Морские звезды против ББР

01 января 1971 года, 00:00

Морские звезды против ББР

— Если они доберутся до наветренной стороны острова, нам уже не догнать их, — стараясь перекричать грохот волн, сказал мне доктор Чешер.

Слова эти прозвучали для нас сигналом классической погони за бандой преступников. И хотя преследуемые нами жертвы «удирали» всего со скоростью нескольких футов в день вдоль северного побережья острова Гуам, ситуации были сходны. Преступники были крайне опасны — это были убийцы. Покрытые иглами морские звезды, убивающие кораллы.

Всего лишь десять лет назад они считались редкими ночными хищниками. Сейчас же в силу еще точно не выясненных причин они размножились в таких гигантских масштабах, что угрожают съесть коралловые рифы на громадной территории Тихого океана.

Колючая морская звезда, более известная под именем «терновый венец», а в научной литературе как «акантастер», поедает похожие на цветы крошечные коралловые полипы, из которых образуются рифы. Всего за один день эта хищница уничтожает полипы на площади, в два раза превышающей ее собственный размер. За два с половиной года звезды погубили четверть стомильного рифа, защищающего остров Гуам. Теперь убийцы обосновались на австралийском Большом Барьерном рифе (ББР), самом крупном коралловом образовании в мире. Список территорий, которым грозит опустошительное нашествие, все увеличивается: побережья Малайи и Новой Гвинеи, островов Сайпан, Фиджи, Таити, Туамоту...

«Шериф» нашей погони, доктор океанологии Ричард Чешер из Гуамского университета выключил мотор катера и сказал: «Кораллы в заливе Питие они уже съели. Сейчас они принялись за молодые побеги. Действуйте».

Мы пристегнули акваланги и ушли под воду. У каждого в руках был специальный шприц, с помощью которого предстояло вводить нашим жертвам губительные дозы формальдегидного раствора.

В шестидесяти футах подо мной виднелось скопление морских звезд. Их темные многорукие тела четко выступали на бледном фоне дна, а дисциплинированный строй напомнил мне военный парад. Честное слово, казалось, что кто-то из них отбивает ритм на барабане.

Подплыв к одной из морских звезд, я вновь припомнил удивительно подходящее им прозвище «терновый венец». Дюжины острых шипов выступают из каждой «руки» этого создания. Шипы эти очень ядовиты: раны от них вызывают нарывы, а иногда заражение крови.

Я вытащил нож и перевернул двухфутовое колючее существо на спину. Нижняя его часть была покрыта крохотными желтыми отросточками, с помощью которых звезда может двигаться в любом направлении. Эти трубковидные «ножки» действуют как присоски. Я поднял звезду и попытался подержать ее перед камерой. Звезда немедленно обвила своп «руки» вокруг объектива. Лишь наверху и то с помощью ножа мне удалось отодрать эту живую «подушку для иголок» от камеры.

В этот момент на поверхности показался второй ныряльщик — Мпк Черч. Лицо его было преисполнено охотничьего азарта. Он убил 150 морских звезд из своего формальдегидного ружья.

— Я никогда раньше не видел столько зверья в одном место, — выдохнул Мик. — Их было так много, и все двигались разом, словно они играли в «делай как я». Впечатление такое, будто я просмотрел фантастический фильм о нашествии из глубин океана.

— Здесь, на Гуаме, — сказал д-р Чешер, когда мы укладывали аппараты, — нам пока еще удается контролировать их продвижение. Недавно наша команда истребила 2549 звезд за четыре часа... Беда вся в том, что у жителей дальних островов нет подходящего снаряжения. Выход один — научить жителей прокалывать морские звезды копьями, а затем собирать их и закапывать на берегу. Акантастера ведь не убьешь, просто проколов копьем. Даже если звезду разрубить пополам, каждая часть восстанавливает недостающие детали и начинает новую жизнь.

Чешер рассказал мне, что жителям низких островов Тихого океана в результате нашествия «терновых венцов» грозит настоящая опасность.

