обе машины стоп! — скомандовал я. — Полный назад!

«Форель» замедлила ход, и туча песка пронеслась вдоль корпуса лодки.

— Глубина под нами? — спросил я.

— Тридцать футов, сэр. Тридцать!

Нетвердой рукой я взял карту, взглянул на нее и вздрогнул. Я понял, что чуть не посадил «Форель» на северо-западную оконечность отмели Алекто.

— Обе машины стоп! — вновь приказал я. — Глубина?

— Сто двадцать футов, сэр.

Что ж, это уже не так опасно...

«Форель» медленно пошла вокруг отмели. Спустя некоторое время я повел ее в сторону открытого моря. Затем вновь изменил курс, направляясь ближе к берегу.

Сам остров — объект наших мучительных поисков — должен был находиться близ скалы Саймона, а скала, судя по указанному на карте пеленгу, — в точке, соответствующей 330 градусам по отношению к трехглавому холму. Мы подошли к этому месту, я приказал остановить машины и внимательно осмотрел морскую поверхность вплоть до побережья... Ни скалы, ни прибоя, никаких признаков острова... Ничего! Теперь я уже стал сомневаться и в происхождении того шума, который так легкомысленно принял за шум гидрореактивного движителя АПЛ1...

Я снова осмотрел море и проклял все на свете: и Берег скелетов, и АПЛ1, и тех, кто поручил мне это невыполнимое задание. «Надо как можно скорее убираться из этих проклятых мест», — с озлоблением подумал я и в эту минуту увидел скалу. Густо покрытая гуано, она, как клык, торчала слева от нас, в нескольких стах ярдах.

«Форель» сделала медленный круг и направилась к тому месту, где я предполагал найти вход во внутреннюю гавань.

— Глубина уменьшается, сэр, — доложил Джон.

Я пометил на карте точку, где сейчас шла «Форель». Если верить записям Саймона, глубина достигала здесь ста восьмидесяти футов.

— Сто восемьдесят футов, сэр. Гидрофон не фиксирует никаких шумов... Три узла... Сто шестьдесят два фута... Сто пятьдесят... Сто тридцать восемь... Гидрофон фиксирует препятствия слева, справа, спереди... Никаких помех сзади...

Наконец-то я увидел остров Двух кривых дюн! Увидел в тот момент, когда на мгновение рассеялась прикрывавшая его дымка, и внутреннюю гавань. Единственную гавань, прикрытую ужасающим лабиринтом отмелей и банок, открывавшуюся взору лишь в те короткие минуты, когда дуновение бриза сдергивало с нее туманную завесу.

Меняя курс, я повел лодку к южной стороне, где море было глубже. Ранее я собирался поджидать АПЛ1 здесь и потопить ее, как только она войдет в канал. Теперь я несколько изменил свой план и решил уничтожить ее немного дальше, чтобы не блокировать выхода из гавани.

— Погружаться! — приказал я.

Едва захлопнув над собой люк, я сразу почувствовал необычную атмосферу, царившую на центральном посту. Джон был сух и корректен. По лицу юного лейтенанта Дивениша я понял, что он, как, впрочем, и все другие офицеры, не сомневается во внезапном помешательстве своего командира. Действительно, отдать приказ о погружении после нескольких часов такого нелепого поведения!

— Глубина? — коротко спросил я.

— Чуть больше девяноста футов, сэр.

— Держать три-пять-ноль!

«Форель» повернулась носом к тому месту, где, по моим расчетам, АПЛ1 должна была войти в канал.

— Положить лодку мягко на дно! Установить торпеды на восемь и десять футов! — продолжал я. — Приготовить все торпедные аппараты! Опустить перископ! Обе машины стоп! Режим тишины! — Я сделал знак Джону. — Передайте по радио, что я требую абсолютной тишины. Понимаете,абсолютной!От этого зависит жизнь каждого из нас.

— Есть, сэр, — ответил Джон, однако по его взгляду, в котором смешались и любопытство и жалость, понял, что именно он думает сейчас обо мне. Но командир есть командир, и лодкой пока командую я.

Джон передал мое распоряжение, и в лодке наступило полнейшее молчание. Казалось, можно слышать поскрипывание твердого песка на дне под «Форелью».

Рисунки А. Голицына

Прошел час... другой... третий. Мы все молча стояли на своих боевых постах. Никто еще не ел после объявления тревоги. По моему приказанию Джон распорядился, чтобы всем были розданы сандвичи, и мы снова стали ждать...

В тягостном ожидании прошел еще час. Джон и все остальные словно окаменели на своих местах. Они, конечно, не сомневались, что я схожу с ума, и чем дальше, тем больше, особенно после того, как целых шесть часов продержал экипаж на боевых постах, требуя от всех абсолютного молчания.

Солнце, очевидно, уже скатывалось к острову Св. Елены.

Часы показывали начало шестого. Чтобы несколько рассеяться от длительного вынужденного бездействия, я решил зайти в отсек Биссета и переговорить с ним.

Рядом с Биссетом топтался Элтон; он не заметил моего появления, и я услышал его шепот:

— ...Да говорю же тебе, что спятил он! Настоящим психом стал. Наш Джон. Первый думает то же самое... Вот ты сидишь тут и слушаешь, слушаешь — часов, наверно, восемь подряд, как у кита в животе... урчит. Разве это не сумасшествие — заставлять нас...

— Элтон! — тихонько окликнул я.

Моряк повернулся и в оцепенении уставился на меня. С лица у него еще не успела сползти насмешливая гримаса — она-то и послужила последней каплей для моих и без того до предела натянутых нервов. Элтон раскрыл было рот, но не успел ничего сказать: потеряв самообладание, я изо всех сил ударил его ребром ладони по шее. Варварский удар, его редко применяют даже в уличных драках... Элтон обмяк, словно тряпичная кукла, и тяжело опустился на пол.

Биссет с ужасом взглянул на меня, но тут же сделал вид, что всецело поглощен своим делом. Я был противен самому себе. Я пощупал у Элтона пульс. Моряк был жив.

