Черный оркестр

01 марта 1975 года, 00:00

Черный оркестр

Южный форт крепости-тюрьмы Кашиас километрах в двадцати от Лиссабона. Второй этаж. Крохотная комната, от силы метров пять-шесть, вся завалена бумагами: досье, картотеки, папки, формуляры, вырезки, факсимиле, чистые бланки, старые фотографии, коробки с печатями, записные книжки, блокноты. Несколько десятков килограммов пожелтевшей бумаги, способные произвести не меньше шума, чем такое же количество взрывчатки, и, возможно, вызвать не меньшую ударную волну...

Сюда, в Кашиас, привезены архивы одного скромного агентства печати, которым руководили в Лиссабоне несколько французов, отбывших в неизвестном направлении. Сейчас над документами работает специальная следственная комиссия, разбирающая дела португальской охранки ПИДЕ ( Несмотря на то, что еще в 1969 году ПИДЕ была официально переименована в Главное управление безопасности, эту тайную политическую полицию, созданную в 1926 году Салазаром на заре его диктатуры, продолжали называть и в Португалии, и во всем мире ПИДЕ. Слишком длинный кровавый след оставила она в памяти людей. — Прим. автора.).

Какая связь между политической полицией Салазара, терроризировавшей всю его империю, и журналистами из пресс-агентства?

Начало раскрытию этой строжайше охранявшейся тайны было положено ранним утром 22 мая прошлого года, меньше чем через месяц после государственного переворота в Португалии. Отряд морских пехотинцев под командованием лейтенанта Муниса Матуша окружил дом № 13 по улице Празаж в современном квартале Лапа. Офицер позвонил в дверь квартиры на первом этаже. Никто не ответил. Несколько ударов прикладами, и дверь поддалась. В квартире было пусто.

Первые две комнаты оказались оборудованы под контору, в третьей — фотолаборатория с копировальными машинами и установками для микрофильмирования. В четвертой вдоль стен стояли металлические стеллажи с архивами. На ящиках — названия стран.

Квартира на улице Празаж была официальной резиденцией агентства «Ажинтер» (полное наименование — «Ажанс интернасьональ де пресс» — «Международное агентство печати»). Глава бюро, француз по имени Жан Валлантен, как выяснилось, покинул Португалию на следующий день после свержения диктатуры. Владелец агентства, тоже француз Ив Герен-Серак, уехал из Лиссабона несколькими неделями раньше.

Приказ об обыске в помещении «Ажинтер» последовал после того, как ряд агентов ПИДЕ, арестованных и препровожденных в форт Кашиас, заявили следственной комиссии: «Мы работали в тесном контакте с «Анжинтер-пресс», служившим удобной «крышей» для целого ряда заграничных акций».

Черный оркестр

Лейтенант Матуш приказал доставить документы и архивы конторы на улице Празаж в крепость Кашиас. Бумаг набралось столько, что лишь часть секретного досье уместилась в маленькой комнате следователя; остальное сложили под лестницей главного входа в крепость.

Еще через пару дней новый комендант крепости майор Абрантиш Серра поручил лейтенанту Кошта Корейя составить опись изъятого и проглядеть содержимое нескольких ящиков. Первый же рапорт лейтенанта Корейя произвел впечатление разорвавшейся бомбы. Оказалось, «Ажинтер» не только маскировало международную сеть политического сыска. Оно служило также «крышей» для ультраправой организации «Порядок и Традиция», провозгласившей себя «союзом действий и борьбы в любой момент и в любой стране». Ни много ни мало...

«Порядок и Традиция» имеет свои основные отделения в Испании, Италии, Франции, ФРГ и — до последнего времени — в Португалии. Организация печатала «Информационный бюллетень», рассылавшийся по конспиративным каналам всем членам. Я пролистал несколько этих бюллетеней в крепости Кашиас: густая антикоммунистическая пропаганда времен разгара «холодной войны», сдобренная воспоминаниями бывших оасовцев и деятелей национал-социализма. Все это — с почтительными реверансами в адрес франкизма, салазаризма и режима греческих полковников.

