Лицом к лицу с реликтом

01 февраля 1989 года, 00:00

Фото В. Рогова и Л. Ершова

После публикации в № 9 «Вокруг света» подборки «На пороге неведомого» почта доставила в редакцию десятки интересных писем. Вот что пишет, например, А. И. Куркин, Иркутск:

«В 1976 году я работал в 130 километрах севернее Тынды. В октябре собрался как-то на охоту. Чтобы не блуждать по тайге, пошел вверх по реке Ларба. Через 10 километров вышел на очередную песчаную косу, чтобы по перекату перебраться на другой берег и по трассе вернуться домой, так как охота не клеилась. Внезапно пошел густой снег. Брода я не нашел. Пришлось возвращаться назад. И тут на косе невдалеке от своих следов я и увидел эти огромные следы босых ног. Были они прямыми, ровными, длиной более 30 сантиметров. Причем очень широкие. Отпечатков пальцев не было видно, оставалось предположить, что они были подогнуты. След от следа был на расстоянии 70—80 сантиметров, как у человека. Подумалось, что он прошел осторожно в то время, когда я был у реки. Первая мысль — медведь, но тут же опамятовался — медвежьи следы я знаю хорошо. К тому же этот был явно отпечаток ног. Ни на что конкретное следы не похожи. Все свидетельствовало о свежести их. Следы обрывались в густом кустарнике на берегу. Внезапно на меня напал страх, я как бы понял, а может, почувствовал, что с расстояния нескольких десятков метров это «нечто» смотрит на меня. Нервы мои не выдержали, и я убежал. Я часто рассказывал об этом случае, называя сознательно следы медвежьими, раздумывая о том, что мне могут и не поверить. Но сам знал, что встретил неведомое».

В. И. Падалвин, Волгоград:

«Я был участником боев на реке Халхин-Гол в 1939 году, слышал от товарищей о том же событии, о котором рассказано в девятом номере журнала (сообщение Г. Н. Колпашникова)».

А. А. Саженин, Воронеж:

«Мой прадед Сергей Иванович Нестеров, всю жизнь проработавший в лесу, неоднократно видел там так называемого «лешего». Его внешний вид и вид реликтового гоминоида, как его описывают, аналогичен. Прадед говорил, что до 1910 года в Хреновском бору Воронежской области он часто встречал это существо. В двадцатые годы его еще можно было встретить, а вот в тридцатые уже никто ничего подобного не рассказывал».

Е. Т. Кидралиев, село Такаяигак Ташкентской области:

«Об адамджапайы (снежном человеке), кстати, как и об албастыджестырмаке, я слышал от своих односельчан не раз.

Хочу рассказать о случае 1939 года, происшедшем с жителем Коргон-Тюбе Чаткальского района. Он был коренастым и сильным, часто вступал в борьбу с палванами (силачами). Всю жизнь был охотником-одиночкой. Однажды, изрядно побродив по хребтам Тундюк-Сандык (Таласское Ала-Тоо), присел отдохнуть. После еды его стало клонить в сон. Ружье он прислонил к плоскому камню, на котором сидел. Затем, положив мешок под голову, прилег и задремал. Проснулся от непонятного шороха. Открыл глаза, оглядел ружье, мешок. Взгляд заскользил вокруг — и в метрах двадцати он увидел человека, покрытого темной шерстью. Тот стоял боком, но смотрел на охотника. (Типичная позиция реликта.— М. Б.). Через минуты 2—3 он поднял руку и погрозил мне одним из пальцев (каким—охотник не разглядел). Когда он скрылся из виду, охотник обошел вокруг камня и явственно различил следы вокруг него в трех-четырех метрах, а затем уходящие в сторону».

Н. Койчукеев, село Джекен Киргизской ССР:

«Поселок городского типа Казарман расположен среди южных гор республики. Здесь на вершинах лед и снег не тают даже в летнюю жару. Мой родственник и сосед как-то в конце семидесятых годов выехали вместе на охоту. Дорога, петляя по ущелью, постепенно сужалась, а затем превращалась в узкую тропу, по которой можно было продвигаться только след в след. К полудню добрались до пещеры с высоким входом (можно было поднять руки и не достать до верха). Стреножили коней, дальше пошли пешком. Часа через два вышли на стадо кийков и подстрелили одного. Оттащили тушу в пещеру, где заложили валунами, чтобы хищники не утащили добычу. А сами поехали домой. Захватив ножи и переметные сумы, отправились на следующий день за тушей. Когда до пещеры оставалось метров сорок, кони вдруг настороженно подняли уши, начали храпеть и пятиться назад. Седоки осадили их, быстро стреножили и пошли в пещеру пешком, решив, что туда забрался хищник. Обогнули холм и вышли к входу. В этот момент над пещерой раздался шорох. Оба подняли головы... и буквально онемели от удивления и страха. По склону медленно подымалось волосатое в полтора человеческих роста человекоподобное существо. Оно как бы нехотя оглянулось на застывших внизу людей и не спеша продолжило свой путь.