Внезапно Биссет вздрогнул, как пойнтер, учуявший добычу.

— Сэр! Сэр! — торопливо зашептал он.

— В чем дело? — резко спросил я.

Некоторое время он не отвечал, продолжая напряженно вслушиваться, потом торопливо заговорил:

— Слышу непонятные смешанные шумы... Вот уже ближе... еще ближе...

— Те же, что и раньше?

Биссет поднял голову и кивнул. Выхватив у него наушник, я прислушался. Да, те же самые! Я бросился на центральный пост.

Повинуясь моим командам, «Форель» приподнялась с песчаного дна и двинулась вперед, и в то же мгновение с нами произошло что-то невообразимое: стрелка кренометра словно взбесилась, нос «Форели» поднялся, лодка накренилась, и мы с Джоном повалились друг на друга. Заметив, как рулевой горизонтальщик Дэвис безуспешно пытается выправить лодку, я понял, что нас подхватил прилив и что, следовательно, об атаке нечего и думать.

У нас оставался один выход — лечь на дно и разобраться в обстановке, хотя это означало, что враг тем временем спокойно пройдет мимо нас. По крайней мере, я хоть взгляну на него...

— Поднять перископ! — распорядился я.

В первую секунду я даже ужаснулся, увидев клубящееся небо и бешеную толчею волн. Неудивительно, что на мелководье «Форель», даже под водой, вела себя как дикая лошадь.

В сгущающихся сумерках я увидел изящный силуэт боевой рубки обтекаемой формы. АПЛ1 уверенно направлялась в гавань острова Двух кривых дюн.

— Опустить перископ, — приказал я. — Погружение! Восемьдесят футов.

Берег скелетов на этот раз победил — АПЛ1 ушла безнаказанной...

— Возьмите команду на себя! — приказал я Джону; мне нужно было время, чтобы продумать дальнейшие действия. — Боевую тревогу отменить.

Я прошел в свою крохотную каюту и устало присел. Мною снова начал овладевать страх. Да, я был напуган одним видом боевой рубки АПЛ1! Не без труда мне удалось взять себя в руки.

...Наступила ночь, прежде чем я остановился на окончательном варианте нового плана атаки, из двух возможных: или идти в надводном положении, рискуя быть обнаруженным и тогда почти наверняка потопленным АПЛ1 (маневрировать мне было негде), или двигаться на перископной глубине, используя для ориентировки скалу Саймона и холм с тремя вершинами. Я еще раз взглянул на карту и невольно поежился: один неправильно понятый или недостаточно быстро выполненный приказ, и «Форель» окажется зажатой между отмелями и страшными рифами. Нет, я поведу лодку в надводном положении. Как только «Форель» войдет в гавань, АПЛ1 получит почти в упор торпедный залп. «Ну что ж, решено!» — мрачно подумал я и, отбросив циркуль, рассмеялся. Подняв глаза, я увидел, что. Джон удивлённо смотрит на меня. Я не заметил, как он вошел. Наверно, он воспринял мой смех как еще одно подтверждение того, что командир окончательно спятил.

— Что тебе? — резко спросил я.

— Послушай, Джеффри... — запинаясь, начал он. — Ты не спал двое суток. Отдохни хоть немного. Я дам курс на Саймонстаун, если ты скажешь мне, где мы сейчас находимся.

— Я разработал новый план атаки и не хочу, чтобы он тоже сорвался.

Джон не удержался от жеста отчаяния.

— А что же мы атаковали раньше?

— Самого опасного врага в самых опасных водах в мире.

Джон изумленно взглянул на меня, а я быстро прошел мимо него в центральный пост.

— Занять посты для всплытия! Двадцать футов. Поднять перископ! Обе машины вперед. Скорость — шесть узлов.

На глубине в шестьдесят футов «Форель» несколько раз сильно качнулась, но на двадцати она выровнялась.

Присмотревшись, я увидел белое острие скалы Саймона. А по пеленгу 150 градусов был виден трехглавый холм.

«Форель» направилась к острову Двух кривых дюн.

Я поднял перископ еще выше. Моему взору открылось устрашающее зрелище. Огромные волны, вздымаемые сильным юго-западным ветром, яростно бились на барах, словно оскаленные клыки, сторожившие вход в канал. Вокруг них пенилась вода.

Рисунки А. Голицына

— Операторы на шумопеленгаторе и гидролокаторе докладывают о шумах слева, справа и спереди, сэр, — сухо доложил Джон.

— Выключить эти проклятые приборы! — крикнул я.

— Слушаюсь, сэр!

— Курс 320 градусов. Три-два-ноль.

Джон чуть не вскрикнул от удивления.

— Три-два-ноль?! — тихо переспросил он и не ожидая ответа, распорядился: — Рулевой, курс три-два-ноль!

«Форель» начала поворачивать, и я, затаив дыхание, стал ожидать толчка, который означал бы наш конец. Но толчка не последовало. У всех, находившихся на центральном посту, нервы были напряжены до предела.

Кипящая вода над нами бесновалась еще сильнее. Я нигде не увидел спокойных участков моря и понял, что надо снова менять направление лодки.

— Курс три-ноль.

— Слушаюсь, сэр, три-ноль, — подтвердил Джон, и в его голосе отразилось растущее беспокойство, охватившее каждого, кто находился на борту «Форели» и понимал, какие виражи и зигзаги делает она. — Сэр... — обратился он ко мне, делая шаг вперед.

«Черт возьми, — подумал я. — Сейчас самый подходящий момент рассеять его сомнения относительно моего рассудка».

Я отошел от перископа и жестом приказал Джону занять мое место. Джон прильнул к окулярам. Все, кто был рядом, не сводили с него глаз, и все заметили, как побелело его лицо. После того как он дважды обвел перископ по кругу, я тронул его за плечо, и он отошел от прибора с видом человека, потрясенного виденным.

— Благодарю вас, сэр, — сказал он.