Мне удалось также познакомиться с картотекой, в которой собраны личные карточки некоторых руководителей «Ажинтер-пресс». Вот их имена:

Робер Леруа, Жан Валлантен, Андре Фонтен, Антуан Кильби, Ги Авезак де Кастеран.

На всех карточках пометки: «Бывший член ОАС». Все служили парашютистами в Алжире. На карточке Робера Леруа, кроме того, значится: «Служба в войсках СС».

«Порядок и Традиция», чей устав составлен на французском, португальском и. английском языках, поддерживал тесные связи с французской организацией «Новькй порядок» (переименованной после запрета в «Единый фронт»), с итальянским «Ордине нуово» (ставшем «Ордине неро» — «Черный порядок») и другим итальянским ультраправым союзом — «Национальным авангардом» Стефано делле Кьяйе.

Название информационного бюллетеня «Порядка и Традиции» — «Веритас убикве». Девиз — «Лучше зажечь маленькую свечку, чем проклинать тьму». Бюллетень печатался во Франции, в Дьеппе, в типографии некоего Рюффеля по адресу: улица Барр, 58. Любопытное совпадение — французское отделение «Ажинтер-пресс» тоже находится в Дьеппе — улица Республики, 53. Домовладелец — Жозе Ваннье.

Это не все. Лаборатория в лиссабонской конторе служила также фабрикой для производства фальшивых документов. Мне показали в крепости Кашиас матрицы для печатания фальшивых удостоверений личности, водительских прав и заграничных французских, испанских и португальских паспортов. Продукция — высшего качества... Там же набор печатей префектур Верхняя Гаронна, Оран, паспортного отдела Парижской префектуры, бланки и печати коллегии адвокатов Аннеси, страхового общества «Монд-Ви», таможни Аликанте, пограничных пунктов Ирун, Порт-Буэ, удостоверения французского Союза журналистов и так далее и тому подобное, а также факсимиле подписей многих консулов и высших французских офицеров.

Корреспонденты «Ажинтер-пресс» были аккредитованы в Бонне, Буэнос-Айресе, Женеве, Сайгоне, Тель-Авиве, Вашингтоне, Стокгольме и на Тайване.

Вот что говорит о методах вербовки и о работе «Ажинтер-пресс» один из бывших его корреспондентов во Франции:

Черный оркестр

«После первых контактов с дьеппским филиалом и разговоров с его главой Жозе Ваннье кандидат в корреспонденты должен был начать свою обычную работу: поставлять информацию. С самого начала его предупреждали, что это должны быть преимущественно сведения о деятельности коммунистов и левацких групп. Такая стажировка длилась несколько месяцев. По истечении этого срока, если кандидат оказывался годен, «Ажинтер» тщательно проверяло его личное дело с целью убедиться, всегда ли кандидат придерживался твердых антикоммунистических убеждений. Если сведения оказывались позитивными, корреспондент получал журналистскую карточку, зарегистрированную в Лиссабоне, и становился официальным сотрудником «Ажинтер-пресс». Жалованье и представительские расходы — более чем щедрые... при известном старании, разумеется.

Еще через несколько месяцев, после второй, более глубокой проверки, ему иногда предлагали стать «разведчиком». В этом случае корреспондента снабжали фальшивыми документами, необходимыми для выполнения спецзаданий».

Что это были за задания? Прежде всего шпионаж в пользу ПИДЕ: поездки в Африку, вербовка наемников и прочее.

Во Франции корреспондент «Ажинтер», помимо слежки за коммунистами и леваками, должен был поставлять сведения о португальских эмигрантах (их около миллиона), особо о противниках режима Каэтану и о связях между португальскими и французскими левыми движениями. Направляли работу резиденты ПИДЕ, внедренные в среду португальской эмиграции.

