Мельницы в Думбраве

01 марта 1975 года, 00:00

С помощью этой установки для обработки тканей крестьяне в Трансильвании изготовляли мягкие, как шелк, шерстяные изделия.

Редкие капли дождя постукивали по листве раскидистых дубов, когда мы вошли в рощу. После Сибиу, приятного уездного города (особенно в старинной его части, где сгрудились яркие невысокие магазинчики и кафе), но довольно шумного, с бензиновой гарью и пылью, в ушах зазвенело от тишины. Только посвист птиц да шорох озерной волны по песку нарушали ее. Прохладный воздух, настоянный на запахах мокрой травы и цветов, хотелось пить.

— Что я вам говорил, — улыбнулся Октавиан Русу, наш доброжелательный провожатый, — быть в Сибиу и не завернуть в «древнюю страну Думбраву» — значит лишить себя большого удовольствия.

...В юрком автомобильчике Константина Попа мы скользим в зелени дубрав, застывших над туманной далью озера, проплывают мельницы с размашистыми крыльями, избы с нахлобученными соломенными крышами, мастерские с замысловатыми деревянными колесами и валами.

— Музей румынской народной техники занимает сто гектаров, выставочных аллей более четырех километров, — экскурсионным тоном наперебой сообщали работники музея, по-крестьянски обстоятельный Константин Попа и живой, остроумный Николае Сасу. — Можем вам показать, как крестьяне мололи зерно и делали керамику, пилили лес и красили шерсть, сбивали масло и обрабатывали камень.

— В давние времена эти хозяйственные постройки со всеми простейшими механизмами, приводимыми в действие водой и ветром, домашним скотом и человеком, находились во многих местах нашей земли, — продолжает неторопливо Константин. — Когда-то, спускаясь с Карпат, путники встречали диковинные технические устройства на всем протяжении долин рек Сомеша, Олта, Муреша и Прута. По дороге к Добрудже и сейчас попадаются ветряные мельницы, гончарные, шорные мастерские, кузницы. Начиная с 50-х годов нашего века в долинах карпатских рек было найдено более 5000 старинных механизмов. В их поисках сотрудникам музея ремесел в Думбраве помогают каждое лето студенты-историки из Сибиу. Планы пока выполнены наполовину, часть отведенной территории еще пустует, но уже теперь в музее под открытым небом можно познакомиться с 10 тысячами экспонатов.

— Осмотреть все это «государство» мы не успеем, давайте взглянем на хозяйство одного зажиточного крестьянина из Олтении, — предлагает Константин.

Машина остановилась у старой лесопилки-жоагэра, водосток которой был приспособлен также для вымачивания льна и конопли. Рядом — гигантские деревянные молотки для трепки льна.

Приятно из столичного города попасть на тихую улицу села-музея,

Неподалеку журчит ручей, вода падает на лопасти вертикального колеса, вместе с ним вращается шерстяная ткань, вымывается водой, становится мягкой, как шелк. Это выльтоаре — установка для обработки ткани. Над ручейком помост, на нем в сарайчике круглобокая печь, рядом большой барабан, внутри которого на деревянных кольях намотана ткань. Разжигали огонь в печи, вращался барабан с мокрой тканью, которая обрабатывалась паром. И ткань выходила из этой парилки уплотненная, добротная. Потом ее наматывали снаружи барабана, он снова вращался — ткань расчесывал укрепленный снизу деревянный гребень...

Лежит перед нами на деревянной лавке изделие крестьянских рук. Тонет ладонь в чистейшей, длинноворсой шерсти. Мыли, вымывали ткань, расчесывали, красили — полыхает она перед глазами желтым, зеленым, алым чистым цветом.

Следуя от механизма к механизму, в полную меру ощущаешь труд и изобретательность, вложенные не одним поколением в изготовление сотен необходимейших приспособлений. Видишь, как веками шлифовалось каждое орудие, обретая новые качества. Даже неопытному глазу заметно, что истоки конструкций многих современных машин и инструментов берут свое начало от принципов действия этих приспособлений. Как тонко человек чувствовал природу столетия назад! Не зная простейших законов физики, разгадывая многие природные явления, он умело использовал их на деле...

Уже возвращаясь, мы не смогли миновать небольшой мельницы, приподнятой на четырех столбах, с двумя горизонтальными колесами. Такие мельницы строили в горах, где стремительно бегут неглубокие ручьи и речки и поток сильно бьет в лопасти колес. А в долинах, на плавне текущих реках, на мельницах ставили вертикальные колеса. На широких реках деревенские умельцы мастерили плавающие мельницы: на плотах, на судах...

Чего только не придумывал хитроумный крестьянин! В музее довольно полно представлены три раздела: переработка сельскохозяйственных продуктов (от консервации молока до производства цуйки); обработка сырья (древесина, металл, глина); изготовление и обработка тканей (с помощью мельничных молотилок, чесалок, мялок). Научные работники собираются создать еще и четвертый раздел — самые разные старинные транспортные средства.

Так выглядит внутри глинобитная изба XIX века из деревни Рэпчунь уезда Нямц (музей села в Бухаресте).

Когда мы уже прощались, в Думбраву стали прибывать посетители. Подобные музеи под открытым небом притягивают людей и у нас в стране, и это понятно. Но, пожалуй, одна из причин их привлекательности стала мне яснее не в Думбраве, а несколько дней спустя, в Бухаресте. Как-то в воскресенье мы сели в центре города на 82-й троллейбус и вышли на шоссе Киселева, 28—30.

Открыв калитку, мы попали в другой мир: село-музей прочно обосновалось на окраине столицы. Глинобитные домики смотрели через палисадники оконцами с геранью. В конце улицы, над оврагом, высилась церковь под островерхой драночной крышей. Зашли на чисто подметенный двор, где из будки тявкнула собака. Около ворот покачивались качели, а в дальнем углу приткнулась сукновальня. Внутри избы стояла деревянная утварь, по стенам под потолком висели разноцветные тарелки и рушники. За домом худой мужик в белой рубахе, подпоясанной кушакам, метал копешку. Над улицей висел аромат сена. Мелькнула через дорогу девушка в сарафане, с красной косынкой на русой голове. Где-то на той стороне оврага закукарекал петух. Казалось, жизнь в селе текла размеренно, со своими нехитрыми заботами, такими спокойными и далекими от шумной и нервной жизни большого города, города, который остался за оградой...

Потому, пожалуй, по этой, деревне прогуливается больше горожан с детишками, чем в соседнем парке с аттракционами.

В. Александров

Бухарест — Сибиу

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5198