Я снова изменил курс и едва успел произнести «Самый малый вперед!», как лодка вздрогнула, словно ее толкнул кто-то невидимый. «Форель» накренилась и замерла на месте. Тщательно обозревая в перископ море, я понял, что произошло. В канал из боковой протоки стекала огромная масса воды, накапливавшейся там лишь во время большого прилива. Наше положение было хотя и серьезным, но не безнадежным.

— Продуть главные цистерны! — подал я команду.

«Форель» вздрогнула, на какое-то мгновение неподвижно повисла в воде, потом словно прыгнула к поверхности. После всех пережитых нами неприятностей я уже почти спокойно выслушал доклад, что у нас повреждены горизонтальные рули.

Теперь волей-неволей приходилось идти в надводном положении, уповая на то, что нас не обнаружат до того, пока мы не нанесем удара. Взошла луна, и, если на АПЛ1 окажется внимательный вахтенный, нас ничто не спасет.

— Я сам буду управлять лодкой с мостика, — объявил я Джону, снимая с крючка свой старый бушлат, и уже начал было подниматься по трапу, когда вспомнил о категорическом приказе: «Вы уничтожите...»

— Поставьте взрыватели в подрывные заряды, — приказал я Джону. — Буду регулярно связываться с вами. Если в течение пяти минут вы от меня ничего не услышите, вы обязаны взорвать лодку. Никто не должен подниматься наверх. Вы меня поняли?

— Приказать людям занять посты для срочного оставления лодки, сэр?

— Нет, вы взорвете подрывные заряды. Вот и все.

— Есть, сэр! — Джон бросил на меня мрачный взгляд, и я понял, что он выполнит мой приказ...

Фонтаны брызг ударили мне в лицо, как только я поднялся на мостик, соленая вода защипала губы. Остров Двух кривых дюн, выглядевший таким угрюмым в перископ, сейчас, окруженный огромными бушующими волнами, казался просто страшным. «Форель» словно застряла в хаосе вспененной воды. Я не смог разглядеть всего корпуса лодки и остался доволен: вахтенные на АПЛ1 должны были обладать слишком уж острым зрением, чтобы обнаружить нас, ну а радиолокатор ведь был ее ахиллесовой пятой. Я почувствовал себя спокойнее. Ощущение полного одиночества среди бушующего моря и близости пустыни вытеснило страх перед АПЛ1.

— Курс один-один-ноль! приказал я по переговорной трубе.

Рисунки А. Голицына

«Форель» шла по почти неразличимому в кипящей воде каналу. Пена хлестала через медленно плывущую лодку. Земля слева была так близко, что даже в призрачном свете луны я мог различать кустарник на волнистых дюнах берега.

...Я не сводил глаз с юго-запада — там, во внутренней гавани, должна стоять сейчас АПЛ1. Нам оставалось идти мили полторы, а потом...

— Боевая тревога! — скомандовал я. — Приготовить все торпедные аппараты. Установить торпеды на четыре и шесть футов. Орудийной прислуге быть в готовности. Открывать огонь по моему приказу.

— Есть, сэр! — донесся до меня голос Джона.

Я снова несколько изменил курс, поскольку канал делал последний перед гаванью поворот. Сердце колотилось отчаянно: у нас не оставалось иного выбора: или все, или ничего.

Но что это?! Я напряг зрение и не поверил собственным глазам: почти на одном уровне с высотой прилива между лодкой и берегом шла прямая отчетливая линия!

Ничего подобного на моей карте не было. Неужели немцы построили тут железобетонную дамбу, связавшую их убежище, их логово, с этим негостеприимным берегом?.. Я еще сильнее напряг зрение. Да, самая настоящая дамба. Мы были уже почти у цели.

— Курс три-два-ноль! — отдал я команду.

«Форель» прошла последний поворот со значительно более спокойной, какой-то маслянистой (это сразу бросилось мне в глаза) водой, и передо мной открылась внутренняя гавань. В дальнем конце ее стояла грозная АПЛ1. Грозная и такая красивая... Я сразу определил, что она имела, конечно же, не меньше трех тысяч тонн водоизмещения. Ее светлая окраска не только была превосходным камуфляжем, но и придавала особую прелесть четким линиям корпуса и похожей на крыло обтекаемой боевой рубке.

— Все аппараты готовы? — спросил я.

— Все аппараты готовы, сэр. Торпеды установлены для поражения на глубине четыре и шесть футов.

АПЛ1 была в моей власти. Мне не требовались бесчисленные данные, обычно необходимые при атаке, — оставалось только направить «Форель» на АПЛ1 и произвести торпедный залп. Теперь опасность состояла в том, что при поражении противника на такой малой дистанции могла пострадать и сама «Форель». Но риск есть риск.

— Внимание! Приготовиться! Цель прямо по носу!

«Форель» стала в позицию носом к противнику. К моему величайшему изумлению, я обнаружил, что группа матросов АПЛ1 выполняет при слабом свете фонаря какую-то работу на корпусе лодки, а двое стоят недалеко от нее, на песчаной отмели.

Именно в это мгновение «Форель» сильно качнулась. Я так и не понял, что произошло, то ли мы попали в одно из многочисленных в этом месте поперечных течений, то ли внезапно изменилась плотность воды, но факт остается фактом: «Форель» вдруг сильно накренилась. Пытаясь удержаться на ногах и невольно взмахнув руками, чтобы уцепится за что-нибудь, я нажал на спуск ракетницы и выпустил опознавательную ракету «Форели». Она ярко осветила гавань, на мгновение затмив даже свет луны. Немцы уставились сначала на ракету, потом — в растерянности и, ужасе — на силуэт «Форели».

Продолжая ослепительно гореть, ракета начала снижаться, упала в воду, и вода в гавани мгновенно вспыхнула. Я стоял ошеломленный.

