Нэцкэ

Фото В. Арсеньева

Рыться в чужих карманах, как известно, предосудительно. Но если все же — в интересах сугубо научных — мы предпримем такое массовое социологическое обследование, то средний результат, наверное, не будет сильно отличаться от предварительных предположений: кошелек с суммой (небольшой) денег, пара ключей, авторучка, пачка сигарет и рядом с ней частенько пачечка лекарства.

Фото В. Арсеньева

Человеческие потребности и человеческие слабости в основном общи для самых разных стран и эпох: скажем, японец XVII—XVIII веков носил повсюду с собой примерно то же, правда, в другом оформлении: связочку монет на шнурке (монеты для этого чеканились с дыркой), тушь, кисточку в футляре, трубку, кисет с табаком, кое-какие лекарства и косметику, которые вместе с тушью помещались в коробочке «инро» (1 См. «Вокруг света» № 10 за 1919 год.). Но вот беда, у нашего японца не было карманов. Покрой старинного японского кимоно их просто-напросто не предусматривал. Все эти нужные вещи приходилось носить на шнурке, прикрепленном к поясу, у всех на виду. Вполне понятно, городские щеголи соревновались в том, чтобы эти предметы достойно украшали их владельца. А японские мастера-ремесленники старались, чтобы каждый, даже самый мелкий, предмет выглядел оригинально, чтоб он отличался той неяркой, приглушенной, но изысканной красотой, которая так свойственна японскому художественному вкусу. Ремесленниками этих мастеров даже неудобно называть: многие из них были подлинными и большими художниками. Недаром их изделия украшают сейчас лучшие музеи мира. Среди этих шедевров не последнее место занимает миниатюрный предмет, который сам по себе ничего не значил, но для всех остальных был необходим. Это нэцкэ — то ли пуговица, то ли брелок; благодаря ему шнур прикреплялся к поясу надежнее и удобнее, чем если бы его просто привязывали. Для художественной судьбы нэцкэ было очень важно то, что он сам по себе почти ничего не значил и форма его не была предопределена (в отличие, скажем, от футляра, коробочки, трубки), так что здесь фантазию художника ничто не ограничивало. Конечно, имели свои пределы размеры — среднее нэцкэ около 4—5 сантиметров; но великаны, профессиональные борцы «сумо», носили великаны-нэцкэ до 10—12 сантиметров, тогда же как гейши, напротив, предпочитали нэцкэ совсем крохотные. Другое условие: нэцкэ должно было быть красивым не только на взгляд, но и на ощупь — острые грани, выступающие детали, которые легко обломать, всегда считались большим недостатком. И если где-нибудь в музее вы увидите нэцкэ, может быть, поражающее виртуозностью резьбы, но слишком перегруженное деталями, нэцкэ, не укладывающееся приятно в ладонь, — знайте, это уже продукт позднего времени, XIX Века, когда нэцкэ стали выходить из употребления вместе с кимоно, вытесняемым европейским костюмом, зато вошли в моду среди иностранных любителей экзотики. Их и стали делать тогда больше для европейцев, уже не для того, чтобы их носили на поясе, а просто как лежащую где-нибудь на виду безделушку.

Фото В. Арсеньева

Нэцкэ изготовляли из дерева, слоновой кости, рога, ценных камней, металла, причем делали их самыми простыми орудиями, без модели, без эскиза. Форма куска материала, его фактура, природный рисунок дерева или кости как бы шептали художнику — ты разве не видишь, вот она я, ветка хурмы со зрелыми плодами, вот он я, злобный демон, сгущающийся из клубов дыма, вот он я, добродушный гномик, у которого такая большая лобастая голова, потому что гномик в отличие от тупого и злобного черта день и ночь только и думает, как бы сделать людям что-нибудь хорошее. Сними с нас лишний слой, скрывающий нашу подлинную форму. И художник слушал шепот, и из куска материала выходил запрятанный в нем образ.

Каждое хорошее нэцкэ — это, как правило, не только гармоничность формы, похожее на волшебство мастерство исполнения крохотных, порой различимых лишь в лупу деталей, не только подмеченная острым глазом художника неожиданная красота обыденных вещей — пупырчатых плодов, крыльев мухи, старой прогнившей кадушки. Это, как правило, еще глубокий символический образ, намек на фигуру то мифологическую, то сказочную или нечто, что должно вызвать далекие литературные и философские ассоциации. И в то же время нэцкэ — это вся средневековая Япония в миниатюре. Ее природа: рыбы, звери, птицы, растения. Люди, населявшие ее: гейши, бродяги, клоуны, разносчики, монахи, малосимпатичные приезжие голландские купцы, крестьянские дети... Наконец, это и образ мышления той Японии: ее фантазия, суеверия, ее вера и неверие, которые всякий увидит и в насмешке над монахом, и в юморе, с которым изображен совсем не страшный дьявол, ковыряющийся в ступке своим длинным носом. Это радость жизни и умение разглядеть прекрасное в ничтожном.

С. Арутюнов, доктор исторических наук

 
# Вопрос-Ответ