Дневник папы Штефи

01 июня 1974 года, 00:00

Дневник папы Штефи

Несколько лет назад в зоопарке города Базеля у горилл Ахиллы и Штефи родилась дочь, которую назвали Квартой, ибо она была уже четвертым ребенком в этой семье.

Наблюдения за новорожденной и матерью вел приматолог Йорг Хесс-Хазер.

Но, кроме того, как выяснилось по непроверенным данным, параллельно с исследователем вел дневник и сам папа Штефи.

К сожалению, единственный экземпляр этого дневника был написан на банановой кожуре и со временем уничтожен самим автором. Редакция, однако, надеется, что сей прискорбный факт не умалит в глазах наших взыскательных читателей ценность восстановленных текстов, тем более что эти записи, как удостоверил Хесс-Хазер, столь же научно точны, как и его собственные наблюдения.

Дневник папы Штефи

Когда же это случится?

Я уже устал волноваться. Прошло несколько недель как Ахиллу отсадили в отдельную клетку, а роды все никак не наступают. У наших жен вообще трудно заметить беременность, а рассчитать срок... Крупнейшие специалисты дают весьма разноречивые цифры. Одни говорят 250 дней, другие — 280. По Шаллеру, Ахилле пора бы уже родить, а по Напьеру — ждать еще недели две.

Вы скажете мне. — стыдно, Штефи, ты уже отец троих детей, пора бы тебе самому разбираться в этих вопросах. Но что поделаешь, если мать заставляют рожать в стороне от семьи. Да и сами роды проходят совершенно незаметно. Наша дальняя родственница из американского зоопарка вообще родила во время еды.

Когда у нас родился Ямбо, то рабочие, чистившие клетку, не заметили никаких признаков приближения родов, а через полчаса Ахилла уже держала детеныша в руках. Почти так же дело происходило и с первой дочерью Гомой, и с третьим ребенком Миггером.

Да, да, у нас уже трое детей. Хотя ученые очень удивляются этому и пишут, что в неволе мы, гориллы, размножаемся крайне редко, я и Ахилла считаем все это в порядке вещей. У нас дома, в Габоне, в Северном Камеруне, мне для полной семьи полагалось бы еще одна-две жены и с полдюжины детей.

Первый день

Так оно и случилось. Ахилла родила ночью. Когда Хесс-Хазер вошел в обезьяний домик в шесть утра, она уже взволнованно ходила по клетке, держа малышку под животом.

...Я так и думал, что люди назовут нашу дочку Квартой — ведь она четвертая.

...Боже, какой она уродец, совсем похожа на человека: совершенно голая, только на голове шапка волос, как меховая ушанка. Голова — с треть туловища. Лицо плоское, совершенно отсутствуют столь характерные для нас, горилл, и придающие нам мужественный вид выступающие надбровные дуги. Глаза закрыты тонкими ресницами, ушки плотно прижаты к черепу.

Йорг Хесс-Хазер как-то сказал, что у меня и у человека около четырехсот общих анатомических признаков. Готов поклясться, что у Кварты их гораздо больше.

Правда, меня утешает — у Кварты на всем теле и на лице много-много складок, как будто у нее избыток кожи. Наша родня считает это добрым признаком — значит, ребенок родился здоровым.

Дневник папы Штефи

...До десятого дня

А ведь эта примета оказалась верной — Кварта на редкость развитой ребенок: уже на второй день малышка сама держалась за мать. Ахилла все больше доверяет ей, ходит по клетке, не поддерживая дочку, а то и отрывает ручки и ножки Кварты от себя, заставляя ее снова хвататься за шерсть — мы так всегда тренируем хватку.

Ахилла вообще очень осторожна, когда приступает к комплексу новых упражнений. Когда она в первый раз положила Кварту себе на голову, то тихонько продвигалась вперед, все время держа руку на высоте головы.

...Кажется, маленькая начинает видеть. Она поворачивает голову в направлении света, различает границу между светом и тенью. Когда в клетке вспыхивают лампы, она закрывает глаза руками и смотрит сквозь щелки пальцев. Как и человеческие детеныши, Кварта любит сосать свой палец. О эта счастливая пора детства, когда на руках и ногах пальцы одинаково сладки!

...А как забавно мать и дочь играют вместе! Ахилла держит дочку в ладони почти на уровне пола, а потом щекочет ее. Кварта широко раскрывает рот и смеется. Но большую часть дня они посвящают гимнастике. Я постоянно толкую домашним о необходимости заниматься спортом, все наши дети — прекрасные гимнасты. Ахилла поднимает дочку высоко вверх, лежа на спине, и помахивает ею или кладет на стопу и качает.

