Киберпространство вместо конюшен

01 января 2003 года, 00:00

Один из экспозиционных залов Кунстхалле

Квартал музеев в Вене — это не только постоянные экспозиции и сменные выставки, не только уникальное сочетание старого и нового искусства. Сам воздух и мостовые здесь музейные. Станция метро называется «Квартал музеев», гостиницы — «Музей» и «Искусство Вены». Даже автоматы, которые в других местах заполнены жевательной резинкой и сигаретами, в этом венском квартале торгуют выставочными каталогами.

Вена — один из самых «музейных» городов мира: здесь более 200 музеев. Произведения Тициана, Веласкеса, Брейгеля насчитываются не единицами — залами. И вдруг именно в этом городе, где художественная среда более чем насыщенна, затевается строительство Квартала музеев (MQ) — нового комплекса, где разместилось шесть музеев и еще сорок организаций культуры. Ради чего правительство Австрии и муниципальные власти Вены истратили 145 миллионов евро?

MQ расположен в самом центре австрийской столицы. Причудливые барочные здания бывших императорских конюшен стоят здесь бок о бок с ультрасовременными архитектурными сооружениями, культурные учреждения разных типов (от детского информбюро до центра современного танца) чередуются с кафе и магазинами. Старая живопись и современное искусство, архитектурный декор XVIII столетия и медиа-арт, возможно, никогда не соседствовали столь тесно.

Узкие улочки кварталов, примыкающих к MQ, представляют собой сплошную ленту сувенирных лавок, антикварных магазинов, художественных салонов и галерей. Окрестные кафе часто завешаны от пола до потолка произведениями современных художников. Присмотревшись внимательнее, обнаруживаешь небольшие ценники — картины продаются. Так что унести с собой можно не только воспоминание о съеденном венском шницеле, но и какой-нибудь натюрморт для домашней столовой. Своего рода пища материальная и духовная. Что же касается последней, то ее в неограниченных количествах обещают в первую очередь музеи внутри MQ.

Музей современного искусства

Музей современного искусства (MUMOK) обладает одним из крупнейших в Европе собраний. Классический модернизм, искусство 60-х и 70-х годов прошлого столетия, венский акционизм, минимализм и концептуализм — вот далеко не полный перечень разделов этой обширной коллекции. До недавнего времени она экспонировалась фрагментарно в двух небольших залах, расположенных в разных частях города. Долгожданная встреча разлученных состоялась 15 сентября 2001 года, когда в MQ открылось специально выстроенное для MUMOK здание — 7-этажное с двумя подземными уровнями. Нарочито брутальное снаружи, оно поражает артистизмом внутренней отделки. Едва ли не центральным объектом современного искусства оказывается стеклянная лифтовая шахта, пронизывающая своей вертикалью пространство интерьера.

MQ: вид сверху

Первый вопрос, который я задал директору MQ Вольфгангу Вальднеру, был таким: «Почему Вы считаете, что многочисленные организации культуры оставят насиженные места и начнут дружно перебираться к вам?» — «Ну это совсем просто, — усмехнулся мой собеседник, — у нас такие льготные условия аренды, каких в Вене нет нигде, даже на окраинах. Здесь все принадлежит государству и муниципалитету, и они установили монопольно низкие цены.

Музеи и другие крупные организации получили свои здания на длительные сроки почти задаром. Несколько иная ситуация в 21-м квартале (21-й квартал — Q21 — «немузейная» часть MQ, где расположены офисы, магазины, художественные студии и т. п. — Прим. автора). Арендная плата там тоже низкая, но договор мы заключаем только на 2 года. По прошествии этого срока комиссия из независимых экспертов примет решение по поводу каждого обитателя Q21: соответствует ли его деятельность миссии Квартала музеев. После чего арендный договор может быть либо продлен, либо нет. В идеале мы считаем, что площади в Q21 должны использоваться по формуле 80/20: 80% — культура, 20% — бизнес. Пока это не так, и мы смотрим на эту ситуацию сквозь пальцы: людям надо обустроиться на новом месте. Но 2 года — не такой уж большой срок...».