— Когда кораллы погибают, рифы сразу же начинают разрушаться, а штормовые волны достигают берегов и быстро размывают их. Но еще до того, как остров будет разрушен, его жители рискуют умереть с голоду. Море для них — почти единственный источник белковой пищи. А как только гибнут рифы, рыба уходит далеко от островов...

Для изучения проблемы спасения кораллов в район Тихого океана прошлым летом отправилась группа из 60 ученых и ныряльщиков. На следующий день после встречи с Чешером я сопровождал зоолога и специалиста по подводным погружениям профессора Брауэра и двух его коллег, запятых сбором морских звезд на западном побережье Гуама. Резиновый плот с подвесным мотором, нагруженный аквалангами и большими корзинами для морских звезд, доставил нас к месту, где мы обнаружили скопление хищников.

— Будьте осторожны, — предупредил нас Брауэр. — Постарайтесь не поранить животных, да и смотрите сами не пораньтесь.

Мы нырнули. Морское дно в этом месте было сплошь покрыто кораллами разных форм и размеров. Несколько морских звезд кормились, крепко прицепившись своими присосками к их вершинам. Отдирая ножом звезду от коралла, я был осторожен, как хирург в операционной.

Когда «урожай» был собран, мы выпустили звезд в аквариум. Брауэр набрал в шприц морской воды, настоянной на коралловых полипах, и пустил струю под «терновый венец». Хищник тотчас открыл рот, расположенный в центре брюшной поверхности тела.

Затем Брауэр поместил голодную морскую звезду на живой коралл. Акантастер полностью вывернул наружу свой желудок. Его пищеварительные соки начали растворять коралловые полипы. Через час те превратились в полужидкие лоскутья. Там, где раньше жила колония маленьких разноцветных существ, остались лишь обесцвеченные белые скелеты!

— Вот так за одну ночь, — сказал мне профессор,— взрослая морская звезда может уничтожить побеги коралла, которому потребовалось пятьдесят лет на то, чтобы вырасти.

Параллельно с исследованиями поведения акантастера и поисками ответов на загадку катастрофической вспышки ее размножения принимаются срочные меры для борьбы с хищниками. Австралийские биологи, обеспокоенные опасностью, нависшей над рифами Большого Барьера, планируют организовать наступление на морских звезд с помощью их естественных врагов — гигантских моллюсков-тритонов. Дело в том, что в последние десятилетия экологическое равновесие на рифах было нарушено: промысловики вели интенсивный сбор тритонов. Ценность представляют не они сами, а их красивые раковины, идущие на сувениры. Полагают, что это стало одной из причин размножения «терновых венцов».

— Я подсчитал, что сборщики раковин в районе Большого Барьера выловили с 1949 по 1959 год не меньше 100 тысяч тритонов, — сказал мне профессор Эндин из Квинслендского университета в Австралии.— Мы пытаемся сейчас выяснить, можно ли тритонов выращивать на специальной ферме. Если это возможно, мы выпустим взрослых тритонов на рифах Большого Барьера.

Д-р Чешер полагает, однако, что уничтожение тритонов не единственная причина резкого увеличения численности морских звезд. Дело в том, что, убивая кораллы при прокладке глубоких проходов в рифах или глушении рыб динамитом, люди способствовали размножению акантастера.

Чешер объяснил, что при нормальных условиях лишь ничтожное число из миллионов яиц, выметанных самкой морской звезды, развивается во взрослых звезд. Причем самое интересное то, что плавающих личинок морских звезд в массе поедают коралловые полипы — те самые, что впоследствии становятся жертвами взрослых игольчатых хищниц! Когда человек разрушает на большой площади коралловые рифы, личинки акантастеров благополучно оседают на дно, превращаются в звезд, расползаются по соседним живым рифам и начинают уничтожать их. Это, в свою очередь, способствует массовому развитию личинок. В результате такая цепная реакция приводит к катастрофической вспышке численности хищников.

