Поверят ли мео кровному брату?

01 августа 1970 года, 00:00

Поверят ли мео кровному брату?

Очерк написан на основе личных наблюдений автора, сделанных им во время пребывания в Ларсе, и материалов мировой печати.

После трех лет отсутствия в столице Ленард Ланкастер почти не обнаружил в ней видимых перемен. Вьентьян был все таким же запущенным и сонным, каким он покинул его через месяц после наводнения.

Наводнение помешало тогда Ланкастеру вовремя попасть к месту своего назначения. Воды Меконга утопили часть машин в аэропорту Ваттай. А те самолеты королевских ВВС, которые базировались на севере, бросил на бомбежку столицы очередной кандидат в «сильные люди» генерал Тхао-Ма. (Генерала, видите ли, обошли при дележе американской помощи, он попытался устроить переворот, а потом угнал самолеты в Таиланд.) Через месяц вынужденного безделья Ленард начал нервничать. К тому же и его старый приятель — Уолт Дж. Корнуэлл-младший (он успел дослужиться до первого секретаря посольства) отказывал в вертолете. «Здесь восток, Лэрри, — жуя по-калифорнийски слова, сказал он, — и здесь ничто и никогда не случается в тот день и час, который значится для этого события в твоей записной книжке. Тренируйте терпение, сэр».

А потом пришло сообщение, что на шоссе Луангпрабанг — Вьентьян коммунисты захватили трех американских инструкторов по оказанию «добровольной помощи», и Ленард Ланкастер даже обрадовался, что задержался: он не совсем еще был внутренне готов к тому, что собирался делать в горах лаосской провинции Сиенкуанг.

Сейчас Ленарду было смешно вспоминать того Ленарда, каким он был три года назад. Нынешний был «кровным братом» М'Нлу-жао, вождя одного из племен мео, вступившего под славные знамена генерала Ванг Пао, да даруют ему боги еще годика два жизни, чтобы Ленард смог заработать свое и убраться обратно в Айову.

— Остановите здесь, — сказал Ланкастер водителю, когда машина поравнялась с обшарпанными стенами госпиталя Махосот. Дальше он решил идти пешком. Майкл Лайбермен, к которому надлежало являться перед визитом в посольство всем, кто работал под частных гражданских лиц, не любил, когда к его дому привлекали внимание.

Из окон дома, который снимал Майкл, неслась магнитофонная музыка. Когда Ланкастер вошел, Майкл торчал в своей прихожей-кухне с какой-то смазливой туземкой. В правой руке у него был кусок холодной курицы. Стакан с пивом он держал левой. Позолоченный будда свисал в прорези расстегнутой рубашки Майкла над стаканом, словно соблазнялся желанием искупаться в нем. Будда невольно притягивал внимание, и получалось, что Ланкастер упорно разглядывает пупок Майкла.

— А, Лэрри! — спокойно сказал Лайбермен. — Рыцарь сненкуангских гор, пионер американского века в Индокитае, цивилизатор из Айовы...

— Привет, Майк, — ответил Ланкастер. — Убрал бы отсюда девчонку.

— Иди к гостям, Мэй, — распорядился Лайбермен. — Я второй день тебя поджидаю, — Лайбермен налил Ланкастеру пива из банки. — Корнуэлл жаждет тебя видеть немедленно. Кроме того, твоей работой, Лэрри, интересуется сам шеф лаосской группы ЦРУ Лоуренс Девлин.

— Повышение?

— Черта с два. Убит Фил Вербиски.

Капитан Вербиски получал жалованье по спискам специальных войск — зеленых беретов. Он был героем первых дней вьетнамской войны, а в последние месяцы, насколько Ланкастер был наслышан от пилотов «Эйр-Америка», или, как ее еще называли «ЦРУ-эйрлайнс», готовил наступление на красных в Долине Кувшинов.

Ленард одним глотком выпил пиво.

— Будешь выпроваживать гостей или прямо поедем? — спросил он Лайбермена.

— Иди наверх, прими душ, а я тут все устрою. Выезжаем через полчаса.

