Дрезина, «большой би» и энергетический кризис

01 апреля 1974 года, 00:00

Дрезина, «большой би» и энергетический кризис

Знаете ли вы велосипед? Нет, вы не знаете велосипеда. Кто мог предвидеть, что его производство в Соединенных Штатах и Западной Европе возрастет в начале нынешнего года в ДЕСЯТЬ раз по сравнению с началом прошлого? Что реклама будет провозглашать его панацеей от всех бед — физических, психических и даже социальных? Что лицам, решившим предпочесть его автомобилю, городские власти станут выдавать премии... Нет, от велосипеда можно ждать еще очень многого, и лучше отказаться от идеи рассказать о нем ВСЕ. Ограничимся тем, что хотя бы кратко обозначим историю этого славного изобретения.

Отправной его точкой будем считать июньский день 1791 года, когда в парижском парке Пале-Рояль среди фланирующей под шелковыми зонтами публики появился граф де Сиврак со странным приспособлением. Сиврак, несмотря на свои юные годы, успел прослыть большим оригиналом, что, согласитесь, в Париже не так-то просто. Эксцентричным его выходкам, казалось, не было предела. Но такое... Такого не ожидали даже от него.

Полностью игнорируя вопросы гуляющих, граф де Сиврак потребовал очистить ему центральную аллею. Затем он оседлал свое загадочное сооружение, состоявшее из деревянной балки с упорами для рук, прикрепленной к колесам посредством двух деревянных же вилок, и, поочередно отталкиваясь ногами, с завидной резвостью промчался по парку Пале-Рояль! Рукоплескания и радостные крики сопровождали молодого аристократа на всем пути. Многие дамы просили выдвинуть их стулья в первый ряд, дабы не пропустить волнующий момент, когда наездник пронесется мимо, пыля атласными туфлями.

Изготовленную для него машину граф назвал «селерифером», соединив французское слово «селерите» — «быстрота» с латинским «феро» — «несу». Но затем, очевидно желая полностью латинизировать название, переименовал ее в «велосифер», что означает то же самое. Вскоре многочисленные последователи де Сиврака уже колесили по паркам, а затем и по улицам французской столицы, не вызывая, впрочем, беспокойства пешеходов.

Появились и первые усовершенствования. Барон фон Дрез, главный лесничий немецкого герцогства Баденского, познав радость вождения велосифера, приспособил к нему простейший руль, с помощью которого можно было направлять по воле седока переднее колесо и даже описывать на машине круги! В апреле 1818 года Дрез показал свое творение парижской публике. В его честь машина была названа «дрезиной».

Долгий путь двухколесной машины можно окинуть взором на этих страницах — от беспедальной дрезины и громадной колесницы до современных серийных велосипедов и новейшего изобретения мосье Ласпаля, на котором, правда, кроме него, никто не рискует ездить...

На гравюрах той эпохи можно видеть, как элегантные денди в цилиндрах и моноклях двигаются хотя и на колесах, но... пешком. Стало модным прогуливать таким способом дам, используя дополнительное сиденье, правда, нужно было соблюдать особые меры предосторожности, ибо пышные юбки часто попадали в спицы заднего колеса. Дрезина нашла применение не только для развлекательных целей. Газеты с восхищением писали о некоем плотнике, который, «желая доставить заказчику готовое изделие, покрыл за четыре часа расстояние в пятьдесят километров»! Согласитесь, немалое достижение для беспедального устройства...

В Англии тяжелая дрезина подверглась модификации и получила наименование «хобби хорс» — «игрушечная лошадка». Деревянную раму там заменили легким металлическим каркасом, а к рулю приделали упор для груди. Теперь отталкиваться от земли ногами стало намного легче. Но, кстати, именно это обстоятельство и препятствовало дальнейшему распространению машины. «На нее башмаков не напасешься!» — сердились любители, с грустью разглядывая свои подошвы после пробега на дрезине.

Только в 1861 году — и снова в Париже — мастер Пьер Мишо снабдил переднее колесо сооружения двумя педалями. Правда, при несоблюдении правил равновесия оно легко валилось на бок, но сын Мишо быстро освоил искусство балансировки и, таким образом, стал первым в мире велосипедистом.

Мастерская Мишо скоро превратилась в фирму «Мишо и сын» по выпуску велосипедов (название машины придумал не он, зато все остальное — его единоличная заслуга).

Подражатели и конкуренты Мишо не дремали. Результаты их работ демонстрировались в 1869 году на выставке в Париже. Наряду с обычными там можно было видеть и весьма смелые экспериментальные модели, например «моноцикл» (одно колесо с педалями и рулем — на таких сейчас выступают в цирке эквилибристы). Другой новинкой был «велос» — устройство, приводимое в движение собаками. Животные помещались в клетке, имевшей форму колеса. Перебирая лапами прутья, они должны были сообщать «велосу» ускорение...

Это изобретение успеха не имело. Особое возмущение оно вызвало в Англии, где собаки, как известно, — сословие привилегированное. Англичане предложили иное решение — увеличили диаметр переднего колеса, что сразу дало выигрыш в скорости. На Парижской выставке 1878 года были показаны британские велосипеды с диаметром переднего колеса до трех метров! Езда на таком монстре, безусловно, внушала опасения, ибо потеря равновесия и падение с него гарантировали временную нетрудоспособность.

И тем не менее первые соревнования велосипедистов проходили именно на таких гигантах, окрещенных «большими би» 1. Ведь на них можно было развить существенную скорость, а в соревнованиях именно она является целью, не так ли?

1 Сокращение от «bicycle» — велосипед (англ.).