...Даже теперь я не могу сказать, сколько времени заняли последующие события. Первым моим побуждением было отдать приказ о торпедном залпе, но в эту минуту пламя подошло вплотную к АПЛ1. Языки взвились над мостиком вражеской лодки, и я увидел, как побежали с нее люди. Но огонь быстро приближался и к «Форели».

— Обе машины полный назад! — крикнул я в переговорную трубку.

Грозное пламя мчалось через гавань. Нам нужно, было во что бы то ни стало вернуться в канал, тогда между огнем и «Форелью» окажется песчаная отмель. Казалось, прошла вечность, прежде чем нам удалось это сделать. Отсюда я уже не видел АПЛ1, но мне было ясно, что немцам пришел конец...

Я уничтожил АПЛ1!

Огонь добрался до входа в канал и начал затухать. По мелководью, дико размахивая руками, к нам бежали двое преследуемых пламенем немцев.

— Обе машины малый вперед! — приказал я.

Один из немцев с ужасом оглянулся на настигавшее его пламя и, заметив, что я наклонился к переговорной трубе, упал на колени, в отчаянии протянул ко мне руки и на ломаном английском языке пронзительно закричал:

— Ради бога, господин капитан!..

«Нет! — подумал я. — Только трое знали об АПЛ1, и только я один буду знать о ее гибели!»

Я повернул «эрликон» на консоли и выстрелил в немца...

Трибунал

— Ну уж это совсем против правил! — воскликнул адмирал, председатель трибунала.

Его личико херувима, которое мне приходилось видеть озорным, как у школьника, когда в Адмиралтействе он готовил коктейль, чтобы втайне выпить перед обедом, было сейчас суровым.

Четыре офицера и адмирал посередине образовывали просцениум на фоне великолепных Капских гор, возвышавшихся позади Саймонстауна. Сквозь высокие узкие окна я видел белый кипень лилий, похожий на прибрежный прибой, которому Дрейк воздал бессмертную дань, проплывая мимо четыре столетия тому назад. Элтон стоял на импровизированном свидетельском месте, сохраняя достоинство, но при этом глупо ухмыляясь, оттого, что находился в центре внимания. Я со своим защитником лейтенантом Гэндером сидел лицом к четырем офицерам и адмиралу, командующему флотом Южной Атлантики.

Элтон с удовольствием рассказывал им о том, как яростно набросился я на него, когда «Форель» шла на потопление АПЛ1. Военный трибунал был, конечно, неизбежен. Это так же верно, как то, что буруны острова Двух кривых дюн поглотили сожженные останки АПЛ1. Я вел поврежденную «Форель» мимо невидимых опасностей в открытое море. До сегодняшнего дня я не могу отчетливо восстановить в памяти ту ночь. Слишком велика была реакция на страшный конец АПЛ1 и на мой расстрел обезумевших от страха немцев. Когда сулящие смерть буруны и песчаные отмели остались позади, я, едва волоча ноги, добрался до рубочного люка и дал Джону курс на Саймонстаун.

— Полный вперед! — равнодушно приказал я, повалился на свою койку и заснул как убитый.

Однако нельзя уйти от ответственности, служа в королевском флоте. Я согрешил — или они решили, что я согрешил, — и поэтому военный трибунал явился естественным следствием. В тот же день, когда «Форель» пришвартовалась к стенке в Саймонстауне, между Саймонстауном и Лондоном последовал обмен радиограммами, и я был отстранен от командования лодкой. Командующий заподозрил, будто что-то странное произошло с «Форелью» и ее командиром.

Элтон не делал ничего, чтобы рассеять это мнение, утвердившееся у членов трибунала.

— Когда именно у вас возникли сомнения в отношении гм... умственного состояния капитан-лейтенанта Пэйса? — послышался вкрадчивый голос офицера-обвинителя.

— В ту ночь, когда мы услышали, как кит... — Элтон в нерешительности умолк.

Адмирал вопросительно взглянул на него.

— Что же вы услышали?! — в нетерпении выпалил он.

— Я не могу этого сказать в присутствии дамы, сэр, — промямлил Элтон, зардевшись и кивнув в сторону стенографистки в форме женской вспомогательной службы военно-морского флота.

— Не понимаю, — фыркнул адмирал. — Говорите все, что вы хотите сказать, черт возьми, в присутствии кого угодно!

— Слушаюсь, сэр. В ту ночь в гидрофоны мы услышали, как кит... как у кита урчало в животе.

Легкая дрожь руки стенографистки явилась единственным доказательством того, что это выражение не прошло незамеченным.

— Слышали, как у кита... гм-гм?.. — едва не задохнулся адмирал. — Объяснитесь, Элтон, — потребовал председательствующий.

— Так вот, сэр, мы, Биссет и я, дежурили у гидрофонов, и вдруг этот звук... Разрази меня гром, говорю я Биссету, неужели киты лопают такую же пакость, что и мы на «Форели»?!

Перо дрогнуло в руке стенографистки, но она лишь опустила ниже голову, продолжая строчить.

Элтон замолчал.

Однако старый служака не собирался оставлять его в покое.

— Что же дальше? — вопросил он громовым голосом.

— Тут вошел шкипер, то есть капитан-лейтенант, и, кажется, счел, что это подлодка. Он приказал Биссету продолжать прослушивание. Я сам это слышал.

— Благодарю вас, — произнес обвинитель. — Перейдем к вопросу о том, когда «Форель» находилась в боевой готовности. Сколько времени это продолжалось, Элтон?

— Около восьми часов, сэр.

— Между моментом, как вы впервые услышали эти странные звуки, и объявлением готовности № 1, были ли у вас основания предполагать, что капитан-лейтенант Пэйс не в себе?

— Да-да, сэр, — ухмыльнулся Элтон. — Мы все видели, что он не в своей тарелке... Громко отдавал приказы, орал в переговорную трубку, все время оставался наверху один...

Я понимал, что творится в душе Элтона — у меня имелись железные доводы против этого мерзавца, но у него был чертовски хороший послужной список, и я промолчал.

