Эхо Курской битвы

01 июля 1973 года, 00:00

Фото автора

До поездки к саперам я представлял себе это так: копнул экскаватор землю и случайно выворотил бомбу. Милиция оцепляет район, вызывают саперов. Оказалось, работа саперов проходит просто и буднично. Начинается она с поиска. К участию в нем привлекается, как правило, все население района. Проверяется всякий домысел, любое предположение. Люди вспоминают, где падали бомбы и не взрывались, где фашисты, отступая, бросали боеприпасы, где три десятилетия назад мальчишки, опасно играя, прятали гранаты.

Фото автора

Летом 1943 года здесь, неподалеку от Льгова, шли ожесточенные бои. По насыщенности боевыми средствами на небольшой площади эти места почти не знают себе равных. Фашистская Германия предпринимала на Курской дуге последнюю попытку повернуть ход войны в свою пользу. Получилось наоборот: Советская Армия быстро пошла вперед, и неизрасходованные запасы вражеских боеприпасов остались в нашем тылу. Их в основном тогда же быстро уничтожили. Но поиски не прекратили. И не напрасно. До сих пор нет-нет да и откроет земля очередной страшный клад.

Накануне моего приезда к саперам один из местных жителей рассказал, что видел, как в 1943 году возле села Клишино советская авиация разбомбила вражеский эшелон с боеприпасами. Часть снарядов взорвалась, часть разбросало по окрестностям. Их тогда же собрали. Но все ли? Рядом был глубокий овраг, наполненный водой. Не остались ли снаряды там?

И вот мы на краю оврага. Ровное дно, заросшее полынью. По дну бродят куры. Неподалеку — белые мазанки села. По другую сторону оврага — высоченная насыпь железной дороги. Одна стенка оврага подрыта: видно, что отсюда берут песок. Может, уже сегодняшней машине, которая пришла бы за песком, суждено было взлететь на воздух...

Саперы быстро протянули провода бомбоискателя — прибора, способного «заглядывать» глубоко под землю, — и тотчас отметили аномалию. Раскопали землю, вынули... старое ведро. Медленно пошли дальше и скоро красными флажками обозначили следующую аномалию. На этот раз побольше.

— Вот здесь и начнем копать, — сказал старшина Дьяков. Сказал спокойно, будто речь шла об обычных земляных работах.

Фото автора

За последние годы саперы получили немало хитроумных аппаратов. Но обыкновенные человеческие руки остаются пока самым чутким, незаменимым прибором. А между тем как они хрупки в сравнении со страшной упругостью взрывчатки! Маленькой тротиловой шашки размером с папиросную коробку достаточно, чтобы перебить, например, рельс.

Я смотрел на согнутую спину солдата с темными пятнами пота на гимнастерке. Казалось, солдат утомлен нечеловеческим напряжением, постоянным ожиданием взрыва. Но вот он поднял голову, и я увидел, что он улыбается. Оказывается, можно оставаться спокойным, даже имея дело со смертью...

Опасность кроется и в самой привычке к опасности. Постоянно выполняя рискованную работу, люди свыкаются с риском, перестают замечать его и в какой-то мере теряют осторожность.

— Не спешите! Подчистите дно! Прощупайте! — повторяет Дьяков.

Медленно уходит в землю стальной прут — щуп. Вот он уперся во что-то твердое. И прежде чем солдат что-либо сказал, по выражению его лица все поняли — в земле металл.

И тогда началось самое опасное. Что скрывает земля? Ударники, стоящие на боевом взводе, или совсем сгнившие взрыватели?

На дне ямы показалась оглаженная руками, округлая «чушка» первого снаряда. Они лежали в самых различных положениях: взрывателями вверх, взрывателями вниз, уткнувшись друг в друга. И трудно было понять, за который сначала следует взяться, чтобы не пошевелить остальные.

Фото автора

Странно медленно, словно в замедленной съемке, разгибался солдат, держа в руках черный снаряд. Другой принял его, так же медленно отнес в сторону, осторожно положил на траву. Третий снаряд лег поодаль. Если по какой-либо причине один взорвется, соседний не должен сдетонировать.

Около двухсот снарядов легли ровными рядами на дне оврага. Некоторые лежали в стороне, прикрытые лопухами. Взрыватели у них прогнили, и даже солнечные лучи могли заставить их сработать.

Снаряды погрузили в машину, приготовив для каждого аккуратную выемку в мягкой земле, насыпанной в кузов. Ровно загудел мотор, и машина плавно тронулась. Метр, десять, сто... Без качки, без рывков шел грузовик. По полю, по пыльной дороге, мимо села, через железнодорожный переезд. Скорость не увеличилась и на шоссе. Встречные машины притормаживали, сворачивали на обочину. Некоторые останавливались. Водители вылезали на подножки и долго провожали взглядом машину с красным флажком на кузове.

А снаряды, для которых опасно солнце, пришлось везти с особыми предосторожностями. Их не доверили даже мягкой земле. Для них — особые рейсы и особое ложе — людские ладони. Всю дорогу саперы держали эти снаряды в руках, чтобы не встряхнуть, не повернуть с боку на бок.

В глубоком дальнем овраге были выкопаны ямы. В них перенесли все снаряды, положили сверху тротиловые шашки и подожгли огнепроводные шнуры. Над землей один за другим поднялись взрывы, словно черные призраки войны. Эхо прокатилось по оврагу и затихло у горизонта. Эхо давно отгремевшей Курской битвы.

Оно никого не встревожило. В бинокль я видел: только козы на околице дальнего села удивленно подняли головы. Да мальчишки, жадные до всего гремящего, толпой ринулись через поля к оврагу. И нетерпеливо затоптались, остановленные солдатами из оцепления...

В. Алексеев, фото автора

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4915