Бедра незнакомца по толщине можно было приравнять к толщине груди здорового человека. Мускулистые, толстые руки опускались почти до колен. Голова плотно сидела в туловище, шеи не было. Весь он выглядел каким-то округлым, сплошные бугры массивных мышц. Лицо без волос. Вместо носа два круглых отверстия. В общем, малоприятное, даже свирепое лицо.

Когда он обогнул выступ скалы, оба человека со всех ног бросились к лошадям и пустились во весь опор домой, стараясь обогнать друг друга. Как потом выяснилось, камни, которые едва сдвигали два человека, были небрежно разбросаны по пещере. От туши остались кости, разломанные, как спички. Можно было предположить, что пришелец высасывал из них мозг».

А. М. Митина, Калуга:

«В самом начале тридцатых годов мой дед одним из первых вступил в колхоз и работал на пасеке. В то время на Рязанщине еще были большие массивы лесов, перерезанные болотами и оврагами. Как-то раз пришел он с пасеки очень расстроенный и что-то стал рассказывать бабушке. Я просила ее объяснить мне, что произошло. Она все отнекивалась. В конце недели дед опять вернулся не в себе. Что-то сказал бабушке, и та пообещала навестить пасеку. Я с трудом уговорила ее, чтобы она взяла и меня. Солнце садилось за лес, когда перед нами возникла знакомая картина: ульи, избушка, костер. Когда сварилась похлебка, дедушка положил в угли картошку. Мы вошли в избушку. Было темно. Огня не зажигали. Дед твердил одно и то же: «Сейчас придет, вот увидишь!» Они с бабушкой прильнули к маленькому окошку, а меня заставили играть с Полканом на полу. В какой-то момент тот вдруг вскочил на ноги, шерсть на его загривке поднялась, и он тихо, с жалобным надрывом, завыл. Стало жутко. Дед зашептал: «Смотри под орешник внимательнее. Вон-вон, справа!»

Я не утерпела, протиснулась к окошку и стала вглядываться туда, куда он указывал. И хоть было темно, но я рассмотрела человека высокого роста, широкого в плечах, который в этот момент вышел на поляну. Ступал он медленно и тяжело. Мы замерли. Потом я заплакала. Дедушка меня погладил по голове: «Не бойся, он сюда не пойдет». Зубы стучали у меня от страха, но я все равно смотрела, куда он идет. А он направился прямо к костру, опустился на четвереньки и стал разбрасывать угли. Угли вспыхивали, освещая на короткие мгновения фигуру незнакомца. Особенно запомнились мне руки и лицо, покрытые шерстью, как и все тело. Он выхватывал из костра картошку и отбрасывал ее в сторону. Затем подхватил несколько, подбросил на одной руке, перекинул в другую, и, прижав их к животу, зашагал в ту сторону, откуда пришел.

Когда страх исчез, дед нам рассказал, что это хозяин леса, и, когда ему голодно в лесу, он приходит к пасеке и стоит в орешнике. А когда дед уходит, то начинает выбирать из костра картошку. Вот и приходится, дескать, оставлять ему порцию. В один из приездов к деду я однажды уснула на коленях бабушки, а проснулась от их тихой беседы. Дед: «Лошадь на днях ушла. Была с колокольчиком, а все же никак не найду. Возникла мысль: «А не в овраг ли она упала?» Спустился туда, держась за кусты. Услышал не то стон, не то плач. Думаю, лошадь сломала ногу. Раздвигаю тихонько кусты: пресвятая богородица! Что я вижу! Вроде логова под корнями, травы натаскано много, на ней лежит «хозяйка». Живот огромный. Видно, рожает. А «сам» сидит перед ней на корточках, руки на коленях. Подпирает голову руками и мычит. И только потому они не услышали меня. Надо же — все, как у людей. И муки те же!

В том же году лично мне пришлось встретиться с «хозяином» и увидеть его лицо, но обстоятельства будут понятны не всем».

