Ларри Айзенберг. Выгодная сделка

Ларри Айзенберг. Выгодная сделка

Рисунок Е. Монина

Мне сразу бросился в глаза этот долговязый субъект. Смуглое лицо метиса и копна лохматых волос никак не вязались с модным покроем его элегантного костюма, явно сшитого на заказ у дорогого сеншенского портного. Он стоял чуть в стороне и задумчиво рассматривал меня, но я притворился, что не замечаю этого. Автомат-официант оказался незнакомой конструкции, и я совсем запутался в многочисленных кнопках и слишком лаконичных надписях на них. Казалось бы, простая вещь: заказать завтрак, но когда не знаешь нужного кода, это может вырасти в целую проблему. Тут-то он и подсел к моему столику.

— Не могу ли я чем-нибудь помочь? — вежливо улыбнулся он. — Я вижу, вы только что прибыли к нам...

Я молча кивнул, и он тут же объяснил, как заказать синтетическую яичницу с ветчиной. Это оказалось нехитрым делом. Через несколько минут из отверстия в центре стола выскочило блюдо с аппетитно дымящейся яичницей. Да и на вкус она была ничего. Я уже приканчивал ее, когда вспомнил о выручившем меня незнакомце.

— Может быть, вам тоже что-нибудь заказать? — смущенно спросил я.

— Нет, нет, я никогда не отвлекаюсь по пустякам, если занят делом.

— Простите, но... сейчас вы... — я встал в тупик, не зная, как бы повежливее сформулировать мой вопрос.

— Вы хотите сказать, что сейчас я ничем не занят, — пришел он на помощь. — Ошибаетесь. У меня очень серьезное дело: ВЫ, — опять улыбнулся незнакомец.

Я машинально дожевывал яичницу, пытаясь сообразить, что он имеет в виду.

— Извините, но мне кажется, мы с вами незнакомы, — осторожно сказал я. — Правда, я не могу похвастаться памятью на лица...

Незнакомец жестом остановил меня.

— Вы абсолютно правы: мы никогда не встречались, но я хорошо знаю вас. Поэтому у меня есть к вам деловое предложение.

Я чуть было не расхохотался. Почти шесть лет я скитался в горах Сеншена, промывая золотоносную породу в заброшенных шахтах. Пару раз попадались небольшие жилы. Добыча была не так уж велика, но позволяла продержаться год-другой. Заявки же, которые я сделал, не стоили ни гроша.

Каким-то чудом он угадал мои мысли:

— Ваши заявки меня не интересуют. Просто я хочу купить ваше имя.

— Боюсь, что этот товар не в цене, — рассмеялся я, по достоинству оценив шутку. — Держу пари, оно вам неизвестно.

Незнакомец произнес мое имя по слогам, делая ударения на каждом из них. Прозвучало оно несколько необычно, но это действительно было мое имя.

— Вы думаете, я вас разыгрываю. Чтобы у вас не оставалось сомнений в серьезности моих намерений, предлагаю пятьдесят тысяч отступного за ваше имя.

От неожиданности у меня вилка выпала из рук.

«Это же целая куча денег! Я за десять лет столько не заработаю».

— Но зачем вам мое имя?

— Пятьдесят тысяч, — повторил незнакомец, не обращая внимания на мой вопрос. — Регистрационная форма для передачи имени у меня с собой. Вот, взгляните: вы подписываетесь здесь, я — тут. Мы идем к городскому нотариусу, заверяем форму, и я плачу вам пятьдесят тысяч наличными. Это займет от силы полчаса.

Я поставил пустую тарелку на темный кружок в центре стола, нажал кнопку, и она исчезла. Вытерев рот выпрыгнувшей из отверстия салфеткой, я встал из-за стола:

— Спасибо за то, что помогли набрать заказ. Мне пора.

— Присядьте на минутку, — заискивающе попросил незнакомец. — Вы, видимо, не совсем поняли меня. Ручаюсь, вам никогда больше не представится случай заключить такую выгодную сделку...

Я присел на краешек стула.

— Поймите же и вы, что я не собираюсь продавать свое имя. Его носили и отец, и дед, и прадед. Да и зачем оно вам? Ведь в нем нет ничего особенного...

Незнакомец вновь произнес вслух мое имя, но на этот раз обычные звуки прозвучали божественной музыкой.

— Это прекрасное имя, — словно бы смакуя его, медленно проговорил он. — Уж не думаете ли вы, что я выложу пятьдесят тысяч за первое попавшееся имя? — Он достал из кармана маленькую записную книжку. — У меня здесь есть имена, которым красная цена — пять сотен. Но ваше стоит того, что я предлагаю.

— Боюсь, эта сделка меня не заинтересует, — сказал я.

— Сколько вам лет?

— Шестьдесят три, — на самом деле мне было около шестидесяти восьми. — Конечно, пятьдесят тысяч — большие деньги, и все-таки имя есть имя.

— Хорошо, пусть будет шестьдесят. Это моя последняя цена.

Не знаю, что со мной случилось, но я почувствовал, что вот-вот сдамся. Однако прежде нужно было выяснить еще одну деталь.

— Что вы собираетесь делать с моим именем, если я продам его?

Незнакомец нахмурился.

— Что я собираюсь делать с ним? — он пожал плечами. — Да ничего.

Должно быть, в этот момент я выглядел ужасно глупо, потому что он вдруг громко расхохотался.

— Понимаю, вы боитесь, что я воспользуюсь вашим именем для каких-нибудь темных делишек...

Я кивнул.

— Успокойтесь, я просто хочу иметь ваше имя. Я коллекционер. Одни скупают недвижимость, другие охотятся за картинами или редкими книгами. Я же предпочитаю имена. Но для этого они должны стать моими, понимаете? Имя должно принадлежать мне. Когда встречается такое, которое мне нравится, я готов заплатить по-королевски.

Глаза незнакомца засверкали, на смуглом лбу выступил пот. Он достал бумажник, раскрыл его и отсчитал шестьдесят новеньких хрустящих кредиток. У меня дух перехватило, когда я увидел эти деньги.

После того как нотариус заверил регистрационную форму, мы пожали друг другу руки.

— Берегите его, — сказал я прочувствованно, — это очень хорошее имя.

— Постараюсь, — ответил незнакомец равнодушно. Мне показалось, что он вдруг потерял ко мне всякий интерес. Отвернувшись, он пристально разглядывал еще одного землянина, одетого в потрепанный костюм, который медленно брел по пыльной мостовой. — Извините, но, кажется, появился подходящий товар...

Незнакомец небрежно сунул регистрационную форму в карман и поспешил за оборванцем. Долговязое худое тело необычного коллекционера словно бы ожило, а пальцы даже слегка дрожали от возбуждения.

— Мы забыли попрощаться, с упреком окликнул я, но он и не подумал обернуться.

Ну и ладно. Зато у меня остались шестьдесят новеньких, хрустящих кредиток по тысяче каждая. Таскать с собой такую кучу денег было не очень-то разумно, поэтому я отправился в ближайшее отделение банка, чтобы открыть счет.

— На чье имя? — спросил кассир.

Пожалуй, он изумился даже меньше, чем я, когда из глаз у меня вдруг сами собой брызнули слезы. А, черт, мое имя!

Перевел с английского С. Паверин

 
# Вопрос-Ответ