В разговоре выяснились еще некоторые интересные детали. MQ — некоммерческий проект, который и не планируется выводить на уровень самоокупаемости. «Но можно посмотреть на дело и с другой стороны, — подчеркнул г-н Вальднер. — Для нас не столь важно, чтобы MQ окупал себя как система зданий и коммуникаций, гораздо существеннее, что он превращает культуру в мощный ресурс развития города. За первый год работы MQ (июль 2001 — июль 2002) через нас прошло 1,7 млн. посетителей, четверть из которых иностранцы. Если считать, что каждый визитер оставил здесь около 20 евро (цена полного билета в MQ, который дает право посещения всех музеев, — 27 евро. — Прим. автора), то получается приличная сумма. И не существенно, что большая часть этих денег достается не MQ, а музеям, кафе, магазинам и т. д. Деньги все равно остаются в Вене!».

Кунстхалле

Выставочный центр «Кунстхалле» принадлежит муниципалитету Вены. Здание основательно перестроено, о чем, находясь внутри него, догадаться непросто — настолько ловко вписаны в старые архитектурные объемы современные экспозиционные залы. Во время моего пребывания в Вене там проходили две выставки: «Дорогой художник, напиши мне…» и «Деанимация».

Непосредственно к Кунстхалле примыкают киноконцертные залы E и G. Почему они называются E и G и куда подевались залы А, B, C, D и F, мне выяснить не удалось. Возможно, их постигла та же судьба, что и дематериализовавшихся персонажей Мартина Арнольда. Так или иначе, но залы E и G вполне реальны — это помещения с трансформирующимся пространством, где проходят оперные концерты, Венский фестиваль, два фестиваля танца и кинофестиваль «Viennale». А перед Кунстхалле расположился самый большой открытый «фестивальный зал» — гигантский внутренний двор MQ.

Кунстхалле. Экспозиционный зал

На выставке «Дорогой художник, напиши мне...» с подзаголовком «Радикальный реализм после Пикабиа» экспонируются полотна 17 современных художников, считающих себя последователями Фрэнсиса Пикабиа. Меня, человека выросшего в окружении реализма критического и социалистического, радикальный реализм в австрийском исполнении привел в содрогание. Какой-то он уж очень радикальный! Впрочем, современное искусство и не стремится к тому, чтобы его любили…

«Деанимация» представляет собой лабиринт из небольших просмотровых залов, где демонстрируются кинофрагменты (порой на нескольких экранах одновременно). Это авторская выставка Мартина Арнольда, одного из известных австрийских мастеров экспериментального кино. В качестве объекта для манипуляций Арнольд избрал ряд старых голливудских фильмов, в первую очередь фильм ужасов «Невидимый призрак» (1941 год). С помощью компьютерной обработки киноленты автор добивается того, что из фильма начинают исчезать персонажи и постепенно истинным главным героем становится пустота. По словам куратора выставки Томаса Мейсганга, главным нервом «Деанимации» является проблема исчезновения фильмов, в которых на первом месте стоят актеры и действие. В конце фильма смущенный детектив задает ключевой вопрос: «Что теперь?»…

Три века «Лошадиного» квартала

Гуляя по MQ, то тут, то там натыкаешься на изображения лошадей: рельефные морды пристально глядят на гостей со стен. Дело в том, что комплекс зданий, в которых разместился MQ, когда-то задумывался как королевские конюшни. В 1713 году Карл VI поручил первому зодчему государства Иоганну Бернхарду Фишеру фон Эрлаху решить «квартирный вопрос» императорских лошадей. Десять лет жизни положил архитектор на строительство конюшен, но ему так и не суждено было увидеть свое детище законченным. В 1723 году Иоганн Бернхард скончался, главный фасад здания через два года завершил его сын, Иоганн Эммануил. В полном же объеме грандиозный архитектурный проект не был реализован никогда.

Следующую страничку истории квартала открывает 1918 год: Австро-венгерская монархия пала, и большинство зданий распродали с аукциона. Что в них только не размещалось! Правда, недолго — с 1921 года комплекс приспособили для проведения торговых выставок, салонов и ярмарок. «Messepalast» — что-то вроде отечественного ВВЦ или «Экспо» на Красной Пресне. Естественно, лошадиные стойла пришлось основательно перестроить, превратив в павильоны.