Капитан первого ранга, сидевший справа от адмирала, пришел ко мне на помощь:

— Скажите, Элтон, получали ли вы лично какие-либо приказания от капитан-лейтенанта Пэйса в это время?

— Нет, сэр, — отозвался Элтон.

— Следовательно, то, что вы нам рассказываете, всего-навсего корабельные сплетни?

— Нет, сэр, но...

— Это все, что я хотел знать. — И капитан откинулся на спинку стула.

Мне очень была нужна дружеская поддержка.

— Итак, Элтон, расскажите нам о так называемой физической расправе, — попросил лейтенант.

Элтон бросил на меня ядовитый взгляд. Он два часа провалялся без сознания, после того как я его стукнул.

— Что же такое вы сказали, что спровоцировали капитан-лейтенанта Пэйса на столь экстраординарные для старшего офицера действия?

— Я сказал, что он свихнулся, — пробормотал Элтон.

— Вы служили вместе с капитан-лейтенантом Пэйсом на средиземноморском театре, не так ли, Элтон?

Элтон подозрительно глянул на вопрошающего.

— Да, сэр.

— Он был тогда хорошим и храбрым командиром, не так ли?

— Да, сэр.

Судьи улыбнулись. «Очко в мою пользу, — подумал я. — Прошлые заслуги могут быть сочтены смягчающими обстоятельствами».

— Он награжден орденом «За боевые заслуги»?

— Да, сэр.

— И вы никогда не подвергали сомнению его приказы?

— Нет, сэр.

— Почему же вы сделали это в тот раз?

Элтон заерзал. Наверное, вспомнил потопленные вражеские суда и славу, которая покрыла «Форель» в Средиземном море.

— Я ничего не хочу сказать против капитан-лейтенанта Пэйса, — произнес он нерешительно. — Только в тот раз он был совсем другим...

— Благодарю вас, Элтон. Достаточно, — оборвал председатель.

Покидая свидетельское место, Элтон искоса взглянул на меня. Его место занял Биссет. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. После рутинных вопросов трибунал вновь вернулся к тому, что я ударил Элтона.

— Вы были единственным свидетелем этого экстраординарного поступка, — сказал капитан. — Расскажите трибуналу, что именно произошло?

— Боюсь, что не смогу этого сделать, сэр, — наморщив лоб, отозвался Биссет.

— Не можете? — удивленно переспросил обвинитель.

— Да, сэр. Я не мог слышать их разговора. Я все время был в наушниках. Я увидел Элтона только, когда он уже лежал у переборки.

Добрый, верный Биссет! Адмирал окинул его холодным взором.

— Больше вам нечего добавить, Биссет?

— Так точно, сэр.

Адмирал не поверил Биссету ни на йоту и медленно перевел взгляд на обвинителя, а затем на меня. Ложь Биссета была очевидна всем.

— Очень хорошо, — холодно произнес адмирал. — Вернемся к рассказу о ките. Когда услышали вы эти необычные звуки?

— Должно быть, когда наверху уже стемнело. Я тут же сообщил об этом командиру.

— Почему?

Биссет удивился.

— Видите ли, сэр, о любом непонятном звуке я докладываю немедленно. Так полагается по уставу.

Его усмешка тронула капитана.

— Может быть, вы ошиблись? Может быть, это был искаженный шум винтов миноносца?

Биссет улыбнулся. Он был уверен в своих словах.

— Нет, сэр. Я никогда не слышал такого звука ни до, ни после.

— Можете описать этот звук?

— Да, сэр. Он походил на непрерывное бульканье, а затем урчание, сэр, но с регулярными интервалами.

— Как долго это продолжалось?

— Около двух часов, сэр.

— Какова была реакция капитан-лейтенанта, когда он услышал эти звуки?

— Он был озадачен, сэр, как и я...

— Не показался ли он вам в тот момент, ну... немножко не в себе?

Лицо Биссета побагровело.

— Все было в порядке с командиром! — выпалил он. — Он чертовски хороший шкипер...

— Биссет! — одернул председатель.

— Вы прослушивали этот странный звук непрерывно в течение двух часов, не так ли? Что произошло затем? — продолжал капитан.

— Командир приказал выключить все приборы. До особого распоряжения.

— Что вы подумали по этому поводу?

— Что «Форель» в опасности, в большой опасности, сэр. Командир знал, что он делает.

— Это решит трибунал, — хмуро произнес обвинитель.

— А когда вы снова включили гидрофоны?

— На следующий день.

— И что вы услышали?

— Те же звуки, что и ночью, сэр. Тут нельзя было ошибиться. Регулярные, булькающие. Только не взрывы, сэр. Мы оба обрадовались.

— Чему?

Биссет презрительно посмотрел на него.

— Тому, что неприятель вновь обнаружил себя.

— Вы сказали «неприятель», Биссет? Почему вы думаете, что это был неприятель?

— Конечно, неприятель, сэр. Кто же еще? — растерянно пробормотал Биссет.

Наступила короткая пауза.

— Подумайте как следует, прежде чем ответить на следующий вопрос, — капитан произнес это таким тоном, что все в зале ощутили нервную дрожь. Вздрогнул и Биссет.

«Лишь бы он не сглупил и вновь не сделал попытку выгородить меня», — подумал я.

— Вы сказали «неприятель». Значит, звуки, которые вы слышали, издавали механизмы?

Биссет беспомощно взглянул на меня. Наступила долгая пауза. Потупившись, он переминался с ноги на ногу и затем вдруг выпалил:

— Да, сэр, это был шум механизмов.

Напряженность в зале спала. Адмирал улыбнулся. Биссет ушел, бросив на меня умоляющий взгляд.

Обвинитель начал рыться в бумагах, желая создать атмосферу напряженности перед появлением своего основного свидетеля.

— Лейтенант Джон Герланд, — вызвал он.

Появился Джон, стройный, в ладной форме, и прошел, к свидетельскому месту. «Теперь мы, возможно, стали чужими друг другу», — подумал я. Его привели к присяге. Он отвечал на предварительные вопросы сухо, сжато, по-уставному.