— В Анголе и Мозамбике, — рассказал мне один из следователей, допрашивающих сейчас агентов ПИДЕ, — люди «Ажинтер-пресс» устраивали провокации. Одни прикидывались друзьями освободительных движений, другие двигались с частями колониальных войск. И первые и вторые, понятно, работали на ПИДЕ...

Африка вообще представляла широкое поле деятельности для «Ажинтер». В захваченных архивах лейтенант Корейя обнаружил богатую документацию, разложенную по странам, в крепости Кашиас мне показали также чемодан. В нем был мятый костюм, штурманские инструменты и бортовой журнал легкого самолета. Записи свидетельствуют, что владелец чемодана много раз летал в Африку. В графе «Примечания» я обратил внимание на частые жалобы пилота-американца: «Опять посадка и взлет на неподготовленной полосе». Чем он занимался? Перевозкой оружия? Доставкой наемников? Или же тем и другим?

Летом этого года, после падения Каэтану, один из главарей «Ажинтер», Робер Леруа, дал интервью корреспонденту итальянского журнала «Эуропео». Он признал, что «Ажинтер» посылало его с «агитационными заданиями» в Южную Америку и Африку. Он также «плодотворно работал» в Танзании, Родезии, Малави и Мозамбике, «особо интересуясь» освободительными движениями.

— Процесс инфильтрации и дезинформации, как правило, проходил успешно, — заключил Леруа.

Люди «Ажинтер» не бездействовали и в самой Португалии. Документы, захваченные в главной конторе, свидетельствуют, что накануне переворота 25 апреля готовились две «акции»: похищение в одном лиссабонском кафе и убийство («ликвидация») в предместье португальской столицы Вила-Франка-ди-Шира...

Душой всей этой разветвленной сети является Ив Герен-Серак, сорока восьми лет, он же Ив Эрлу, он же Ральф Керью, он же Ив Гийю. Высокий, атлетически сложенный блондин, Ив Герен-Серак, бывший капитан французской армии, был активным деятелем ОАС и в этом качестве приговорен к длительному тюремному заключению французским судом. Подобно многим другим заговорщикам, он скрылся вначале в Испании, а затем перебрался в Португалию. Там вместе со своим приятелем Пьер-Жаном Сюржоном в 1966 году он основал «Ажинтер-пресс».

До 1968 года агентство возглавлял Сюржон, но потом директором конторы стал Ив Герен-Серак, на этом посту он оставался до весны минувшего года. Незадолго до переворота, явно предупрежденный о возможности «крутых событий», он выехал из Лиссабона в Барселону. Потом его видели в Южной Америке — в Сан-Сальвадоре и Венесуэле. Нынешнее местопребывание неизвестно.

— Я три года работал с Герен-Сераком, — заявил «Эуропео» Робер Леруа. — Это настоящий офицер, борец, человек подлинно правых убеждений, националист и идеалист.

Симптоматичный набор...

Черный оркестр

Однако именно этот «идеалист», как считают итальянский прокурор Д'Амброзио и следователи Фиасконаро и Алессандрини, ответствен за террористический акт — взрыв бомбы в помещении миланского сельскохозяйственного банка 12 декабря 1969 года, при котором погибли шестнадцать человек и около сотни людей получили ранения. В этой черной волне, прокатившейся по Италии, действовали не дряхлые сподвижники дуче, но влиятельные политические фигуры, люди, связанные с жандармским корпусом, агенты-двойники, профессионалы провокаций, мастера поджогов и взрывов, эксперты психологического воздействия. Целью всего этого было — создать в стране атмосферу тревоги и страха, после чего можно было пытаться «возвратить» Италии «порядок» по небезызвестным образцам...

Если взять длинную череду генеральских заговоров, провокаций и террористических взрывов, то поначалу трудно даже разобраться, кто действует, почему и как. С твердостью можно заявить одно: за последние пять лет «нацфашисты» (как они себя называют в Италии) и их заграничные пособники виновны в смерти пятидесяти человек. Это их руками был произведен взрыв в миланском сельскохозяйственном банке; взрыв на площади в Брешии 28 мая прошлого года — восемь убитых, девяносто пять раненых; взрыв в вагоне экспресса «Италикус» Рим — Мюнхен 4 августа 1974 года — двенадцать убитых, сорок восемь раненых... Кто отдает приказы? Чьими руками подкладываются бомбы?