Справедливости ради заметим, что для начинающих были изготовлены трехколесные гиганты, на которых новичок все же чувствовал себя спокойнее.

Только в 1891 году велосипед обрел знакомые нам сегодня очертания. Сто лет понадобилось ему, чтобы пройти путь от «селерифера» графа де Сиврака до легкой машины на резиновом ходу. Солидный срок.

Ну а что касается сообщений о сегодняшнем велосипедном буме, с которых мы начали эту заметку, то подоплека тут проста. Энергетический кризис, разразившийся в странах Запада, заставил взглянуть на велосипед под весьма практическим углом зрения. В самом деле, он не требует дефицитного бензина, не загрязняет среды, решает кардинально проблему уличного движения. Да и врачи дружно свидетельствуют, что поездки на нем могут принести здоровью только пользу. Доктор П. Уайт в бытность медицинским консультантом президента Эйзенхауэра прописал своему ответственному пациенту ежедневные велопрогулки. Президент категорически отверг рекомендацию, заявив, что не изменит гольфу, но нынешние государственные деятели многих стран подают своим согражданам пример. Скажем, премьер-министр Голландии теперь паркует по утрам свой велосипед возле здания совета министров. Фотографии запечатлели за рулем велосипедов премьер-министров Канады и Дании, короля Бельгии и других.

По воскресеньям муниципальные власти многих городов закрывают для автомобилей центральные районы. В Голландии из-за энергетического кризиса езда на машинах по выходным дням вообще запрещена, так что традиционная любовь голландцев к велосипеду стала еще более пламенной.

В Соединенных Штатах в минувшем году велосипеды потеснили автомобили — впервые за полвека там было продано больше взрослых велосипедов, чем детских. А общее количество двухколесных машин в стране достигло 76 миллионов. Это подлинный бум, со всем, что обычно сопутствует буму...

Авиационные компании заявили, что вводят скидку на провоз велосипедов. Создан Всеамериканский институт велосипеда с центром в Нью-Йорке и отделениями в 23 штатах; его задача — всесторонне исследовать велосипедный феномен. В 12 колледжах страны с этого года читаются курсы по истории велосипеда, после чего студенты переходят к практическим занятиям.

В этой связи не должно вызывать удивления фото, помещенное на этих страницах, где вы видите членов Клуба любителей старинных велосипедов из города Хадли в штате Массачусетс.

Они катят на громадных колесах образца 1878 года. Первую такую машину основатель клуба Джонсон купил на распродаже антиквариата в 1924 году и с тех пор без устали рекламирует «старые добрые средства передвижения».

Психологи утверждают, что совместные прогулки на велосипеде «увеличивают чувство доверия», а езда на двойном велосипеде-тандеме «развивает семейную идиллию»... Словом, велосипед, по их мнению, это способ быстрее всего добраться до семейного счастья. Иллюстрацией к этому тезису может служить недавний велопробег двух канадских супружеских пар. Стартовав в Анкоридже на Аляске, они двинулись на юг вдоль тихоокеанского побережья Канады, пересекли всю страну и финишировали в американском штате Монтана, покрыв несколько тысяч миль. Так вот, если перед стартом между супругами отмечались разногласия по множеству вопросов — начиная с того, нужно ли брать с собой в дорогу выходное платье, и кончая воззрениями на политику, — то после пережитых совместно трудностей на тернистом велопути они пришли к полному согласию...

В приказном порядке на велосипеды пересели служащие американских национальных парков Их машины совмещают в себе преимущества бесшумного движения, позволяющего незаметно подкрадываться к нарушителям, с достижениями техники. Изготовленные по спецзаказу велосипеды оборудованы рациями, аптечками, аварийными запасами еды и питьевой воды, спасательным кругом, фарой-искателем, сиреной... всего просто не перечесть.

В конгрессе Соединенных Штатов внесен законопроект о резком увеличении ассигнований на строительство велодорог. На велосипедном буме взошли и политические всходы: по улицам Сан-Франциско стали разъезжать, крутя педалями, молодые люди с лозунгами: «Велосипедистов — к власти!»

Обилие велосипедов на дорогах Америки радует сердце 86-летнего доктора П. Уайта, давнего поборника «велотерапии». «Я всю жизнь твердил, что прогресс заключается не в том, чтобы быстрее попасть из пункта А в пункт Б, а в том, чтобы сохранить здоровье как можно большему числу людей. И здесь велосипедисты на верном пути», — говорит он.

Правда, доктора Уайта очень беспокоит безопасность движения: «Я за велосипедные поездки, но не по улицам, забитым машинами». В самом деле, чем больше велосипедистов, тем больше несчастных случаев с ними. В 1972 году травмы получили 40 тысяч человек, а число погибших увеличилось за последние годы в два раза...

Изобретательская мысль тоже не знает покоя. Француз Раймон Ласпаль сконструировал велосипед без руля, на котором очень удобно (по его словам) спускаться с горных склонов, управляя двумя лыжными палками. Те, кто желает рискнуть, легко могут развить на этом... — названия еще нет, и вы вправе дать новому изобретению любое имя — скорость до 60 километров в час. Техника остановки, правда, еще не разработана, но Ласпаль трудится в этом направлении. Он обещает смонтировать хорошую тормозную систему, как только выпишется из больницы, куда был доставлен с переломом ноги...

Как видим, у велосипеда богатое прошлое, но отнюдь не менее богатое будущее, и если хорошенько разобраться, фраза «изобрести велосипед» выглядит не такой уж иронической.

М. Беленький

Просмотров: 5568