Мэнго

01 декабря 1972 года, 00:00

Фото А. Лехмуса

Клуб стоял на краю поселка, и сразу за ним начиналась тундра. У крыльца на бревне сидели старики, молча курили трубки. На ярко-рыжем ковре осенней тундры зачернела точка, она приближалась, увеличивалась. В предвечерней тишине отчетливо послышался гул вездехода.

— Однако, геологи едут. Хотят на наши танцы взглянуть, — сказал один из стариков, и другие согласно и с видимым удовольствием закивали головами.

В клубе было тесно и душно. Двери уже не закрывались. На передних скамейках сидели женщины с младенцами на руках. Ребятишки постарше устроились прямо на полу, в проходе. Голоса, шум, возня — все в мгновение смолкло, едва занавес поплыл вверх.

...Юрта богача Иныла. Хозяин и шаман задумывают злое дело — разлучить батрака Юльты с его женой Айей: она приглянулась богачу. Звучит заунывная корякская песня.

Зрителям знакома эта мелодия, как знакомы вой ветра над тундрой, топот оленьих копыт и свист гибкого элоя. Они переживают за Юльты, когда тот теряет стадо оленей. Они знают, если дикий олень — согжой — уводит стадо, не жди его обратно...

— Берегись, Юльты! — не выдерживают зрители, когда к пастуху подкрадывается с ножом Иныл.

...Звон шаманского бубна, отблески костра. Шаман объявляет, что непокорная Айя одержима злыми духами, и требует принести искупительную жертву — маленькую Мэнго, дочь Айи. Он приказывает сжечь девочку.

Зрители замирают. Старики покачивают головами. О чем они думают? Быть может, о том, что эта жестокая сказка еще недавно могла быть правдой?

Балет «Мэнго» кончился. Зрители довольны: Мэнго спасена, зло наказано.

Сегодня в поселке был праздник — «Мэнго» исполняли артисты корякского национального балета. Он родился здесь, на камчатской земле.

 

Л. Костина.

 

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4616