История одного географического закрытия

01 июля 1972 года, 00:00

Фото В. Грищенко

В Арктике уже не раз приходилось закрывать открытые острова, архипелаги и даже целые материки. Известно, что не только охотники за тюленями и рыбаки-поморы, но даже крупнейшие ученые-географы, исследователи Арктики открывали новые земли, а потом эти земли исчезали невесть куда. Историю такой земли — острова, обреченного на исчезание, рассказал нашему корреспонденту сотрудник Научно-исследовательского института Арктики и Антарктики Владимир Дмитриевич Грищенко.

Но сначала несколько слов о нем самом.

Ему нет и сорока, но голова почти седая: романтика никому не дается даром, тем более что романтизм его не абстрактное качество души, а неизбежный спутник профессии. Грищенко — аквалангист, руководитель группы подводных исследований в экспедициях «Северный полюс». Акваланг никогда не был для него предметом развлечений или спортивного азарта. И работа под водой всегда была связана с конкретным делом. К моменту нашей встречи Владимир Грищенко имел 400 выходов под льды Северного Ледовитого океана. 400 выходов — 400 новых впечатлений.

Каждая льдина под водой выглядит по-своему. Двух одинаковых льдин, как двух одинаковых облаков, не бывает, — рассказывает Грищенко. — Формы подледного рельефа удивительно разнообразны: то вдруг перед тобой вырастет профиль верблюда, то фигура какого-то чудовища с львиной гривой и спускающейся глубоко в воды океана окладистой бородой... Однажды обнаружили великолепную пещеру — широкую, с высоким потолком. При следующем спуске захватили с собой раскладушку и расставили ее в этой пещере — места хватило. Но это из озорства. Сейчас даже удивляюсь, как времени для шутки хватило: программа в экспедиции крайне напряженная, а каждая новая находка все больше и больше усложняет наши задачи. Обнаружили мы, к примеру, кристаллические наросты на гладкой поверхности льдины — и вот, пожалуйста, тысяча непредвиденных вопросов: что это за наросты, какого они происхождения, почему их можно увидеть не на каждой льдине?.. Кристаллы настолько хрупки, что ни одного из них не удалось вынести на поверхность: обламываются прямо в руке. Находки и новые впечатления полностью искупают трудности спуска: холод, который приходится выносить в течение часа, трехметровый путь по острым стенкам лунки к воде и, главное, неуютное ощущение, что под тобою — четыре тысячи метров водяной пропасти. Одно из интересных событий, происшедших со мной в Арктике, — это закрытие острова, обнаруженного нашими летчиками.

Дело было так. В 1970 году станции «Северный полюс-18» и «Северный полюс-19» дрейфовали в одном районе, в нескольких сотнях километров друг от друга, по арктическим измерениям — совсем рядом. На «СП-18» базировались самолеты АН-2 и вертолеты МИ-4, которые всю весну совершали полеты между станциями с горючим, снаряжением для экспедиции, продовольствием и прочим. Однажды летчики сообщили, что на трассе между станциями они заметили возвышенный участок льда с грунтом на поверхности. Время, однако, было горячее как для зимовщиков, так и для самих летчиков: период заброса новой смены и обживания станций. Так что до этой находки руки не доходили. А вскоре льдина «СП-18» отдрейфовала далеко на север, и о сообщении летчиков будто бы забыли.

Однако причуды дрейфа таковы, что к осени льдина, на которой располагалась станция «СП-18», снова оказалась на том же месте, откуда отошла в мае. Осень — пора нового заброса, полеты между «СП-18» и «СП-19» возобновились. И снова летчики сообщили об острове, который был найден ими весною. Дело приняло серьезный оборот: может, действительно обнаружена новая земля, не зафиксированная ни на одной карте Северного Ледовитого океана? Летчики между собой стали уже спорить о приоритете. Для радости, во всяком случае, основания были: за полгода местонахождение острова не изменилось, грунтовая поверхность в Арктике вполне могла быть свидетельством того, что найден участок суши... На этот раз решили обследовать остров не откладывая.

В конце сентября начальник станции «СП-18» В. Ф. Дубовцев и наша группа аквалангистов, захватив оборудование и взрывчатку, на вертолете МИ-4 отправились к острову. Нашли его очень скоро, но видимость была плохая, все сливалось в серой пасмурной мгле, и сфотографировать что-либо с воздуха оказалось невозможным. Однако торосы, возвышения, камни были видны. Вокруг острова расстилалась равнина многолетней льдины. На нее и посадили вертолет, в нескольких десятках метров от каменной горы.