Уолта Дж. Корнуэлла-младшего трудно было узнать. Мало того что он носил теперь галстук-бабочку, он еще и жил не в бунгало в квартале Нахайдео, где размещались военные атташе посольства США во Вьентьяне, а в отдельном доме на шоссе в Нонкай. Здесь, вдоль берега Меконга, в тени пальм прятались новенькие виллы богачей и высокопоставленных иностранцев. Выходило, что пока Ланкастер травил потом армейские штаны в джунглях, его однокашник Корнуэлл не терял времени.

— Я должен к тебе теперь обращаться «сэр», Уолт? — Не удержался от шпильки Ланкастер.

— Брось, Лэрри, — сказал Уолт Дж. Корнуэлл-младший, — ты ведь тоже не терял времени.

— Не за те же денежки, Уолт, не за те же денежки...

— Он уже просит прибавки? — хохотнул подошедший Лайбермен, который отстал, загоняя под навес машину.

В холле работал кондиционер и было прохладно. Бой принес «Белую лошадь», содовую и лед. Наметанным глазом Лэрри определил, что слуга — китаец. Здесь это стоило дорого. Уолт прихлебывал из своего стакана сильно разбавленное виски и молчал. Ленард приглядывался к нему, решив не лезть вперед раньше времени, наблюдая, как Лайбермен играет кусочками льда в своем стакане. Окна были закрыты, и в комнате царила тишина. Ясно было, что Уолт ждет кого-то еще.

Вез стука вошел огромный детина в очках и доложил:

— Мистер Корнуэлл, политический советник Лоуренс Девлин здесь, сэр.

Уолт Дж. Корнуэлл-младший поспешил навстречу. Всемогущий шеф лаосского отделения ЦРУ, в любое время дня и ночи вхожий к послу Годли в роли «политического советника», неравнодушен был к внешним проявлениям субординации. Ланкастер поставил стакан на столик и встал. Он подумал, что ему, пожалуй, не следовало бы пить виски после пива.

— Капитан Ленард Ланкастер? — спросил Девлин, входя в комнату. На нем .был отлично сшитый костюм. В таком отглаженном костюме в адскую жару, мог появляться человек, у которого не только в машине, но и на всем пути следования расставлены кондиционеры.

— Да, сэр, — сказал Лэрри. — Здравствуйте, сэр.

Девлин был полным генералом.

— Что же, к делу, Уолт? — сказал он, садясь на диван и задирая ноги на столик, где стоял поднос с выпивкой. Корнуэлл взял его и отнес в угол на письменный стол.

— Лэрри, — сказал он оттуда, — мистер Девлин хотел бы послушать ваш рассказ о жизни в горах.

— Это доклад, сэр? — спросил Ланкастер.

— Нет, капитан. Исключительно о том, как вы начали работу, и ваши впечатления. Самое существенное и то, на что вы там обратили внимание безотносительно к вашим прямым обязанностям.

— Я прибыл в район верховья реки Сонг Са, сэр, вертолетом, принадлежащим нашему оперативному центру 333 в Удоде на таиландской территории, поскольку после наводнения 1966 года обычные коммуникации были нарушены. В соответствии с приказом я вступил через посредников генерала Ванг Пао в контакт с одним из племен мео, вождем которого является дальний родственник Ванг Пао М'Нлу-жао. В течение трех лет я жил на территории этого племени, стал там постепенно своим. Неделю назад, сэр, я стал «кровным братом» главы племени.

— Расскажите поподробнее о вашем житье там, Лэрри, — сказал Девлин. — Именно то, что обычно опускают в отчетах. Я бы хотел представить себе вас в обычной, повседневной обстановке...

— Вначале, сэр, к горам с трудом привыкаешь. Четыре тысячи футов после жары долин раздражают. Мео ничего не стоит отшагать несколько сот футов вверх и вниз, чтобы перебраться от делянки, где он выращивает маис, до опиумной плантации. Вначале я не мог понять, в чем секрет их выносливости. А потом понял: просто не нужно торопиться... Мео живут под одной крышей со всем своим скотом. Ночью в окне хижины перед вами маячит лошадиная морда, словно вы находитесь в какой-нибудь английской картинной галерее. А в ногах спит собака. Холод страшный! Должен сказать, кстати, что мео очень чувствительны к жаре. Сведения, полученные мною от специалистов по психологической войне о том, что ночные походы мео в долины и лаосские города объясняются «инстинктом враждебности к иноплеменникам», не подтвердились. Это вызвано только неспособностью мео долго переносить высокие температуры... Вы почти никогда не увидите мео без ружья. В массе — это самодельные самопалы со стволами из мягкого железа. У некоторых я видел и оставшиеся еще от французов карабины Кольта. За винтовку М-16 вы можете получить там, сэр, даже лошадь, с которой мео расстается только в крайних случаях.