Для культурных целей здания впервые использовали в 1985 году, когда здесь устроили Венский фестиваль. Место для его проведения выбрали не случайно: уже 5 лет широко обсуждалась идея преобразования бывших королевских конюшен в Квартал музеев. На споры ушло ровно десятилетие (вот уж действительно семь раз отмерь). Хотя причины такой нерешительности понятны: конкурировали три предложения — отдать это место под торговый центр, гостиничный комплекс и квартал музеев. В споре между культурой и бизнесом культура одержала верх. Был объявлен тендер архитектурных проектов, который проходил в два этапа при участии 88 фирм. Наконец, в 1990-м году назвали победителя. Им стала венская фирма «Ортнер и Ортнер».

Впрочем, архитектурные баталии не только не стихли, но даже вспыхнули с новым накалом. Камнем преткновения стала 70-метровая «Башня чтения», которую «Ортнер и Ортнер» планировала возвести в центре квартала. Фирма исходила из идеи, что создает абсолютно новую культурную среду, у которой должен быть свой архитектурный символ — и не какой-нибудь, а самый суперсовременный. Общественность упирала на то, что нарушится этажность застройки и пострадает облик исторического центра города. В итоге затяжных дебатов позиция консерваторов возобладала. Впрочем, «Ортнер и Ортнер» осталась при своем мнении. На фирме продолжают надеяться, что небоскреб (кстати, очень красивый и динамичный) еще будет возведен. Его макет воспроизведен в архитектурном каталоге MQ, подготовленном фирмой, а вместо конкретного срока сдачи стоит: «200?».

Строительные работы в MQ начались в 1998 году, а официальное открытие — уже в 2001-м. Год спустя была завершена реконструкция крыла Фишера фон Эрлаха, где разместилась часть Квартала 21. В некоторых зданиях MQ работы еще продолжаются...

Музей Леопольда

«Леопольд коллекцион» — одно из лучших собраний австрийского искусства конца XIX—XX столетий. А имя Рудольфа Леопольда в этой стране произносят столь же благоговейно, как у нас имя Павла Третьякова. Рудольф Леопольд родился в Вене в 1925 году. Окончил медицинский факультет Венского университета и открыл частную практику. Единственное, что выделяло Леопольда из почтенного сословия венских врачей — это страсть к истории искусства и коллекционированию. А из числа коллекционеров — любовь к австрийскому экспрессионизму, и особенно к малоизвестному в то время художнику Эгону Шиле, которому профессионалы давали весьма скромную оценку, называя его «местным талантом».

Все изменил 1955 год: Леопольду поручили тогда отобрать работы для выставки современного австрийского искусства в Музее Стеделик в Амстердаме. Именно там творчество Шиле по-настоящему «открыли». Потом было много выставок, коллекция Леопольда продолжала пополняться новыми именами и разделами, но в начале 1990-х годов наступил кризис. Частному лицу стало не по силам содержать столь значительное собрание.

В 1994 году при поддержке правительства и Национального банка Австрии был создан фонд Леопольда, взявший на себя управление уникальным собранием. А в 2001 году произошло еще одно знаменательное событие: Музей Леопольда переехал в специально построенное для него здание в центре MQ. Рудольф Леопольд по сей день остается бессменным директором музея своего имени.

Экспозиция этого музея исключительно разнообразна: произведения мастеров венского сецессиона и экспрессионизма — Густава Климта, Эгона Шиле, Оскара Кокошки — соседствуют с предметами из Африки и Океании, образцами китайского и японского искусства. Такое сочетание на первый взгляд выглядит странно, однако при ближайшем рассмотрении оказывается весьма органичным. Увлечение экзотическими культурами — характерная черта европейского искусства рубежа XIX—XX столетий. Особую роль здесь сыграла Всемирная выставка 1889 года в Париже с обширными разделами, посвященными странам Океании и Юго-Восточной Азии. После нее стремление европейцев «припасть к ценностям изначальной культуры» становится почти неодолимым. Поль Гоген уезжает на Таити, испытывая «священный ужас перед чем-то бесконечно древним», немецкие экспрессионисты Нольде и Пехштейн путешествуют по Океании, французы Дерен, Вламинк и Матисс в 1900-е годы коллекционируют африканскую скульптуру и заражают своим увлечением Пикассо. Таким образом, в экспозиции Музея Леопольда искусство внеевропейских цивилизаций выполняет роль контекста, в котором на глазах у зрителя как бы формируется художественная культура ХХ века.