Затем начались расспросы о том, что произошло после того, как Биссет впервые услышал АПЛ1.

— По приказу капитан-лейтенанта Пэйса вы резко изменили курс корабля, не так ли, лейтенант?

— Да, сэр, — ответил Джон.

— Почему?

— В гидрофонах прослушивался подозрительный шум, и капитан-лейтенант Пэйс решил следовать за ним.

Обвинитель заглянул в бумаги.

— Не произносил ли капитан-лейтенант Пэйс следующие слова: «Мне осточертел этот поиск в квадрате, и я тащусь за китом с расстройством желудка»?

Джон посмотрел ему прямо в глаза и соврал:

— Такие слова никогда не были произнесены при мне, сэр.

— Вы уверены в этом, лейтенант? Подтверждение послужило бы на пользу капитан-лейтенанту Пэйсу при врачебной экспертизе.

Джон был не из тех, чтобы попасть в такую ловушку.

— Я никогда не слышал этих слов, сэр, — повторил он.

— Два свидетеля показали, что именно эти слова были, обращены к вам, лейтенант Герланд.

Джон пожал плечами. Обвинитель понял, что напрасно теряет время.

— Затем, некоторое время спустя, капитан-лейтенант Пэйс в возбужденном состоянии пробежал через центральный пост и закричал, чтобы гидрофоны были немедленно выключены. Правильно?

Джон слегка улыбнулся.

— Капитан-лейтенант Пэйс прошел через центральный пост, я не заметил, чтобы он был в возбужденном состоянии, и приказал выключить гидрофоны.

— Почему?

— Обычная предосторожность при сближении с неприятелем, — усмехнулся Джон.

— Значит, приказ был правильный?

— Да, сэр. Логичный, здравый боевой приказ.

— Вы считаете «логичным и здравым» и то, что капитан-лейтенант Пэйс приказал вам покинуть мостик и взял на себя управление лодкой без своего старшего офицера?

Джон молчал. Больше ему ничего не оставалось. Обвинитель поймал меня в ловушку.

— Итак, капитан-лейтенант Пэйс с мостика с короткими интервалами отдал ряд приказов об изменении курса?

— Да, сэр.

Обвинитель взглянул на него.

— Покажите, пожалуйста, трибуналу вашу карту, на которой отмечены эти приказания.

Это был удар в челюсть.

— Никакой карты не было, — ответил Джон.

— Не было карты?! — воскликнул адмирал.

— Капитан-лейтенант Пэйс руководствовался своей картой, которую мне не показывал. Однако имеется судовой журнал...

Старый морской волк сурово уставился на Джона.

— И вы не имели представления о местонахождении корабля?

— Нет, сэр.

— И не знали, кого преследуете?

— Нет, сэр.

— И «Форель» пролежала на грунте в течение восьми часов при готовности торпед номер один?

— Да, сэр.

Судовой журнал был передан на стол. Адмирал некоторое время разглядывал его, затем отбросил, презрительно фыркнув. На его месте я, возможно, поступил так же.

Вмешался капитан первого ранга.

Рисунки А. Голицына

— Лейтенант Герланд, если бы вас попросили ознакомиться с этим судовым журналом, в котором нанесены явно необъяснимые перемены курса, каково было бы ваше суждение?

В первый раз за все время Джон взглянул на меня. В его взгляде не было сострадания.

Он ответил твердо и не задумываясь:

— Я бы сказал, что это дело рук безумца.

Председатель трибунала издал легкий вздох. Мой лучший друг сделал уничтожающее меня заявление.

— Итак, — произнес обвинитель, — вы хотите сказать, что ваш командир сошел с ума?

Джон обернулся к нему.

— Этого я не говорил, сэр, — решительно отверг он. — Я только сказал, сэр, что будь такой судовой журнал предъявлен мне, я бы сказал, что это было дело рук безумца. Я не уточнил только: если бы я там не был. Но я был там и смотрел в перископ. Я видел все...

— Это существенное обстоятельство не отмечено в протоколах...

Джон словно не слышал его слов.

— ...Я смотрел в перископ, — медленно повторил он, словно вся картина вновь возникла у него перед глазами. — Мне до сих пор мерещатся по ночам эти буруны. Я подумал, что решение командира атаковать в этих условиях явилось результатом переутомления. Здесь было слишком мелко для торпедного залпа. Но доказательством того, что он был в здравом уме, является то, что он вывел «Форель» оттуда целой и невредимой. Никто другой не сумел бы этого проделать. Если бы не он, мы все погибли бы. И тогда не было бы никакого военного трибунала. И по сей день я не знаю, что делал командир, но я верю, что если он сказал, что там был неприятель, значит, это так.

Наступило молчание. Слеза стекла по щеке секретарши на блокнот, и девушка стерла ее. Джон не смотрел в мою сторону. Командующий прочистил горло.

— Лейтенант Герланд, — произнес он. — Если бы я приказал «Форели» завтра выйти в плавание под командованием капитан-лейтенанта Пэйса, вы бы согласились пойти с ним?

— Да, сэр, — просто ответил Джон. — Куда угодно,

Командующий вновь прокашлялся.

— Больше вопросов нет? Благодарю вас, лейтенант.

Я криво усмехнулся своим мыслям. Джон убедил их в том, что я был в здравом уме, но в таком случае я был целиком ответственным за свои действия, что же тогда я там делал?! В самом деле, что мог я ответить на вопрос об АПЛ1? Я понял, какой линии мне следовало держаться.

— Есть ли еще свидетели? — спросил председатель.

Обвинитель криво улыбнулся.

— Боюсь, что, если бы. я вызвал весь экипаж, они повторили бы то же самое. Однако, сэр, факты остаются фактами. Неопознанные звуки были слышны, торпедная атака готовилась, корабль его величества «Форель» получил повреждения, был произведен ряд непонятных изменений курса, «Форель», совершенно очевидно, находилась в суровой опасности, командир корабля не объяснял офицерам свои действия, даже местонахождение лодки было им неизвестно. Все это не вызывает никаких сомнений.