— Отношение к белым, Ленард?

— Шаман, с которым мео весьма считаются, как-то объяснил мне, сэр, что мео и белые — братья, потому что и те и другие происходят от брака вдовы-мео с поросенком. Заметьте, сэр, это говорилось без тени насмешки и весьма серьезно. С такими вещами там приходится сталкиваться постоянно. Что касается вьетнамцев и лаосцев, то шаман заявил мне, что считает их врагами мео.

— Можете ли вы быть уверенным, что мео поддержат вас в ваших начинаниях, даже если вы призовете их на тропу войны?

— Я думал об этом специально, сэр. Мне кажется, что этого можно добиться. Мео обычно нападают на жителей долин, если становится известно, что какой-нибудь умерший шаман пошевелился в своей могиле. Это значит, что покойник раздражен, сэр. А в горах часты землетрясения, которые перетряхивают не только могилы. Вообще, мео очень независимы. Но мы с главарем племени пили кровь, выцеженную из наших пальцев и смешанную с маисовой водкой, и стали «кровными братьями». Я думаю, он решится повести свое племя за мной, если к призывам добавить еще и подарки.

— Сколько мужчин в вашем племени?

— Около ста пятидесяти, — ответил Лэрри.

— Негусто.

— Не следует забывать, — мягко вставил Уолт Дж. Корнуэлл-младший, — что такие племена составляют половину населения Лаоса и занимают восемьдесят процентов территории.

— И какие восемьдесят процентов! — молчавший до сих пор Лайбермен тряхнул кубиками льда в стакане. — Сплошные джунгли и горы, где, кроме них, никто не чувствует себя уверенно. Пара ваших друзей, Лэрри, могут вполне отщелкать на горной тропинке целую сотню красных.

— Вернемся, однако, к подаркам. Выпивка и оружие? — спросил Девлин.

— Виски или джин, независимо от их качества. Чем крепче, тем лучше. Оружие сделает их счастливыми. Но оно иногда стреляет не в ту сторону...

— Вы рассудительны, Ленард.

— Спасибо, сэр, — сказал капитан Ланкастер.

Вообще-то ему не нравилось, что его называют, как какого-то шофера, просто по имени. Но, видимо, Девлин был того сорта начальство, которое уже в армии начинает тренироваться в панибратстве на подчиненных, готовясь к политической карьере. Ланкастер не понимал таких. Денег этот Девлин греб предостаточно, по нему было видно. Отработал бы свое, купил ранчо и читал бы себе исторические романы Сесилии Холланд.

Лоуренс Девлин был удовлетворен услышанным. Выводы, которые были сделаны на совещании в Сайгоне, где присутствовали посол США в Лаосе Годли, генерал Крейтон Абраме и посол США в Таиланде Леонард Анкер, а также поступившие из Вашингтона инструкции показывали всю мудрость старика Грейвса Эрскнна, десять лет назад предвидевшего значение партнеров-сателлитов в войне на Индокитайском полуострове. Да и предшественник Девлина недаром ел свой лаосский клейкий рис, если заранее учел острую необходимость в таких «пионерах», как этот Ланкастер, засевших три года назад среди доверчивых горцев. «Азиаты против азиатов» — такова формула. Вопрос только в том, смогут ли такие «кровные братья» Действительно поднять мео и другие этнические группы против Патет-Лао и Вьетконга и как потом направлять их действия. А момент, когда это понадобится, судя по лногим признакам, уже был близок.