Современная пристройка к зданию КунстхаллеКвартал 21

Квартал 21 (Q21) — «квартал XXI века» — расположился в зданиях по периметру MQ. Но в концептуальном смысле Q21 принадлежит центральное место. Именно здесь становится ясным, ради чего было затеяно строительство MQ.

Предназначение Q21 — стать «фабрикой искусств», местом современного культурного производства, которое поможет сформировать новый образ австрийской столицы. Вене уже тесен имидж города великих композиторов прошлого, классической оперы и старого искусства. «Ей пора заявить о себе как о городе культурных инноваций, городе, порождающем ультрасовременные художественные формы», — утверждают создатели Q21.

Что же такое Q21? Это — инфраструктура для производства и предъявления современных культурных проектов, а также площади для творческих агентств, студий видео-арта и электронной музыки, художественных и театральных мастерских, выставочные залы, помещения для художественных акций, книжные и медиа магазины. Q21 рассчитан на одновременную реализацию нескольких десятков культурных инициатив, независимых и в организационном, и финансовом смысле.

Для того чтобы поработать в Q21, совсем не обязательно быть австрийцем. Льготные, если не сказать тепличные, условия создаются для любой художественной инициативы, вне зависимости от гражданства ее авторов.

Музей табака

Музей табака — культурный центр компании «Austria Tabak». В путеводителях он позиционируется как «место встреч для курильщиков и толерантных некурильщиков». Экспозиция — хотя и небольшая, но очень занятная — посвящена истории табака и его употребления начиная с XV столетия. Замысловатые трубки и невиданных размеров сигары соседствуют здесь с хитрыми курительными приборами и совершенно древним на вид автоматом для продажи сигарет.

Архитектурный центр

Отправляясь в Архитектурный центр, я, честно говоря, не ожидал увидеть ничего интересного. «Ну, думаю, очередной Дом архитектора». И надо сказать, ошибся. Первая и самая важная особенность Архитектурного центра состоит в том, что в отличие от классического Дома архитектора он предназначен не для профессионалов, а для широкой публики. В Центре проходят 4—6 крупных выставок в год (не считая множества мелких), лекции и публичные дискуссии по современной архитектуре, организуются экскурсии по Вене, он имеет общедоступную библиотеку и архив, оказывает разнообразные информационные услуги. Вся эта деятельность координируется с Венским Архитектурным конгрессом и ориентирована не столько на изучение истории архитектуры, сколько на популяризацию и «обкатку» новых градостроительных идей.

Возможно, австрийские зодчие «обжегшись на молоке, дуют на воду» — сколько упреков, справедливых и не очень пришлось им выслушать в ходе строительства MQ. Сколько раз приходилось корректировать и даже радикально переделывать готовые проекты. Теперь в Вене появилась площадка для коммуникации между теми, кто строит дома, и теми, кому в этих домах жить.

Детский музей

В Детском музее (ZOOM) посетителя ждет масса неожиданностей. Первая — вопрос, задаваемый прямо при входе: «Вы один или с ребенком?». Оказывается, для детей и взрослых здесь предусмотрены разные программы осмотра. Второй сюрприз — предложение разуться при входе в экспозицию. Дети обожают сидеть на полу, и это широко используется при проведении экскурсий и кружков. А потому обувь, как в мечети, приходится оставлять на специальных стойках. Экспозиции музея в высшей степени интерактивны, например в разделе, посвященном одежде, экспонаты можно примерить. В последнем зале дети под присмотром мастеров сами пробуют сшить что-нибудь из гардероба. Вообще в целом ZOOM — не столько музей, сколько хорошо организованное пространство для практических занятий. Вокруг ZOOM постепенно складывается детская зона MQ. Рядом расположился Детский информационный центр: здесь можно проконсультироваться по любому вопросу — начиная с подробностей о работе поликлиник и детских садов и заканчивая заказом экскурсий. В соседнем здании в 2004 году откроется Детский театр.