— Нарушения во всем... — буркнул адмирал. — Капитан-лейтенанту Пэйсу предъявлены чрезвычайно серьезные обвинения. Он должен получить возможность выступить в свою защиту.

Председатель трибунала кивнул. Я был приведен к присяге. Взоры всех обратились в мою сторону.

— Капитан-лейтенант Пэйс, — обратился ко мне командующий, — кто приказал вам вывести «Форель» в море? Я обращался в Адмиралтейство и не получил никакого подтверждения, что вам был дан приказ для выполнения вашего… гм... задания.

«Значит, — подумал я, — те двое умников не оставили никаких письменных следов...» Ловушка захлопывалась за мной.

— Я получил устный приказ командующего подводными силами в присутствии начальника морской разведки. Я был переброшен с Мальты по воздуху и лично получил этот приказ.

Шумок недоверия пробежал по залу. Все пять членов трибунала воззрились на меня.

— При этом никто, кроме нас троих, не присутствовал. Стенограмма не велась.

— Вы хотите сказать... — взорвался адмирал. — Чушь какая-то!

— Коль все это принять за правду, — сказал обвинитель, — это было задание большой секретности, если два офицера такого ранга беседовали с вами наедине?

— Именно так все и было, — хмуро отозвался я.

— В чем же заключался приказ? — выпалил председатель.

— Я не могу ответить на этот вопрос, сэр, — сказал я.

— Бог мой! — закричал он. — Вы, как школьник, который не выучил урока! Отвечайте!

Избежать удара я больше не мог. Вот сейчас, сейчас, твердил я про себя, готовясь к неизбежному.

— Ни при каких обстоятельствах, — сказал я.

Адмирал даже привстал с кресла.

Обвинитель покопался в своих бумагах.

— Хочу отметить, сэр, — сказал он, обращаясь к председателю, — что снабжение «Форели» горючим, боепитанием и продуктами было совершено по личному приказанию командующего подводными силами.

— Где находилась лодка, когда была произведена эта удивительная атака и по какой цели? — пролаял старый морской волк, не скрывая озлобления.

— Боюсь, что не могу ответить и на это, сэр.

— А на что вообще вы можете ответить? — с сарказмом сказал адмирал.

Наступил мой час.

Я вспомнил наставнический тон и точные приказы. Вспомнил сочувственные слова прощания. Все было оправдано, с его точки зрения, ибо Англия находилась в опасности... Я запомнил горестное выражение его глаз. Он лишь выполнял свой долг. Мы оба знали правила игры. Он знал, что делает, знал и я, что должно быть сделано. Час настал.

— Я признаю все предъявленные мне обвинения, сэр, — сказал я.

— Что?! — заорал адмирал.

От удивления секретарша даже перестала стенографировать. Обвинитель холодно воззрился на меня, решив, что я нахожусь на верном пути в сумасшедший дом. Остальные члены трибунала зашептались между собой. Лицо командующего побагровело.

Я почти не сознавал, что происходит вокруг. Я вновь жил в пламени острова Двух кривых дюн, бешенстве бурунов, видел немца с поднятыми руками и его обезумевшее лицо... Твердая решимость никогда никому не рассказывать об этом острове отчетливо выкристаллизовалась у меня в голове. Я выполнил свой долг: АПЛ1 никогда больше не явит своего смертоносного плавника в бурных просторах Атлантики. «Блом и Фосс» никогда не узнают правды. Фирма прекратит производство этих лодок. Человека, который приказал мне уничтожить ее, нет в живых. Начальник морской разведки? Его рот закрыт навсегда, словно сама смерть запечатала его. И намека не будет на АПЛ1, если только я сам не раскрою рта...

Председатель трибунала приподнялся с кресла и грузно опустился обратно. Он долго не сводил с меня взгляда. Никто не произнес ни слова. Я признал себя виновным в самых страшных прегрешениях. Говорить было больше не о чем. Всем было ясно, что меня вышвырнут вон из флота.

— Трибунал удаляется на совещание, — мрачно изрек адмирал.

Из того, что происходило дальше, у меня в памяти ничего не осталось. Это было лишь вопросом уборки трупа, если можно так сказать. Помню только, как Джон подошел поговорить со мной, затем просил оправдать меня. Но кости уже были брошены, ставки сделаны. Остров Двух кривых дюн и я должны беречь наш секрет.

Приговор был пустой формальностью. Адмирал избавил меня от излишнего позора. Слова носили на себе отпечаток мильтоновского слога: «Учитывая доблестную и даже прославленную службу упомянутого выше офицера в деле уничтожения врагов Великобритании на море...» Меня не вышвырнули из королевского флота, меня вывели оттуда под руки.

Я дал себе клятву вернуться на остров Двух кривых дюн...

Гибель «Филирии»

— У меня к вам маленькая просьба, и я хорошо вам заплачу, — ласково промурлыкал Стайн. Губы его кривились в обворожительной улыбке, но глаза и лицо были мертвенно холодны.

Я был чертовски зол на Стайна за то, что он снова пожаловал к нам. Прошел уже месяц с той ужасной сцены. Я хорошо помню, как пьяного немца, вопящего и обезумевшего, выволокли из бара и как он все продолжал изрыгать в мой адрес грязные ругательства. Стайн тогда стоял и смотрел на меня, словно пытался разгадать какую-то загадку. С тех пор я не встречал его. Но сейчас ко мне вернулись все позабытые страхи и опасения. Что ему нужно от меня?..

Мак молча сидел у открытого иллюминатора.

— Запомните раз и навсегда, я не доставлю вас на Берег скелетов даже за тысячу фунтов!

— Я ученый, — ответил Стайн, не обращая внимания на закипавший во мне гнев. — Я хочу лишь получить возможность найти жука, который вот уже много, много лет потерян для науки.

— К черту вас и вашего жука! — заорал я. — Убирайтесь и оставьте меня в покое!

