Говорите ли Вы по-карийски?

01 января 1970 года, 00:00

О том, как были расшифрованы карийские письмена, рассказывает известный советский лингвист, доктор филологических наук В. В. Шеворошкин

1841 году граф Луи де Сен-Ферреоль, человек богатый и известный в Париже как большой знаток и ценитель различных древностей, «с целью пополнения своих обширных коллекций» предпринял длительное путешествие по Египту. Интереснейшее открытие подкараулило его уже в первые дни: в маленькой антикварной лавке на одной из каирских улиц он отобрал несколько изящных статуэток — их возраст составлял не меньше двух тысяч лет. И на одной из статуэток Луи де Сен-Ферреоль вдруг обнаружил выбитые в несколько рядов какие-то письмена.

Они совершенно не были похожи на «классические» образцы египетских иероглифов, тайны которых в то время уже приоткрыл Жан-Франсуа Шампольон. Более того, де Сен-Ферреоль был достаточно сведущ, чтобы тут же, на месте, определить: письмена на статуэтке не были похожи ни на один из известных науке того времени образцов древнего письма, лишь некоторые из них отдаленно напоминали буквы греческого алфавита.

Статуэтка была выполнена явно египетским мастером (позже это подтвердили и специалисты-искусствоведы). Но почему надпись на ней сделана не иероглифами? Заинтригованный, увлекшийся, любитель древностей из Парижа продолжал свое путешествие по Египту теперь уже только с единственной целью — найти другие образцы этого письма.

И ему повезло снова. На юго-востоке Египта де Сен-Ферреоль обнаружил еще не замеченный археологами надгробный памятник — стелу, на которой встречались многие из знаков, уже виденных им на каирской статуэтке. Потом ученый открыл еще несколько статуэток с такими же «автографами». И наконец, к своему удивлению, он обнаружил их даже на стенах некоторых египетских храмов...

Так около ста двадцати лет назад состоялось первое знакомство европейской науки с письменами одного из древнейших языков земли.

Сам де Сен-Ферреоль, впрочем, об этом еще и не подозревал.

Но три года спустя еще несколько подобных надписей скопировал известный немецкий ученый Рихард Лепсиус — надписи были обнаружены на стенах египетского храма Абу-Симбел. Изучив эти новые находки, сопоставив их с находками, сделанными Луи де Сен-Ферреолем, Лепсиус выдвинул предположение — эти загадочные «автографы» оставлены в Египте... народом карийцев.

Карийцы? Лишь самые скудные обрывки сведений о них пронесли сквозь века сочинения историков древности. Было известно, по сути дела, лишь то, что этот народ жил когда-то на территории Малой Азии. Но откуда пришел он и куда ушел века спустя, это оставалось неизвестным. Геродот утверждал в своей «Истории», что карийцы имели сильный флот и не уступали в этом даже финикийцам, признанным мастерам кораблевождения в Средиземном море. Было известно, что карийские корабли не раз приставали к египетским берегам. Геродот утверждал и то, что многие карийцы из поколения в поколение служили наемниками в войсках соседних с Карией государств и всегда считались отличными солдатами. Карийские наемники были и в Египте. Последнее свидетельство древнего историка позволило Лепсиусу предположить: надписи, вероятно, сделаны карийскими солдатами, служившими в войсках египетских фараонов...

Но еще несколько десятков лет гипотеза так и оставалась гипотезой. Чтобы превратить гипотезу в строгий научный факт, надо было найти образцы подобных письмен и на территории самой древней Карий. (Первая из таких находок была сделана еще в 1811 году, однако надпись плохо сохранилась и почти не имела сходства с карийскими надписями из Египта. Историки о ней, по сути дела, забыли.) Археологические раскопки в Малой Азии тогда почти не производились. Зато все возрастало число надписей, найденных в Египте.

...К восьмидесятым годам XIX века ученым было известно уже больше ста «автографов», которые, как предполагал Лепсиус, были карийскими. И наконец, в научной печати промелькнуло сообщение о том, что несколько хорошо сохранившихся надписей, схожих с теми, что были открыты в Египте, найдены и в самой Малой Азии. Там, где, по свидетельствам древних историков, жили карийцы.

Теперь можно было утверждать: гипотеза перестала быть только гипотезой.

Позже география находок образцов карийского письма расширилась еще больше. К надписям, найденным в Египте и в самой Карий, добавились надписи, обнаруженные в соседней с Карией Лидии, на некоторых средиземноморских островах. Известных науке образцов карийского письма вскоре стало так много, что, сравнивая их, ученые смогли вплотную взяться за расшифровку, пытаясь понять язык, замолчавший тысячи лет назад.

Первую попытку дешифровки карийского письма сделал известный английский востоковед Арчибальд Генри Сейс в 1885 году. Дешифровка Сейса основывалась на том, что некоторые знаки карийского письма отдаленно напоминали буквы греческого алфавита; он предположил, что и передавали они одни и те же звуки. Вскоре, как считал Сейс, он уже научился читать простейшие карийские надписи — собственные имена... Позже дешифровкой карийских надписей заинтересовались и другие исследователи. Несколько лет спустя уже многие ученые могли читать некоторые карийские надписи почти свободно. Проблема, казалось, была близка к разрешению. Но...

Вдруг выяснилось, что одни и те же карийские надписи различные дешифровщики с помощью разработанных ими методов читали совершенно по-разному. Одно и то же карийское имя, выбитое на надгробной плите, в их прочтении могло наделяться пятью совершенно различными звучаниями — Ссасаэ, Плоэаи, Пифсяэ, Риросехе, Нанаэ... Легкость оказалась обманчивой. Дешифровка карийского языка надолго зашла в тупик. Письмена не удавалось прочесть до самого последнего времени...