Рюкзак в вестибюле

MQ — идеальная отправная точка для культурных маршрутов по Вене. В непосредственной близости находятся: Музей истории искусств и Естественнонаучный музей, императорский дворцовый ансамбль Хофбург и Народный театр, на расстоянии небольшой пешеходной прогулки — знаменитое графическое собрание Альбертина, галерея Академии художеств (та самая, где висит «Страшный суд» Иеронима Босха) и Сецессион — маленький архитектурный шедевр, давший название целому стилю в западноевропейском искусстве рубежа XIX—XX столетий. Одним из ярких представителей стиля сецессион был австриец Густав Климт, чьи изысканные живописные панно украшают интерьеры здания. Все это сулит посетителю величайшие духовные соблазны. Впрочем, есть тут соблазны и иного рода: неподалеку от MQ проходит Марианхильфештрассе — самая длинная в Вене «улица покупок».

А еще в MQ стоит заглянуть хотя бы ради того, чтобы окунуться в его удивительную атмосферу. Вена вообще — город спокойный, неторопливый и очень благожелательный. В ответ на вопрос, как пройти туда-то и туда-то, здесь не только подробно объяснят, но скорее всего и проводят. Но MQ, даже по венским понятиям, — что-то особенное. Сказать, что эта среда очень комфортна и соразмерна человеку, все равно, что не сказать ничего. Кажется, все здесь рассчитано не на движение мощного туристического потока, а на длительное спокойное вживание.

Получилось так, что первым местом, которое я посетил в Вене (а прилетел я из Москвы на следующий день после освобождения заложников «Норд-Оста»), был Кунстхалле. Войдя туда, я обнаружил в совершенно пустом вестибюле первого этажа оставленный кем-то большой плотно набитый рюкзак. Как сознательный и бдительный гражданин, я немедленно обратился к смотрительнице залов, указав на этот источник потенциальной террористической угрозы. А в ответ услышал: «Хозяину, наверное, тяжело таскать. Когда все посмотрит, заберет. Вы не беспокойтесь: у нас тут ничего не пропадает...». Я понял, что попал в другой мир.

Трудный день понедельник
Если вы попали в Вену всего на один день, и этот день понедельник, вам не повезло. У большинства венских музеев он — выходной. Но гуманные австрийцы все-таки оставили приезжим несколько лазеек, которыми можно воспользоваться. Из музеев, работающих в понедельник, наиболее интересны:
Дом музыки/Haus der Musik
Естественнонаучный музей/ Naturhistorisches Museum
Императорский дворец/Hofburg
Императорский дворец/Schonbrunn
Музей военной истории/ Heeresgeschichtliches Museum
Музей Зигмунда Фрейда/Sigmund-Freud-Museum
Музей Леопольда/Leopold Museum
Музей техники/Technisches Museum

Музейные вечера
Музеи в Вене закрываются рано, от 16.00 до 18.00. Однако некоторые из них раз в неделю имеют удлиненный рабочий день. Воспользовавшись приведенной ниже таблицей, можете составить для себя вечернюю музейную программу.
Понедельник
Дом музыки /Haus der Musik (открыт до 22.00)
Вторник
Музей декоративно-прикладного искусства / Museum fur angewandte Kunst (MAK) (до полуночи)
Среда
Естественнонаучный музей / Naturhistorisches Museum (до 21.00)
Четверг
Музей истории искусств /Kunsthistorisches Museum (до 21.00)
Музей техники / Technisches Museum (до 20.00)
Сецессион / Secession (до 20.00)
Еврейский музей / Judisches Museum (до 20.00)
Выставочный зал Kunstlerhaus — современное искусство
(до 21.00)
Выставочный зал Kunsthalle Wien — современное искусство
(до 22.00)
Пятница
Музей Леопольда /Leopold Museum (до 21.00)
Суббота
Выставочный зал «Bank Austria Kunstforum» — искусство XIX—XX вв. (до 21.00)
Воскресенье
Дом музыки /Haus der Musik (до 22.00)

Алексей Лебедев, доктор искусствоведения

Рубрика: Музеи мира
Ключевые слова: музей
Просмотров: 8326