Горстка честных следователей в Риме, Падуе и Милане пытается сейчас распутать этот дьявольский клубок. Несмотря на препоны, должностные санкции и угрозы, дело продвигается. Собственное расследование ведут также несколько итальянских журналов. Часть фактов стала достоянием общественности, и среди них — факты об участии людей из «Ажинтер-пресс».

1967 год. «Черные полковники» захватывают власть в Афинах. Одним из первых официальный визит новому премьер-министру Паттакосу наносит Пино Раути, основатель итальянского профашистского движения «Новый порядок» («Ордине нуово»), он же корреспондент правого римского журнала «Темпо». Даже внутри неофашистской партии ИСД (Итальянское социальное движение) Раути слывет «твердым человеком». Так, он публично критиковал руководство партии за то, что оно выдвинуло своих кандидатов на парламентских выборах. «Демократия, — возгласил он, — это мозговая инфекция».

В Афинах Пино Раути встретился также в помещении КИП (греческая тайная полиция) с полковником Агамемноном. Достигнута договоренность о совместных действиях. Сотни фашистских активистов отправились из Италии на каникулы в Грецию. Туристские осмотры древних развалин заканчивались в военно-тренировочном лагере на севере Греции.

Полгода спустя греческий посол в Риме получил от одного из своих агентов-связников при итальянских неофашистах меморандум. Речь шла о некой «акции». Агент доносил: «Существуют разногласия по поводу даты выступления. Итальянцы считают, что организационно они еще слишком слабы... Однако число сторонников растет. Во внешней политике наши друзья считают необходимостью самый тесный контакт с Грецией. Внутри страны они желают порядка и спокойствия».

Как хорошо известно всем провокаторам, население особенно жаждет спокойствия и порядка в тот момент, когда и то и другое постоянно нарушается. И чем больше смуты, тем сильнее желание прекратить ее.

Результат? В августе 1969 года десять взрывов одновременно нарушили железнодорожное сообщение в центре и на севере Италии. В декабре взорвалась бомба в миланском банке на площади Фонтана. В тот же день — еще три взрыва в Милане и Риме. Пресса дружно клеймит ультралевых и призывает власти к решительным действиям.

Десять дней спустя арестован анархист Пьетро Вальпреда. На него как на организатора взрыва в банке на площади Фонтана указывает везший его миланский таксист. Однако две недели спустя этот таксист умирает от приступа «острой сердечной недостаточности». Несчастья обрушиваются на всех свидетелей обвинения по «делу Вальпреда». Один из них согласно официальному сообщению отравился дома газом, предварительно избив себя, другой разряжает в себя половину обоймы автомата, третий попадает на тротуаре в автомобильную катастрофу... Сейчас невиновность Вальпреда установлена точно, и он отпущен на свободу. Ему в самом деле нечего сообщить.

Зато обо всем этом запутанном деле хорошо осведомлен другой человек. Его имя Гуидо Джаннеттини, сорока трех лет, бывший обозреватель по военным вопросам органа ИСД «Секоло д'Италия» («Итальянский век») и сотрудник итальянской тайной службы СИД (служба информации и защиты).

Десять лет назад парламентская комиссия пролила свет на странные методы СИД (которая в те времена называлась еще СИФАР). Обвиненный в заговоре начальник СИФАР генерал Ди Лоренцо был уволен. Вскорости он был избран в парламент депутатом от партии «Итальянское социальное движение». Красноречивая метаморфоза, не правда ли?

В бытность главой СИФАР генерал собрал материалы, которые парламент постановил уничтожить, но которые тем не менее благополучно остались в архивах СИД. Это досье на всех видных политических и профсоюзных деятелей, журналистов, судей, высших офицеров, дипломатов, кардиналов и промышленников Италии.