Идем на рекогносцировку. Осматриваем. Да, действительно остров. Невелик: 100 на 50 метров. По краям — ледяные холмы, в середине — каменная насыпь. Бурые валуны; внизу камни покрупнее, чем выше, тем мельче. Неподалеку — довольно большой обломок.

Решили пробить лунку рядом с островом, чтобы осмотреть его снизу. Я отправляюсь к вертолету одеваться. Ребята взяли топоры и взрывчатку, стали делать лунку.

Взрыв. Другой. Когда я, одетый, возвращаюсь, мои помощники вычерпывают сеткой обломки льда. Лунка готова. На меня надевают ласты, и я погружаюсь.

Под водой мало света. Сентябрь, погода пасмурная, солнца нет. Однако фосфоресцирующий циферблат глубиномера видно хорошо. Выхожу из лунки под лед, там осматриваюсь, проверяю снаряжение — не дай бог малейшая дырка в костюме! Нет, все в порядке. Лед имеет осадку 3 метра, опускаюсь ниже — никакого грунта подо мной нет.

Десять метров — вода, еще десять — снова вода. Смотрю вниз — никаких признаков твердой массы. Значит, берег у острова, видимо, крутой.

Фото В. Грищенко

Иду по компасу к острову. Вот он! Я уперся в стену, отвесно уходящую вниз. Спускаюсь вдоль нее. Стена целиком ледяная — ни песчинки нет на ней. На глубине 14 метров стена обрывается. Захожу под лед. Здесь тоже ни песчинки. Подо мной вода, дна здесь нет. Заплываю дальше. Над головой гладкий ледяной потолок. Сообщаю наверх по телефону: «Мощный лед, не пропускающий света, вода фосфоресцирует, внизу темно, подо льдом — течение...» Вывод ясен: дрейфующий ледяной остров. От обычных морских льдов остров отличается лишь более глубокой осадкой: у льдины — 3 метра, у острова — до 20 (такую осадку имеет айсберг, на котором дрейфует «СП-19»). Подводная поверхность льдины, как я уже говорил, имеет самые разнообразные формы, поверхность острова — гладкая. Это шельфовая льдина, она образовалась на отмели и однажды оторвалась от берега.

Прохожу еще несколько метров. Трещина. Заплываю в нее. Снизу это коридор шириною около пяти метров. Стены — ровные, отвесные. Расположена трещина у самого центра острова, сверху «запаяна» новым льдом — толщиной три метра.

Выхожу к своей лунке, выбираюсь на поверхность. Ребята уже пробивают новую лунку в том месте, где я обнаружил трещину. Одевается Гена Кадачигов: пойдем вдвоем.

В центральной части островка осадка доходит до 18 метров, тьма кромешная. Вспышка лампы при фотосъемке вырывает на мгновение слегка волнистую поверхность льда и распластавшегося под ним Кадачигова. И снова мрак. Обходим почти весь остров, уже виден свет по краям. Да, это не земля. В этом мы убеждаемся окончательно.

Дальше идет обычная исследовательская работа, как с любой льдиной. Измеряем величину осадки, размеры трещины, изучаем характер поверхности острова. Не снимая гидрокостюмов, меняем акваланги. Холодно, особенно мне: я уже около двух часов в общей сложности под водой. Однако назад возвращаться еще рано: надо успеть сделать все измерения сразу — больше ведь сюда не попадем.

Наконец все закончено. Обмерзшие, еле добираемся до нашего МИ-4. Согрелись, перекусили и снова отправились на остров. Кончились подводные исследования, начались надводные. Ведем теодолитную съемку, собираем камни. Слой каменной насыпи неглубок: под валунами снова лед...

Более глубокий анализ проведенных наблюдений был сделан в Ленинграде по возвращении из экспедиции. Выяснилось, что льдина образовалась на шельфе (подводной материковой отмели) у скалистых берегов Канады. Бурные весенние воды обрушили со скал камни. Так образовалась на льдине морена. Вероятно, той же весной льдина оторвалась от дна отмели, и течение отправило ее в далекий дрейф по обычным маршрутам дрейфующих льдин — с востока на запад.

Жалко, конечно: открытие не состоялось, но зато впервые была использована возможность исследовать под водой с помощью аквалангистов дрейфующий обломок шельфового льда с мощной мореной — явление в Арктике довольно редкое.

Записал М. Холмогоров

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4560