Выясняя характер письма, исследователи, начиная с Сейса, рассуждали так: раз в карийских надписях насчитывается около шестидесяти различных знаков, характер письма — слоговой. На первый взгляд такое предположение казалось совершенно естественным — и в самом деле, невозможно представить, чтобы речь карийцев содержала шестьдесят различных звуков. Но различных слогов в речи, конечно, может быть даже в несколько раз больше. Отдельным знакам карийского письма ученые стали приписывать слоговые значения.

И все-таки... Несколько лет назад я рискнул предположить: не в этом ли именно крылась причина всех прежних неудач?! И, тщательно изучив большую часть карийских надписей, подметил один любопытный факт, ускользнувший, вероятно, от внимания исследователей, бравшихся за дешифровку прежде. Сравнение надписей, найденных в различных областях Средиземноморья, показало — написание некоторых букв в разных текстах заметно отличалось друг от друга, но, по многим признакам, это могли быть одни и те же буквы...

Произведя несложный подсчет, я получил новый интересный результат: оказалось, что ни один из образцов карийского письма не содержал больше тридцати знаков! Что это могло означать? Только то, что прежде исследователи принимали за число знаков карийского алфавита сумму всех его «разновидностей». Самих букв было не больше тридцати. Значит, письмо не слоговое, как думали раньше, а буквенное!

Это был первый шаг. После этого значительно легче уже оказалось разделить карийские буквы на гласные и согласные. О том, что в любом буквенном письме существуют и определенные закономерности чередования гласных и согласных, известно каждому. Известно и то, что гласных обычно меньше, чем согласных. И эту закономерность можно использовать даже в том случае, если исследователь имеет дело с текстом, написанным на неизвестном ему языке. Подсчитав, как часто встречаются в различных надписях те или иные буквы, учитывая их «окружения», если надписей много, можно в конце концов установить, какие из букв передают гласные звуки, а какие согласные...

Но это далеко еще не решало дела. Гораздо важнее было узнать, как читаются буквы, и сделать это мне помогли... древние греки. Помните знаменитый рассказ Эдгара По «Золотой жук», герои которого разгадали тайну старинной записки, состоящей из одних цифр? Узнать, какую букву передает каждая из цифр, им помог не очень сложный способ — было подсчитано, какие цифры встречались в записке чаще всего. Но ведь в любом языке, как известно, некоторые буквы тоже встречаются чаще других: можно было предположить, что наиболее «частая» цифра передает наиболее «частую» букву, вторая по «частоте» цифра — вторую букву и т. д. А определив хотя бы несколько букв, уже не так трудно браться за прочтение и всего зашифрованного текста. Схожий способ помог и мне. Дело в том, что, как установили исследователи, в греческих текстах сохранилось довольно много транскрипций карийских имен. Я подсчитал буквы в карийских именах греческих текстов и в карийских надписях. Можно было предположить, что буквы, встречавшиеся одинаково часто, передавали одни и те же звуки. Одинаково часто встречались, например, греческая альфа, передававшая звук «а», и карийская буква «А», греческая сигма (звук «с») и карийская «М»... А зная даже всего четыре или пять карийских букв и зная из греческих текстов, как произносятся карийские имена, можно было определять то, как произносятся и другие карийские буквы, входящие в эти имена, написанные по-карийски...

Так в карийских надписях были прочитаны собственные имена. А знание того, как произносятся буквы, сразу же позволило определить, к какому из типов древних языков следует отнести карийский. Во многих их надписях встречаются словосочетания, в которых второе и третье слово оканчивается на «ль». Между тем сходный суффикс «ли» есть и в давно известном исследователям лидийском языке.

Но лидийцы и карийцы были соседями. Не следует ли из этого, что и языки этих народов родственны? А лидийский язык родствен тоже уже известным ликийскому и хеттскому, все эти языки составляют так называемую хетто-лувийскую группу. Надписи можно было сравнивать! Сравнивать, определяя смысл отдельных карийских слов и даже целых предложений.

Известных слов становилось все больше и больше — теперь уже можно было прочитать первые простые надписи...

...И все-таки и сейчас еще загадка карийских надписей не раскрыта полностью. Есть надписи, которые можно прочитать, но нельзя пока перевести. Многие из дошедших до нас надписей крайне неразборчивы. Работа над полной расшифровкой языка древнего народа продлится, вероятно, еще не один год. Совсем недавно, например, я получил письмо от известного французского археолога Оливье Массона, сообщившего мне, что ему удалось обнаружить в Египте, в одном из древних хранилищ, очень большое число новых карийских надписей — более полных, чем те, что были известны науке прежде. И интересно применить новый метод расшифровки на них. Кроме того, по сути дела, никаких серьезных раскопок на территории самой Карии еще не велось. И возможно, именно там будут найдены наиболее полные и интересные тексты, которые, когда их прочтут, помогут историкам узнать о карийцах гораздо больше, чем известно сейчас.

Но и первые результаты дешифровки уже позволили историкам сделать важное предположение о прошлом карийского народа. Многие исследователи считали прежде, что родина карийцев лежит на каких-то островах Эгейского моря. Но теперь, раз установлено родство карийского языка с хетто-лувийскими, вряд ли можно усомниться в том, что судьбы карийцев неразрывно связаны с племенами, говорившими на этих языках. Как утверждает большая часть исследователей, предки хеттов пришли в Малую Азию не с моря, а с суши — с востока или севера. И теперь можно предположить, что этот же путь проделали когда-то и предки карийцев — народа, который сейчас заново начинает говорить...

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: Древний Египет
Просмотров: 5146