Сету переодеваются

Сету переодеваются

Фото автора

Печорский район, деревни: Соколово, Трынтово, Макарово, Раково, Кошельки, Маново и много других — здесь живут сету. Деревни — небольшие, чистые — удобно устроились на пологих холмах, меж сосновых рощ и зеленеющих полей. Старая, обжитая земля...

Сету родственны эстонцам, и их культура имеет общий источник, но в течение столетий развивалась собственным путем. Экономически сету были связаны не с Эстонией, а с Псковом и другими русскими городами. Да и влияние русской культуры, особенно после того как в XVI веке сету были обращены в православие, оказалось немалым...

В деревнях сету и сегодня можно увидеть старинные обряды и пришедшие из прошлого костюмы, которые не стали достоянием лишь музеев. Национальные традиции тщательно сохраняются: не так давно в Печоре показывали произведения прикладного искусства сету, национальные песни сету звучали в Пскове и Таллине.

Этот обряд существует уже много веков — свадебный обряд сету. На наших глазах происходит таинство превращения четырех крестьянок сету в сказочных королев. Вот в толстые косы вплетены две пряди белого льна, и волосы, повязанные длинным белым расшитым полотенцем — лиником, спускающимся своими кружевными концами до пят, образуют пышную корону. Поверх повязана широкая, расшитая узором шерстяная лента с бисерной каемкой по краям. И сверху ленты — сложенный в толстый жгут старинный парчовый платок с узором из диковинных цветов.

Теперь дошла очередь до украшений. Сначала прикрепляется большая (диаметром около 25 сантиметров) конусообразная пряжка — сыльг, сверху — ожерелье с медальоном, закрывающим отверстие пряжки. Затем в два-три ряда подвески из старинных серебряных монет и несколько серебряных цепочек. Все это может весить килограммы, но это красиво, как красив предстоящий праздник.

...Вера Кейр, Аля Таро, Мария Пиле и Мария Кадаямэке кружатся, взявшись за руки, потом расходятся широкими кругами, снова сходятся. Звенят украшения. Это танец каэроянь. Затем длинная свадебная песня:

Ах ты, душенька-девица.

Что сулит тебе твой линик?

Он сулит тебе заботу,

Фартук — тяжкую работу...

Сложное кружево песни звучит слаженно и красиво. Так может звучать только песня, которую исполняют веками. Низкий голос запевалы выводит первую строфу, хор повторяет слова. Но вот высота звука меняется — исполнителям становится трудно петь. Тогда запевала делает «внезапную модуляцию» — кергютамине, начиная следующую строфу ниже, песня переходит в другую, более низкую тональность. Это традиция хоровой песни, красивая и самобытная.

Фото автора

Здесь говорят, что без песни ни одна женщина не выходит из дому; знание возможно большего числа песен долго считалось, да в известной мере считается и сейчас, ценным приданым. Почти на каждый важный случай жизни есть своя песня: есть песня, с которой выходят на уборку ржи, с другой — теребят лен, с третьей — выгоняют впервые весной скот в поле. Многие песни связаны с играми. Известные сетуские певцы имеют в своем репертуаре до 100 тысяч стихов и импровизаций. Например, у Марии Кютте их свыше 70 тысяч.

В деревне Трынтово мы видели, как ткут полотенца и широкие половики — кангас — с национальным геометрическим орнаментом, ткут на старинных деревянных станках, а пряжу сучат на изящном резном станке XIX века.

Плавно опускаются ножные педали неуклюжего на вид ткацкого станка, и в такт им движутся горизонтальные планки — ремизки, в глазки которых пропущены нити основы. В ловких руках мастерицы летает челнок, потом весомо хлопает деревянная перекладина, плотно прижимая друг к другу пряди уточной нити. И так раз за разом: шесть метров половика-кангаса в длинные дни крестьянской зимы, когда готовят приданое к свадьбе. Может, и не быстро идет работа, но зато кангас красив.

Ю. Холопов.

 
# Вопрос-Ответ