— Вы знаете, Ленард, — сказал Девлин, — что летом прошлого года мы нанесли в районе Долины Кувшинов удар противнику силами генерала Ванг Пао, одновременно в десять раз увеличив интенсивность бомбардировок территории, контролируемой Патет-Лао. По имеющимся агентурным данным, в ближайшее время следует ожидать контрудара противника. В горах севера, по нашим подсчетам, находится около двадцати тысяч хорошо вооруженных красных. Имеются сведения, что старые кадровые офицеры из лаосцев не могут до сих пор забыть годы антифранцузского Сопротивления и не верят нашей пропаганде насчет агрессии северовьетнамцев. Среди младших офицеров нейтралистские настроения еще сильнее. Я уж не говорю о солдатах, которые служат только ради жалованья и в любой момент согласны выпить в прифронтовых кабаках с солдатами Патет-Лао. Когда начнется атака, лаосские части без всякого сомнения будут отступать, стреляя поверх голов наступающих красных. И у нас не было и нет иного выхода, как бросить против коммунистов племена горцев — черных таи, лаотунгов и ваших мео, сотрудничавших еще с французами. Мы правильно поступили, когда начали замену ими личного состава армии Ванг Пао, дислоцированной в районе Долины Кувшинов. Сам Ванг Пао, как вы знаете, из знати мео, богат, весьма влиятелен среди соплеменников, которые признают за ним и ум, и политическую изворотливость. Некоторые наши советники ошибаются, принимая за чистую монету его. повадки рубахи-парня. Номера и знамена частей Ванг Пао остаются без изменения, королевскими. Но под ними будут сражаться наши солдаты, набранные за наши деньги среди горцев. По-настоящему говоря, это полностью наша армия. Именно поэтому я хочу, чтобы вы твердо запомнили, Ленард, что Ванг Пао со всеми его команчами — фигура, на которую можно опереться. А Ванг Пао и, соответственно, мы должны быть уверены в лояльности горных племен.

— Для обеспечения операций горцев мы усиливаем в Удоне оперативный центр 333, — продолжил Уолт Дж. Корнуэлл-младший. — Во Вьентьяне увеличиваем штат наших военных атташе. В районе к югу от Долины Кувшинов мы модернизировали нашу базу — Лонгченг. В ее распоряжение выделены аппарат телетайпной связи о Вашингтоном и средства непрерывной связи с Вьентьяном — несколько самолетов «карибу», «портер», ДК-3 и вертолеты. Район будет постоянно патрулироваться самолетами-наводчиками АД-6 7-го флота, вслед за которыми при необходимости будут появляться Б-52. Вас мы вызвали сюда, Лэрри, чтобы составить себе мнение о том, насколько готово ваше звено к действиям. До сих пор непосредственно боевой задачи перед вами не ставили. Теперь же, когда подготовительный период кончился, вам надлежит явиться в главную базу Ванг Пао — Самтхонг. Там вы получите боевую задачу. Будете действовать во главе ваших мео в качестве диверсионной группы в тылу противника в районе Муонгсаи, рядом с шоссе Луангпрабанг — Вьентьян. Сигнал к началу активных действий будет передан завтра же по всей сети нашей агентуры, находящейся среди горных племен.

— И учтите, Ленард, даже при выполнении уточненной задачи вы должны действовать не так, как покажется нужным вашему «кровному брату», а в строжайшем соответствии с приказами генерала Ванг Пао, — вмешался Девлин.

— Значит ли это, сэр, что я должен принимать его распоряжения без дублирования их по радио от вас?

— Да, Ленард. У Ванг Пао уже сидит майор Виллис. Все депеши генерала идут исключительно через него. И еще... Это уже просьба. Постарайтесь во Вьентьяне не очень мозолить глаза журналистам. Помните, что вы здесь лицо частное, капитан Ланкастер.

Через несколько дней, стоя на бетоне взлетно-посадочной полосы аэродрома Ваттай, капитан Ланкастер мрачно наблюдал, как три Т-28 неуклюже плюхались один за другим на посадочную полосу у вздувшейся морквы указателя направления ветра. Джим Уолш, радист, длинный и худой, стоял рядом с ним и, приоткрыв рот, взирал из-под длинного козырька кепи на выгружающихся из транспорта «Эйр-Америка» лаосских офицеров вместе с их женами, чадами и домочадцами.