Сейчас в руках итальянских следователей находится пухлое «дело Джаннеттини», свидетельствующее о его связях со всеми руководителями европейского фашизма. Но это не все.

В 1968 году Джаннеттини и Стефано делле Кьяйе, глава правого союза «Национальный авангард», начинают наводнять левацкие группировки «своими людьми». Среди первых был Марио Мерлино, студент-филолог и активист профашистского «Национального авангарда». Мерлино объявляет себя анархистом, вступает в «Кружок Бакунина», а чуть позже создает новый анархистский «Кружок 22 марта». Нет нужды говорить, что вся деятельность этих организаций отныне была под контролем фашистов — с одной стороны, и СИД — с другой.

В апреле 1969 года Джаннеттини созывает в Падуе тайную конференцию, на которой решено:

— начать кампанию среди офицеров с целью склонить их в пользу путча;

— совершить серию взрывов и покушений ответственность за которые возложить на левацкие группировки.

Черный оркестр

Будущее представляется заговорщикам, собравшимся в Падуе, довольно ясным. К фашистским режимам в Португалии и Испании недавно добавилась Греция. На очереди — Италия. Недостатка в денежных средствах нет. «Южная Европа должна стать националистической», — записывается в решении...

Переход от слов к делу не заставил себя ждать. 17 декабря, пять дней спустя после жуткого взрыва в сельскохозяйственном банке на миланской площади Фонтана, Джаннеттини шлет руководству СИД докладную записку, где называет имена Марио Мерлино, Стефано делле Кьяйе, Ива Герен-Серака и Робера Леруа. Хитрый маневр — все они представлены как левые. Герен-Серак вообще именуется западногерманским гражданином, анархистом и даже «связанным с китайцами». Они готовы были давать соответствующие «показания».

Таким образом, СИД был прекрасно осведомлен, что арестованный Вальпреда не имеет никакого отношения к взрыЁу. Однако СИД молчит. Более того — он не желает ничего видеть и слышать, хотя о всех готовящихся провокациях знает заранее от того же Джаннеттини.

С июля по октябрь 1973 года Джаннеттини несколько раз ездил в Испанию, в Аликанте. Целью его были контакты с агентством «Паладин».

Странное это агентство. Возглавляет его некто Герхард Хармут фон Шуберт, занимавший во времена «третьего рейха» видный пост в министерстве пропаганды Геббельса. О нынешней деятельности «Паладина» свидетельствует хотя бы это объявление, помещенное в европейском издании газеты «Интернэшнл геральд трибюн» (номер от 23 июня 1971 г.): «Агентству «Паладин» требуются пилот, штурман, лоцман, командир судна, три специалиста-подрывника, два эксперта по камуфляжу, два специалиста вьетнамского и два китайского языков». Кандидаты предупреждались, что, возможно, им придется выполнять задания, связанные с опасностями, а также совершать поездки за «железный» и «бамбуковый» занавесы. Обращаться лично к Г. X. фон Шуберту в Аликанте, Испания.

Португальские военные, ведущие ныне расследование по делу «Ажинтер-пресс», убеждены, что «Паладин», по сути, являлся ответвлением «Ажинтер», его «вооруженной рукой».

Теперь предстоит трудная задача — скрупулезно составить из этой мозаики цельную картину. Еще вчера нацфашисты в Италии видели в своей стране «недостающее звено» в цепи диктатур на юге Европы. Сегодня, когда Каэтану изгнан из Португалии, греческие полковники свергнуты, а Испания ждет, по всей видимости, естественного конца царствования каудильо Франко, в Европе, продуваемой ветрами перемен, надеждам солистов черного оркестра вряд ли суждено сбыться. Тем не менее они действуют, а значит, существуют...

Рене Бакман, французский журналист

Сокращенный перевод с французского Б. Тишинского

Просмотров: 5794