Макбет — Мабата

01 августа 1972 года, 00:00

Будь храбр, как лев; будь горд, презреньем встреть. Гнев, злобу тех, кто расстилает сеть. (Шекспир, «Макбет»)

В наши дни на африканской сцене можно увидеть произведения искусства, между которыми века. — Мы рассказываем о двух из них — Оригинальном прочтении шекспировского «Макбета» и древнем магическом танце племени батеке.

Наверное, это одна из самых необычных постановок «Макбета» за все без малого четыреста лет сценической жизни этой трагедии.

Стук африканских барабанов, зулусские одеяния, зулусские щиты и копья, зулусские имена... Вместо леди Макбет — Камандсела. Не Дункан, а Дангана, не Малькольм, а Макиване. И сам Макбет, которого играет режиссер-постановщик Велком Мсоми, носит зулусское имя Мабата.

Поднимем, сестры, павший дух. И усладим искусно слух... (Шекспир, «Макбет»)

Короче говоря, «Макбет», приспособленный к духу и традициям зулусского народа. Конечно, «Макбет» Шекспира — о борьбе за власть в Шотландии XI века. Но не только! Иначе иным, далеким народам он не был бы так близок и так необходим. Даже события, положенные Шекспиром в основу «Макбета», во многом сходны с событиями в стране зулусов, происходившими, правда, позднее, а потому остающимися еще более живыми в народной памяти. Это и борьба за верховную власть, которая велась столетие назад, это и судьба короля Чаки, убитого полтора века назад собственными братьями.

За двенадцать лет — с 1816 по 1828 год — король Чака объединил множество племен и народов, и подвластная ему территория выросла со 100 квадратных миль до 200 тысяч, а войско его — с 500 воинов до 50 тысяч. К тому дню 1828 года, когда Чака был убит братьями, власть и влияние зулусов распространялись на всю территорию современного Наталя, половину нынешнего Трансвааля и Оранжевого Свободного государства, обширные районы Мозамбика и Капской провинции. Зулусские отряды доходили к северу даже до района Великих африканских озер.

Не менее драматичны и ярки времена короля Кетчвайо. При нем в 1879 году зулусы уничтожили вторгшиеся на их земли английские войска — 1300 солдат и офицеров. В Англии это поражение стало одной из причин падения кабинета Дизраэли.

Во Франции оно нанесло сокрушительный удар поднявшейся было партии бонапартистов: дело в том, что в английском отряде погиб сын Наполеона Третьего, который отправился в Южную Африку на поиски ратной славы.

Свергнутый Дизраэли говорил о зулусах: «Что за могучий народ — он убивает наших генералов, обращает наших епископов в свою веру и пишет «конец» на истории французской династии!»

Я испытаю все. Мой славный щит, Закрой меня! (Шекспир, «Макбет»)

Все эти события волнуют зулусов до сих пор. Да и не только зулусов — всех африканцев: на другом конце континента, в Сенегале, крупнейший поэт Африки Леопольд Сенгор написал поэму «Чака». Иными словами, история зулусов — часть общечеловеческой истории.

В мозаике истории мира нет лишних камушков — точно так же как в истории мирового искусства нет «лишних» национальных искусств. Доказательств тому множество, но вот вам одно — от противного. Правительство Южно-Африканской Республики, под властью которого зулусы живут в наши дни, в области культурной жизни проводит одну уничижительную линию — разные расы не имеют друг с другом ничего общего, их жизнь и искусство обособлены. Жесткая линия, логично вытекающая из общей политической системы апартеида.

В общем-то, дело не только в истории зулусов. Мне кажется, что постановкой «Макбета» зулусские актеры подчеркивают свою сопричастность общечеловеческому началу — тому, что объединяет в одну семью земляков Шекспира и потомков суровых воинов Чаки и Кетчвайо.

А. Давидсон, доктор исторических наук

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: зулусы
Просмотров: 7127