А. В. Савичев, село Смирное Орловской области:

«Когда я прочитал статью «На пороге неведомого», мне сразу представилось все пережитое и виденное в 1946 году. Нас было семеро детей в возрасте от семи до десяти лет. Мы шли за ягодами в километре от нашей деревни, на бугор за речкой. Чтобы попасть туда, переходили небольшой овраг, связывающий лес с рекой. Внезапно перед нами появился человек — не человек: огромного роста, весь в черной шерсти, с круглой большой головой, которая была как бы заодно с туловищем, шеи не было. Он был очень широкоплеч, высотой более двух метров. Мы оторопели и бросились прочь от него. Он бежал за нами не быстро, как бы нехотя на расстоянии десяти метров. Я его помню так ясно, будто он сейчас передо мной. Особенно глаза — широко расставленные, горящие как угли.

Так бежал он за нами метров тридцать. Потом замедлил бег и остановился, грозя поднятой рукой.

Я недавно спрашивал участника того похода: «Помнишь это?» А тот ответил: «Наверное, это было привидение». Но по профессии я реалист — зоотехник и поэтому согласиться с таким мнением не могу».

Не все читательские письма вошли в обзор, но они не останутся без внимания. Я, пользуясь случаем, обращаюсь к анонимному читателю из Душанбе: даю полную гарантию соблюдения всех условий, поставленных вами в письме в редакцию. Жду дополнений.

Хочу ответить также на вопросы, содержащиеся во многих письмах. Криптозоология — отрасль новая, причем пока гонимая. Консультации — заочно — для отправляющихся даже с самыми праведными научными целями, в поисковые поездки за реликтовым гоминоидом невозможно дать. Наша публикация не преследовала цель создания поисковых групп энтузиастов. На свете много животных, о существовании которых никто не знает или просто не хочет знать. Можно обратить внимание на них, и ваш поиск будет не менее увлекательным.

А теперь — рассказ о нашей недавней экспедиции.

Славе Ковалеву было неловко перед друзьями. Он взял с собой в поход совсем маленького щенка, а ночевать пришлось в избушке. И вот всю ночь щенок оставлял лужицы на полу, на спальных мешках и рюкзаках. Утром стало ясно, что так продолжаться долго не может (они рассчитывали пробыть здесь с промысловыми целями недели две). К вечеру второго дня именно Слава решил привязать щенка на полянке к пеньку на ночь. Кто-то даже показал, как завязывать сверхпрочный четверной саамский узел.

Утром щенка на месте не оказалось. Исчез вместе с веревкой. Но развязать ее или снять с довольно высокого пенька мог только человек, потому как вокруг не нашли ни шерстинки. Значит, зверь не мог! Тогда кто?

Но давайте по порядку. Ребята 15—19 лет года два назад по инициативе Славы решили поставить на берегу ручья избушку. Трудности состояли в том, что материал для постройки надо было возить на моторке по воде. Одним словом, пришлось поработать.

Нерестовый ручей, бегущий с гор, весной выходит из берегов. Поэтому избушку поставили на естественных сваях (спиленных на равной высоте деревьях). Выглядела она точно на курьих ножках. Не хватало только Бабы Яги.

10 августа 1988 года. Заполярье. Лесотундра. Пятеро ребят собирают грибы и ягоды. Ружей у них с собой нет — еще не наступил охотничий сезон. Устают за день. По вечерам собираются у костра. Почему-то чувствуют себя несколько угнетенно. Несмотря на светлые вечера и ночи, ощущение, по словам Саши Приходченко, такое, будто действительно лесной дух запугивает, выгоняет из своих владений...

Я слушаю Славу, всматриваюсь в его ясные голубые глаза, и меня поражает такое откровение, тонкость его ощущений. Ведь это тот самый стиль, которым излагают впечатлительные люди истории о так называемом «снежном человеке». Детали: похрустывание веток вокруг костра как бы под чьими-то ногами, потрескивание, будто кто-то пробирается через чащобу, постукивает камешками. И все так быстро, в разных направлениях, что не успеваешь оглянуться, как «это» уже раздается совсем в другой стороне.

Спустя два дня все становится на реальную почву. Тот же Саша к вечеру не стал заходить в избушку, а прилег к одной из «курьих лап» у входа и из-под домика стал разглядывать ручей. На том берегу внезапно возникли две человеческие ноги, густо покрытые светло-серыми волосами. Они перепрыгнули ручей и стали обходить избушку. Еще было мгновение, когда Саша, пытаясь уяснить, кому принадлежат эти ноги, припал к самой земле и удивился, что ногам как бы нет конца. А затем он вскочил и буквально одним прыжком влетел в дверь. «Ребята, здесь живет какой-то волосатый великан!» — воскликнул Саша...

Так тема перешла из области сказок, легенд и мистики в разряд реальности.

Лет семь назад я делала в Москве доклад о представлениях народов Севера о так называемом «снежном человеке», реликтовом гоминоиде, Ягморте, Куйве, духе Земли.