— Мою гипотезу подтверждает тот факт,— говорит д-р Чешер, — что нашествие на Гуам, а также на острова Рота и Понапе началось как раз из тех районов, где проводились взрывные и экскаваторные работы.

Кое-кто из коллег Чешера занят сейчас исследованием, не явилась ли гибель коралловых образований последствием ядерных взрывов, проводившихся в этом районе, или результатом загрязнения вод океана химическими веществами. Все это, увы, тоже результат деятельности человека, разрушающего мир, в котором он живет.

Перевел с английского Ан. Волов


Комментарий к эксперименту

Кандидат биологических наук Г. М. Беляев:

Крупные многолучевые морские звезды «терновый венец», или Acanthaster, достигающие полуметра в диаметре, широко распространены на коралловых рифах в тропической зоне Тихого и Индийского океанов. Подобно многим своим хищным собратьям, акантастер способен выворачивать через рот наружу свой желудок, обволакивать им жертву, переваривать и всасывать ее мягкие части. После того как акантастер проползает по коралловому рифу, за ним остается белая полоса начигто объеденных скелетов кораллов. Такие мертвые участки рифа довольно быстро разрушаются и уже не могут служить защитой от океанских волн.

Несколько лет назад была обнаружена необычная одновременная вспышка численности акантастеров у острова Гуам (один из группы Марианских островов в западной части Тихого океана), на нескольких участках Большого Барьерного рифа Австралии и на рифах некоторых других тихоокеанских островов. В печати появились тревожные сообщения, высказывались опасения за судьбу всего Большого Барьерного рифа. Были организованы специальные экспедиции для выяснения причин такого обилия акантастеров и изыскания мер борьбы с этой звездой. Различные мнения о причинах, вызвавших нашествие звезд, приводит в своей статье Дж. Шугар.

Однако подобные же, причем периодически повторяющиеся, катастрофические вспышки хорошо известны и для других животных (например, саранча, бабочки-шелкопряды, небольшие грызуны лемминги и др.). Возникновение этих вспышек может быть не связано с деятельностью человека, а вызывающие их причины во многом до сих пор не разгаданы.

Морские звезды против ББР

В опубликованной в этом году статье американских ученых Вебера и Вудхеда приведены результаты организованного в 1966—1969 годах обследования многих островов юго-западной части Тихого океана. Оказалось, что чрезмерные скопления акантастеров были обнаружены только на некоторых рифах островов Фиджи и на отдельных участках Большого Барьерного рифа (между 17 и 19° южной широты). Из более чем тысячи отдельных рифов Большого Барьера значительные повреждения причинены звездами лишь примерно на 40 рифах. В 1963—1965 годах на рифах Грин-Айленд были уничтожены практически все живые кораллы, но с 1967 года число звезд стало уменьшаться, и теперь рост кораллов возобновился. Авторы статьи считают, что угроза разрушения Большого Барьера и других островов сильно преувеличена. Возможно, что подобные вспышки размножения звезд происходили и в прошлом, но оставались незамеченными.

Тем не менее вред, причиняемый звездами, несомненен, и разработка методов борьбы с ними необходима, так же как и в случаях массового размножения других вредных животных.

Эксперт по кораллам Р. Рэндал считает, что, если изолировать пораженный участок рифа, количество звезд вскоре начинает уменьшаться само по себе: уничтожив полипы, голодные звезды начинают поедать друг друга.

Не так давно на Международной зоологической конференции в Танзании профессор В. Виклер сообщил что морскими звездами питается один из видов креветок. Правда, этот вид креветок не водится в районе Большого Барьерного рифа, но их можно выращивать в садках, а затем выпускать в океан. Такой «биологический» метод борьбы с игольчатыми хищниками может оказаться очень эффективным. Но пока еще не решено, стоит ли его применять. Ведь слишком массовое размножение самих креветок может привести к новому нарушению биологического равновесия. Неизвестно, что станут есть креветки после того, как расправятся с морскими звездами, и не принесет ли их вселение больше вреда, чем пользы.

Джеймс Шугар

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5853