— Джим! — отвлек его Ланкастер от созерцания юной лаоски.

— Сэр?

— Я хотел бы поговорить с вами на одну тему. Не как ваше начальство и все такое прочее. Скажем, как старший компаньон с младшим.

На конопатой переносице Уолша блестели бисеринки пота.

— Я понимаю, сэр, — сказал он. — Вы можете положиться на меня.

— В таком деле, о котором я собираюсь говорить, ни на кого нельзя положиться... Запомните, Джим. После Самтхонга женщины перестанут интересовать вас. У М'Нлу-жао вы будете смотреть на девочек мео только как на сестричек. Там же, в Самтхонге, вы оставите и вашу привычку курить, жевать резинку и насвистывать.

— Меня инструктировали на этот счет, сэр.

— А я вас, Джим, предупреждаю!

Полтора часа полета на винтовой «дакоте» они спали в креслах возле открытой двери, овеваемые прохладным ветерком.

На аэродроме в Самтхонге царила суета. Повсюду были солдаты в полном боевом снаряжении. Сами размеры представшей перед Ланкастером базы, размах строительства вокруг нее и каждые две-три минуты взлетавшие с ревом самолеты напомнили ему бангкокский аэропорт накануне вторжения во Вьетнам.

Вдали над городом кружили транспортники, ожидая разрешения на посадку. Несколько самолетов-наблюдателей стояли отдельной кучкой в самом углу аэродрома, присосавшись шлангами к бензозаправщикам. Было похоже на то, что вся машина, о которой ему рассказывал во Вьентьяне Уолт Дж. Корнуэлл-младший, готовилась к вводу в действие в самые ближайшие дни.

Отправив радиста в местный отдел изучения потребностей ЦРУ, чтобы узнать точные даты прибытия оружия, боеприпасов и амуниции в горы, Ланкастер решил было зайти выпить пива в служебном баре, как с подъехавшего «джипа» его окликнул лаосский офицер в камуфляжном костюме:

— Капитан Ланкастер?

— Я.

— Вас хочет видеть его превосходительство генерал Ванг Пао.

Счетчик на спидометре успел отщелкать без малого две мили, прежде чем они объехали аэродром стороной и остановилась у вертолета без опознавательных знаков. Ванг Пао стоял, окруженный свитой. Американцев, если не считать двух пилотов, около него не было. Мясистая физиономия генерала светилась довольством.

— Я слышал, вы стали «кровным братом» М'Нлу-жао! — сразу заорал он еще издали. Замашки французского колониального сержанта так и не выветрились из нынешнего командующего тайной армией ЦРУ в Лаосе. — Значит, мы теперь родственники?

Ланкастер почувствовал кислый запах сивухи.

— Выходит, что так, — ответил он, опуская обращение «сэр».

— Сейчас следуете назад? — спросил Ванг Пао.

— Генерал Девлин сказал, что я должен поступать в соответствии с вашим приказом...

Подумать только, крутилось в голове у Ланкастера, что эту жирную свинью обслуживают сейчас 1200 наших ребят и за его шкуру заплачено Филом Вербиски.

Узенькие глазки Ванг Пао с покрасневшими белками буравили Ланкастера.

— Приказ вы получите в оперативном отделе моего штаба... Что это вы сегодня такой официальный и не хотите разговаривать по-человечески?

— Простите, генерал, я измотался за эти четыре дня отсутствия, и мне предстоит еще куча дел. В частности, нужно уладить все с отделом по изучению потребностей. А там всегда столько писанины...

— Ну, ладно-ладно, — его превосходительство дружески ткнул Ланкастера кулачком в бок. — Я попрошу, чтобы для вас облегчили это бремя. Родственники должны помогать друг другу.

Адъютант в камуфляжной форме хихикнул. За ним осклабилась и вся свита. Оба пилота там, наверху, равнодушно смотрели на весь этот цирк.

— Так я могу идти, сэр? — спросил Ланкастер.

— Валяйте. Но только сначала в штаб за приказом, а потом в отдел. Там как раз страдает с похмелья ваш дружок, майор Виллис. И еще передайте М'Нлу-жао: пусть не вздумает портить мне игры. Он поймет, о чем я говорю. Затем я вас и вызывал.