И вот неожиданное подтверждение догадкам... Получаем сведения и, не теряя времени, вместе с криптозоологами В. Роговым и М. Гавриловым выезжаем на место событий.

Там мы не только выслушали шестнадцать свидетелей, видевших это существо, не только сами увидели его, но и встретились с множеством людей, вступивших с ним в контакт. А самое главное — привезли в Москву материальные свидетельства его существования: волосы, экскременты (это же до нас здесь нашел криптозоолог из Мурманска Л. Ершов), выплюнутую рябиновую жвачку. Мы обнаружили не только временные, но и постоянные сезонные «лежки-гнездовья». Именно в этих постоянных лежках и кроется ответ на вопрос, почему до сих пор нет фотографии гоминоида.

Наш герой — животное ночное. И многим кажется, что для успеха достаточно соединить прибор ночного видения с фото- или кинокамерой. Мне доподлинно известно, что каждый специалист в области ночных съемок животного мира подолгу ищет гнездо совы или логово волка, чтобы загодя установить изготовленную самим же аппаратуру и дистанционное управление поблизости, пока отсутствует хозяин. Гнезда ищут и находят! Случай с нашим героем совсем иного рода: до сего дня никто в мире не находил этого самого «гнездовья»! Обнаруживали пещеры, в которых гульбияван или алмасты иногда укрываются, находили в кукурузном поле подстилку из кукурузных листьев для использования в течение нескольких дней (пока кукуруза в молочно-восковой спелости). Но специальной лежки, для изготовления которой нужны руки, а не лапы, никто не встречал.

Повезло все же нам, не двум десяткам вооруженных людей, которые хотели расправиться со смущающим их покой животным, надеясь, что это седой медведь, вздумавший ходить только на задних лапах. Именно в этом году я освоила крик, либо имитирующий его зов, либо просто привлекающий его внимание. Помог мне в этом один из главных свидетелей, видевших животное лицом к лицу и слышавших его рычание-крик,— десятиклассник Роман Леонов.

Мы вызывали животное в 23 часа. И он, хотя к тому времени уже далеко ушел от мест, ставших опасными, ответил нам и пришел к избушке уже в третьем часу ночи.

Каков он? Вот что можно выделить из суммы показаний и, главное, из встречи с ним охотоведа Игоря Владимировича Павлова. Примерный рост 2,75 метра. Длина следа 34 сантиметра. Ширина шага во время бега три метра (у человека до двух). В плечах широк, мускулист (руку его до локтя видели двое — он протиснул ее в избушку в борьбе за дверь, это сплошные жилы). Совсем белые ягодицы выделяются так, как в фильме Р. Паттерсона (И. Павлов после событий видел эти кадры). Нижняя и верхняя части туловища чуть темнее, будто кончики белых волос то ли загрязнены, то ли изначально серовато-ржавые. Как и в кадрах, отснятых в Калифорнии, на поясе видимость какой-то переходной полосы, словно волосы здесь растут в разные стороны. Глаза сверкающие, гневные, ибо, как мы поняли, он пришел выгонять!

Роман Леонов, пытавшийся удержать дверь за ручку, чтобы не пустить его в избушку, на какое-то мгновение обессилел и не удержал дверь. Тут-то они и встретились лицом к лицу — человек и таинственный зверь. И первое, что промелькнуло: «Надо же, такой старый, а резвится как молодой!» На темной, будто чрезмерно загоревшей коже лица, совсем безволосой, испещренной глубокими морщинами, сверкали огромные глаза.

Итак, перед нами факты, материальные доказательства. Но до конца работы еще далеко. Пока мною получены три устных заключения с взаимоисключающими выводами. Волосы в двух случаях признаны идентичными волосам животных, которые не водятся в этих краях. Диапазон — от кошки до косули. Это свидетельствует об отсутствии навыков в такого рода работах. Хотя именно желание точности, безошибочности и побудило нас сдать все находки на анализ. Нам всем надо еще многое узнать. Район, где разворачивались описанные события, невелик. Можно представить себе, сколько групп, желающих прикоснуться к тайне, хлынут в места его обитания, нарушат покой природы, затопчут следы, уничтожат лежки. Конечно, он покинет эти места.

Хочется сказать всем, кто увлекается темой гоминоида,— пожалуйста, не мешайте работе криптозоологов! Именно той немногочисленной группе, какая сложилась в прошлом году с местными энтузиастами.

К сожалению, не можем обещать, что в нынешнем году фотография существа появится в журнале. Для этого придется еще поработать. Но поиски приближают разгадку тайны.

Майя Быкова, криптозоолог

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3950