Зимник начинается в Певеке

01 апреля 1974 года, 00:00

Слава Агафонов провожает первую колонну машин на трассу зимника.

Певек утонул в пурге. Подул знаменитый «южак». Кто. не встречался с ним в пути, не слышал его пронзительного завывания, не чувствовал на лице его игольчатых уколов, тому трудно представить, что это такое. Пурга... Она рвет метровый лед на море и поднимает в воздух льдины, сталкивая их лбами, громоздя друг на друга. Она срывает с сопок огромные козырьки снега и гонит перед собой снежные лавины. Она разгоняет оленьи стада, уносит яранги, переворачивает грузовики. Это бич трассы.

Слава Агафонов сидел у себя в кабинете, не снимая теплой ушанки и шубы. Просто уже не было сил. Лицо комсомольского секретаря выглядело усталым: щеки приморожены, глаза воспалены, на бровях и ресницах — растаявший снег.

— Всю ночь искали мальчишку. Возле дома заблудился, — сказал он.

— Не замерз?

— Нет. Они у нас морозоустойчивые. Слава улыбнулся очень доброй улыбкой. И добавил:

— Надо ждать. Пока без перемен. Ветер — более сорока метров...

Я ждал уже вторую неделю, да что я!..

Замер в ожидании Певек. Все работы остановились. Аэродром закрыт, зимник замело, любое передвижение стало невозможно. Только в самом Певеке, в глубоком снежном лабиринте, проложенном бульдозером, с трудом проползал обкомовский вездеход. В певекском морском порту скопились тысячи тонн ценных грузов. Всю навигацию доставляли их корабли. Теперь дело за водителями тяжелых автопоездов, которые должны перевезти в глубь Чукотки оборудование для приисков и рудников, продовольствие, одежду, строительные материалы, запасные части... — все то, что не доставишь авиацией, но без чего невозможна нормальная жизнь и работа. И вот —пурга! Если не успеть перевезти грузы по ледяной трассе, по зимнику, через замерзшую Чаунскую бухту, через тундру — напрямую, сократив большие расстояния, если не успеть, — придется ждать будущей зимы...

Но вот ветер стих, и сквозь рваное сине-белое месиво показались яркие звезды. Город и порт ожили. Начали проявляться желтые огни домов, вычерчивая главную улицу Певека; огни обнажили «стаю» портовых кранов на ярко-сиреневом фоне бухты. Утихший ветер еще гнал остатки снежных зарядов, и казалось, что город-порт плывет в облаках. Таким я и запомнил Певек — морские ворота Чукотки.

...Командир Владимир Бикетов легко бросил свой «МИ-8» вверх и лег на курс. Вскоре внизу показался едва различимый пунктир автомобильных фар — это по трассе зимника пошли первые машины. Они двигались осторожно, с большим интервалом: в нескольких местах бухту пересекали многокилометровые трещины — последствие пурги. Они чернели, словно русла рек. Мы пролетели далеко вперед, потом снизились и, поднимая снежный вихрь, пошли назад над самой трассой, просматривая каждый километр дороги, отмечая на карте опасные места. Потом вертолет приземлился у дороги, Владимир Бикетов отдал карту начальнику колонны. Только на земле я увидел, что во многих местах дороги торчали покрытые инеем зловещие таблички: «Осторожно, трещина!» Да и сама дорога не казалась уже такой ровной и гладкой, как с воздуха. Крепкое рукопожатие, пожелание Друг другу доброго пути — и снова вертолет взмыл вверх, а машины двинулись по зимнику.

В. Сакк

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5706