Обладателем таких стоптанных ботинок, как те, что красовались на письменном столе, мог быть только майор Виллис. Между ботинками стоял бешено крутящийся фен, гнавший ветер на раскрытую волосатую грудь и в страдальчески сморщенное лицо майора.

— Глядите-ка, — прогнусавил он, — Лэрри!

У майора была профессиональная болезнь канцелярских крыс, проведших долгие годы в тропиках, — насморк. Майору постоянно приходилось выходить из прохладного помещения, где работал кондиционер, в жару, и обратно.

— Привет, Чарли!

Ланкастер действительно рад был его видеть. Виллис всегда сидел не только на груде амуниции, но и на целой куче новостей, коими охотно делился и с Ланкастером.

— Что будешь пить, Лэрри? — спросил он.

— А сам?

Виллис провел по волосатому животу ладонью, показывая, что его сейчас стошнит от одних этих слов.

— С боровом? — спросил Ланкастер.

Виллис кивнул.

— Всю ночь. Всю ночь я должен был слушать трогательные рассказы его превосходительства Ванг Пао о его деточках. Сначала мы поговорили о четырех сыночках, которые живут в Бангкоке.

Потом о пяти ублюдках во Вьентьяне. И, конечно же, мы вспомнили Париж в связи с тем, что и там торчат его два наследника. Хорошая резервная линия, а? Отсюда он шлет золотишко во Вьентьян, оттуда в Бангкок и далее до Парижа. А когда красные шлепнут его по заднице окончательно, он прихватит все, что еще останется здесь, и сделает дяде Сэму ручкой...

Майор не стеснялся Ланкастера по многим причинам. Во-первых, они знали друг друга еще в Штатах. А здесь, где было полным-полно проходимцев и каждый думал только сам за себя, это кое-что значило. Во-вторых, именно Виллис, три года назад бывший еще капитаном, давал Ланкастеру последние инструкции на таиландской базе ЦРУ оперативного центра 333 в Удоне перед отлетом в Лаос. А в-третьих, все отчеты Ланкастера в последние два года шли в центр через майора Виллиса, который сопровождал их своими заключениями, как правило, показывая их перед отправкой Лэрри...

— А разве, когда мы подобрали четыре года назад этого Ванг Пао, он был иным? — сказал Ланкастер. — Когда в управлении было принято решение о создании наших частей, мы больше думали о Вьетнаме, Камбодже и Таиланде. Лаос был на последнем месте по ассигнованиям...

— Всю жизнь тебя интересуют только деньги.

— И не только это...

— Что же именно?

— Могу сказать, меня только что на этот счет вразумили в оперативном отделе штаба Ванг Пао. Пункт «эй» — ликвидация руководителей коммунистической стороны, пункт «би» — нарушение связи и коммуникаций противника, пункт «си» — операции по сковыванию возможно большего числа подразделений противника в ходе партизанской войны...

— Ты что, получил эту боевую задачу? — майор Виллис убрал ноги со стола. — Вот уж не думал, что она достанется тебе.

— Не далее как полчаса назад. Через неделю буду у тебя со всей своей бандой. Убит Фил Вербиски, и я — на его место...

— Ну, знаешь, после такой новости с тобой стоит выпить. Не уверен, что я долго еще смогу позволять себе такую роскошь... Я одел и вооружил пятнадцатитысячную армию Ванг Пао, я плачу ей исправно жалованье и даже передаю ей приказы сверху, но я не поручусь за то, что она обойдется с нами так же благородно. Скорее всего она разбежится, едва завидев красных, и ты, Лэрри, окажешься со своими мео глубоко в тылу у коммунистов.

— Но пока на это как будто не похоже. В конце концов все три его официальные жены сидят на месте, в резиденции.

— Не будь простаком, Лэрри, — сказал Виллис. — Жены для Ванг Пао служат только средством закрепить связь с наиболее влиятельными семьями мео. Любовью он занимается во многих местах, но только не дома. Этот человек лишен каких-либо чувств, кроме корысти и ненависти. У него нет морали, потому что он феодал, да к тому же наемный солдат, и чтит только силу. Я знаю точно, что Ванг Пао вспыльчив. Он убил однажды из-за пустяка сержанта-связиста. Но он готов проглотить и переварить любое дерьмо, если уверует, что это несет выгоду... Выгода... Он игрок, готовый на любую ставку, будь это его жены, братья или вообще пара миллионов его желтых соотечественников...