Если к клетке подходит хороший знакомый, Ахилла начинает пританцовывать — моя жена вообще очень жизнерадостна. При этом она ритмически постукивает висящую на животе Кварту. А потом отдирает девочку от себя и энергично потряхивает ею перед собой; я вполне понимаю Ахиллу — какая мать не похвалится таким ребенком.

К концу шестого месяца

Как все-таки быстро растут дети! Кварта расхаживает теперь по клетке на четвереньках. Сидит она уже прямо, может стоять на одной ноге (правда, опираясь на руки), а когда держится за стену, то вообще стоит прямо. Малышка даже делает попытки вскарабкаться по решетке. Она играет всякими предметами, до которых только может добраться, сует их в рот. Ее голосишко слышен теперь повсюду, а когда Кварта пугается, то взвизгивает так громко, что мать немедленно бросается на помощь. Кварта играет через решетку со служителями или с подружками по соседним клеткам, но от матери почти не отходит. Стоит подойти близко к клетке чужому человеку, или раздаться незнакомому звуку, или самой малышке вскарабкаться на непривычную высоту, как она пугается и спешит под материнскую руку.

...У меня создается впечатление, что в клетке уже не хватает места, пора похлопотать перед администрацией о новой квартире.

Дневник папы Штефи

...До года

К счастью, люди сами поняли свою оплошность и перевели Ахиллу с дочкой в новую большую клетку. Кварта поначалу очень растерялась, лишь понемногу и с сомнениями она повторяет в новой клетке то, чему выучилась в маленькой.

...Дочь вся в нас — очень общительна. Люди называют это стремлением к социальным контактам. Кварта постоянно рвется к лобовой решетке, где может стоять служитель, или к боковым, где молодые шимпанзе и орангутанги давно уже завлекают ее всеми возможными способами. Ахилла — что поделаешь, мать всегда мать — весьма недружелюбно реагирует на эти контакты и угрожающе порыкивает на посторонних обезьян.

...Кварта не столько стремится научиться новым навыкам, сколько закрепляет старые. Движения ее уже не просто осмысленны, но и виртуозны. Мать ей теперь нужна лишь для того, чтобы поесть или поспать. (Не могу не заметить, что наше поколение было более почтительно с родителями.)

Двенадцатый месяц

Успехи у дочки столь быстрые, что я не успеваю записывать. Лишь вчера я сообщил нашим детям радостную новость — Кварта учится ходить прямо. Вначале по два-три шага к какому-либо предмету, на который можно бы опереться. И вот сегодня утром Кварта уже бегает как взрослая — только на ногах. А вечером она начинает стучать себя по груди... Мы так всегда делаем, когда хотим испугать кого-нибудь.

...Еще одна новинка в программе — прыжки. Еще раньше Кварта научилась спрыгивать с маленьких возвышений, приземляясь на четвереньки. А вот сейчас она прыгает и с ветки на ветку. Отчаянностью своей Кварта вся в меня — она выбирает для прыжков самые дальние ветви. И какой она все же еще ребенок: высшее наслаждение для нее — прыгнуть на спину матери.

Дневник папы Штефи

Конец года

Наконец-то! Сегодня отодвинули задвижку, разделявшую мою клетку и клетку Ахиллы. Жена встретила меня очень неприветливо. Она таскает Кварту с собой и не позволяет ей приблизиться ко мне. Чтобы успокоить ее, я прибегаю к одному приему, который где-то вычитал (не то у Брема, не то у Акимушкина): я ложусь на спину и всем своим видом выражаю абсолютное безразличие, я даже голову отворачиваю в сторону. Если мне удается показать полную незаинтересованность, Ахилла сама осторожно подходит ко мне и легонько дотрагивается ногой; или рукой. Кварта сидит у нее на плече и с огромным любопытством наблюдает за этой сценой.

Лишь через несколько недель Ахилла разрешила ребенку приблизиться ко мне, но только непременно под ее присмотром. Стоит Кварте сделать несколько шагов, как Ахилла встает между нами и настороженно рычит. Неужели она не понимает, как мне хочется обнять свое дитя и ласково сказать ей: «Здравствуй, дочка! Как поживаешь?»

Дневник восстановил Г. Гаев

От редакции.

Подготовив дневник папы Штефи к печати, мы позвонили в зоопарк города Базеля. Как нам сказал директор зоопарка доктор Ланг, Кварта и все остальные члены семьи чувствуют себя превосходно и живут сейчас, к радости папы Штефи, вместе. Правда, Штефи предчувствует, что вскоре ему предстоит разлучиться со своей супругой, ибо Ахилла в конце года вновь должна родить.

Доктор Ланг сказал также, что Штефи очень рад будущему прибавлению семейства, только просил следующего ребенка не называть Квинтой.

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4751