— Повторяю, — сказал Стайн, осклабившись, — я ученый, аналитик. Поэтому, когда человек ни с того ни с сего начинает кричать и вопить, я говорю себе, что для этого должна быть причина. Не так ли? Обязательно должна быть причина. Может быть, она кроется в небольшой вещице, выпавшей из кармана капитана Макдональда? — спрашиваю я себя. Может быть, причина в небольшом талисмане, какие любят носить на счастье в южной Германии? Конечно, один только вид такой вещички не мог довести человека до неистовства и психиатрической лечебницы...

Рисунки А. Голицына

Стайн вновь улыбнулся. Очевидно, он припрятал хорошие козыри, чтобы в нужный момент воспользоваться ими. Я сдержал злобу.

— Психиатрической лечебницы?..

— Да, капитан. Психиатр мой большой друг и находит случай с немецким матросом чрезвычайно интересным. У него так называемая фиксация в отношении вашего талисмана, изображающего кисть руки. Именно он явился толчком для новой вспышки болезни...

Хотя вечер был холодным, меня прошиб пот. Я налил себе и Маку виски. Стайну я даже не предложил.

— Ну и что же? — спросил я.

— Так-то лучше, капитан, — ухмыльнулся Стайн. — Может быть, вам будет интересен мой рассказ и вы предложите мне выпить?

— Возможно, — хмуро отозвался я.

— Итак, мы оба, будучи учеными, занялись историей болезни Иоганна. Занятная история, должен заметить. Мы выяснили, что после 1944 года жизнь Иоганна началась как бы заново... Буду откровенен, у Иоганна нет прошлого... Его обнаружил в 1944 году в племени диких бушменов один миссионер. Иоганна доставили в Виндхук. Два года он провел в госпитале. Кто он, откуда, так и не удалось выяснить. Ясно только одно, что он был моряком, точнее подводником. У него провал памяти. Он не помнит, каким образом оказался у бушменов. Он живет в смертельном страхе перед изображением кисти руки.

Я подумал о знаке победы в виде кисти руки, нарисованной на боевой рубке «Форели».

— Иоганн поправляется и скоро вернется... — Стайн улыбнулся и поднялся с места, делая вид, что собирается уйти. В дверях он обернулся. Он играл мной, как кошка мышью. — Я заинтересовался лейтенантом Герландом, — небрежно произнес он. — Мой друг в Кейптауне навел кое-какие справки, и меня заинтриговало, что лейтенант Герланд когда-то служил на подводной лодке «Форель» под командованием некоего Джеффри Пэйса.

Я уже несколько лет не слышал своего настоящего имени, и мороз прошел у меня по коже. Итак, Стайн шантажирует меня, чтобы я отвез его на Берег скелетов. Невозможно, чтобы он знал об острове Двух кривых дюн.

— Капитан-лейтенант Пэйс был уволен из флота по решению военного трибунала, — резким голосом продолжал он. — А на боевой рубке «Форели» была нарисована кисть руки. Странно, подумал я, потерявший рассудок матрос-подводник, у которого одно лишь изображение кисти руки вызывает смертельный ужас, британская подводная лодка, чьей победной эмблемой была кисть руки, и шкипер, который носит в кармане талисман в форме кисти руки...

Гнетущую атмосферу развеял Мак. Он напал на Стайна неожиданно и яростно, как мамба. Оказавшись позади, он ударил его бутылкой.

Я успел стукнуть Мака по руке, едва его оружие коснулось шеи Стайна. Он отскочил и прислонился к переборке. Пистолет системы «люгер» оказался у него в руке.

— Отчаянные и опасные люди, — сказал он, разглядывая нас почти уважительно. — Я видел, как капитан... гм... Макдональд расправился с Хендриксом самым грязным приемом, который мне когда-либо приходилось видеть. Сам я едва не стал жертвой его механика. Да, джентльмены, видно, вы получили очень дурное воспитание.

Мак не произнес ни слова. Мрачное выражение не сходило с его лица. Я примеривался взглядом, удастся ли мне одним прыжком обезоружить Стайна. Шанс был невелик.

Стайн посмотрел на Мака. Взгляд его был насторожен.

— В свое время я убью вас, — сказал он бесстрастно. — Но не сейчас. Сейчас не время, особенно когда мы ведем столь интересную беседу о лейтенанте Герланде и его бывшем командире. Кстати, где лейтенант Герланд?

— На берегу, с друзьями, — ответил я, не спуская глаз с немца.

— У меня тоже есть друзья на берегу, хорошие друзья, — невозмутимо продолжал тот.

И тогда я придумал, как покончить со Стайном. Это было очень просто. Нужно было только согласиться на его предложение — остальное проделает Берег скелетов. Мне не нравилось, что он копается в моем прошлом. Безжалостные пески Берега скелетов, только они услышат его предсмертные стоны. Я решил осторожно сыграть свою игру, ведь Стайн был хитрым, как черт.

— Вы думаете под страхом смерти заставить меня отвезти вас на Берег скелетов? — спросил я. — За какой-то козявкой? Так я вам и поверил! Наверное, хотите заодно прихватить там мешочек алмазов? Он улыбнулся.

— Как ни странно, капитан... гм... Макдональд, но я действительно рвусь туда из-за козявки. Больше всего на свете я хочу найти одного жучка. Я готов понудить вас отвезти меня...

— Вы хозяин положения, — прервал я. — Что ж, я отвезу вас, но пятьсот фунтов за это маловато. По меньшей мере тысяча.

Стайн презрительно взглянул на меня.

— Пятьсот фунтов было первоначальным предложением, капитан, но теперь цена значительно снизилась. Я желаю, чтобы вы доставили меня на Берег скелетов бесплатно и высадили там, где я захочу...

А я-то думал, что обманул его! Я сделал шаг вперед, но Стайн наставил «люгер» прямо на меня.

Продолжение следует

Перевод с английского Ан. Горского и Ю. Смирнова

Рубрика: Повесть
Просмотров: 7188