Разволновавшись, майор Виллис опрокинул в себя виски, предназначавшееся для Ланкастера.

— А, черт! — сказал он. — А вообще, Лэрри, плюнь... Пусть этот сукин сын Ванг Пао со своей бандой полковников делает политику. Лейтенанты и сержанты, которых мы учим щелкать затворами, ребята бедовые. В джунглях они как дома...

Когда они расставались, настроение у обоих было неважное, хотя майор после стаканчика виски почувствовал себя гораздо лучше.

В деревню Нон-Ку Ленард Ланкастер и Джим Уолш прибыли под вечер. Радист задыхался от резкой перемены высоты. Лэрри поймал себя на мысли, что ему приятно вновь ощущать запах лошадиного навоза и дыма, слышать хрюканье свиней и квохтанье кур. Он роздал две банки конфет детям, которые встретили его метров за двести от первых домов, и зашагал вдоль хижин в сторону дома вождя. Никто из мужчин не приветствовал его. Таков здешний обычай. Мео приходят и уходят, когда хотят, никому не отчитываясь, а Ланкастер теперь был для них мео.

— А, Лэрри, — только и сказал ему М'Нлу-жао. Он был выряжен в старую миссионерскую шляпу и китель со стоячим воротником, поверх которого был надет серебряный ошейник с пастями драконов на концах. Все его пять жен и три дочери были тут же. — Me Эа заждалась тебя...

Считалось, что малолетняя дочь вождя выйдет замуж за Ланкастера, как только подрастет. Уолш уставился на весь гарем, забыв поставить на землю ящик с рацией.

— Тебе привет от Ванг Пао, — сказал Ланкастер, расшнуровывая ботинки. — Он готовит большую войну поотив жителей долин.

— Сорок из каждой сотни мео уже погибли в этой войне. Скоро придется призывать тех, кто не оправдал своего появления на свет и еще не произвел потомства, — проворчал М'Нлу-жао.

— Я твой кровный брат. И я тоже собираюсь начать войну. Неужели ты не поможешь мне?

— Выпей-ка лучше, — сказал вождь, наливая Лэрри в грязную миску мартель. — Туман покрывает горы, и пора уже спать. Утром поговорим...

Всю ночь Ланкастер, несмотря на усталость, почти не сомкнул глаз. Он забылся под утро и проспал сеанс связи, на которую Уолш вышел один. Измученный с непривычки холодной ночью в горах, Джим, зевая во весь рот, принял радиограмму из Самтхонга и расшифровал ее. Майор Виллис сообщал, хотя и не имел на это права, что племена мео на таиландской территории восстали против правительства, которое раньше считали «отцом и матерью». Убиты три американских советника.

В течение дня Лэрри подбрасывал последние запасы виски то в один, то в другой дом в деревне. Уолш валялся на травке среди ребят и рассказывал, что через несколько дней придет конвой с подарками для них и карабинами для их отцов. Вечером подвыпившие мужчины передавали эту новость друг другу, собравшись у дома вождя. М'Нлу-жао молчал весь вечер и потом, подпираемый с обеих сторон женами, ушел в хижину. Когда «брат по крови» скрылся в темном зеве своего дома, Ланкастер сказал так, чтобы его слышали все:

— Чтобы пришел конвой, нужно отогнать от троп патрули Патет-Лао. Шаман По оказал мне, что могила его предка Лай Чау разворочена...

Утром три разведчика мео вышли из деревни в восточном направлении, где находились тропы Патет-Лао. Капитан спецчастей армии США Ленард Ланкастер смотрел, как они один за другим исчезают в зарослях бамбука. Три года тяжелой работы, кажется, не пропали даром. И только долговязая фигура Джима Уолша напоминала ему о страхе, который он испытал, прочитав телеграмму: «Племена мео на севере Таиланда вышли из-под влияния. Убито три советника».

С. Барсуков

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4072