Ловушки из пластмассы

01 сентября 1989 года, 00:00

Фото автора

Только-только занимается заря, птицы галдят над волнами, ловко пикируя вниз за мелкой рыбешкой, по песку деловито бегают крабы, поодаль резвятся земляные белки. Берег Мексиканского залива еще пуст. В этот час на семимильном участке техасского пляжа исправно появляется автомусорщик. Дюжий бородатый мужчина одной рукой вертит баранку, а пальцами другой жмет на клавиши мини-компьютера, лежащего на сиденье. Похоже, он и не думает собирать мусор...

Бородач — океанограф Тони Эймос. Вот уже десять лет, как он занят скучной, но необходимой работой: следит за количеством и составом мусора, который море выбрасывает на берег.

«Пластмассовая бутылка, еще одна,— запоминает компьютер,— пластмассовая канистра, пластмассовый стаканчик и две крышки, мыльница, пластмассовая бутылка (французская), пластиковый мешок, резиновые перчатки, обрывок сети, пластмассовая тара для яиц, пластмассовая бутылка (мексиканская), еще резиновые перчатки, бутылка от шампуня (корейского)...» Тысячи предметов с разных концов мира. Многие этикетки наметанный глаз различает издалека.

Знакомые «дары моря» Эймос удостаивает лишь условного знака — одного нажатия клавиши: компьютер сам разберется и подсчитает. Эймос поневоле в курсе успехов химической промышленности всех континентов: редкая новинка пройдет мимо него. Глаза бы не видели этих новинок!.. Да и волны выбрасывают только часть плавучего мусора, а сколько постоянно дрейфует в километре-другом от берега!

Вот среди пластмассовых канистр блестит чешуей почти метровая рыбина. Мертвая. Она туго-натуго перетянута черным пластиковым кольцом-прокладкой. Очевидно, несколько месяцев назад несчастную угораздило сунуть голову в плывущее мимо кольцо, и оно застряло за жабрами. Рыба продолжала расти, и кольцо удушило ее: врезалось в тело, сдавило жабры. Для подобного рода жертв у компьютера есть особая рубрика, отмеченная буковкой «т» — труп. В последние годы Эймос нажимает клавишу «т» все чаще.

Компьютер океанографа учитывает только малую толику о пластмассовом загрязнении океана — то, как стремительно загрязняется техасский берег. Но точные цифры добыть слишком сложно, и ученые знают только приблизительный масштаб бедствия.

Фото автора

По оценкам 1975 года, в океан ежегодно попадает семь миллионов тонн мусора. На пластмассовые предметы приходится лишь один процент этого невообразимого веса. Это немало, если учесть, что остальной мусор рано или поздно тонет, а пластмассовые изделия кочуют по поверхности морей. По сравнению с 1975 годом выпуск пластмассы в мире удвоился, в обиход прочно вошли миллиарды пластмассовых бутылок. Только торговые корабли выбрасывают в море ежедневно полмиллиона пластмассовых емкостей. Полмиллиона! Ежедневно!

Энтузиасты бросили клич, и в сентябре 1987 года несколько сот сборщиков мусора одновременно прочесали 250 километров техасских пляжей. За три часа они собрали тысячи пластиковых канистр и бутылок, пластмассовых крышек, одноразовых плотных салфеток, которые ни в обычном огне не горят, ни на солнце не разлагаются.

— Что же, прикажете закрывать производство пластических масс и синтетических смол? — парирует все наскоки журналистов представитель объединения фирм-производителей пластмассы Рональд Брунер. Он закален в бесконечных дискуссиях с активистами экологического движения и знает самые сильные аргументы: в этой области экономики занят миллион рабочих. Если сравнивать не в тоннах, а в кубических метрах, то пластмассы производится вдвое больше, чем стали, алюминия и меди, вместе взятых. С тех пор как нехватка сырья во время второй мировой войны подхлестнула развитие синтеза полимеров, пластмасса — излюбленный американский дешевейший материал. Она долговечнее дерева и резины, легче металлов, безопаснее стекла. Из нее делают и армейские прочнейшие каски, и искусственные сердца, и стаканчики для кока-колы. Виноваты не вещи, а то, как люди их используют.

Долговечность пластмасс и их легкость из достоинства превращаются в трудноразрешимую проблему. Обитатели моря принимают плавучие предметы за что-то съедобное. Зачастую прозрачные изделия становятся ловушками для морских жителей. Например, упаковочные сетки тысячами убивают рыб: просунуть голову в них легко, а назад колючие плавники не пускают. Такой «намордник» — неизбежная гибель от голода.

Очередной сигнал тревоги поступил с американских островов Прибылова в Беринговом море. С середины семидесятых годов зоологи стали замечать, что количество морских котиков там неуклонно уменьшается — в среднем на 4—6 процентов в год. После проверки подтвердилась самая невероятная гипотеза: виноваты синтетические сети (многометровые куски и обрывки) и пластмассовый мусор (кольца, ведра — словом, все то, во что зверь может сунуть голову). Котик от природы любопытен и игрив, норовит исследовать всякий плывущий предмет. В результате зверь запутывается в кусках сети. Попав в беду, котик не может освободиться сам — ведь ласты не лапы. Все эти «уникальные» случаи, вероятность каждого из которых весьма мала, складываются в жутковатую цифру: любопытство и игривость обходится котикам Берингова моря в 40 тысяч ежегодных смертей!

Эта зловещая статистика заставила другими глазами взглянуть на коварство плавучего мусора. И сразу же получили объяснение другие загадки. Например, массовая гибель птиц в Северной Атлантике. В этих водах кто только не раскидывает рыболовные сети. Птицы не различают прозрачных ловушек, ныряют к скоплениям рыбы, запутываются и тонут.

Столь же опасны сети и для китов. Киты, конечно, гиганты, но и сети теперь невероятных размеров. Кит, намотавший на себя десятки метров синтетики, чаще всего попросту тонет, утратив подвижность. Мало кому прежде доводилось видеть китов, выбрасывающихся на берег умирать от дистрофии. Теперь подобное зрелище не диковина. Американские зоологи в 1982 году наблюдали на флоридском берегу такого кита. Агония морского зверя длилась два часа.

С невероятным трудом число горбатых китов увеличено до восьми тысяч. А мусор убивает ежегодно два десятка этих редчайших млекопитающих. Это немалая цифра в эпоху, когда ледоколы жгут топливо, спеша на помощь нескольким китам, попавшим в ледовый плен.

Флоридцы очень гордятся историей спасения кита по прозвищу Ибис. Эта живущая на свободе двадцатипятитонная самка была любимицей жителей побережья. Игривая и дружелюбная китиха подпускала ученых, да и просто зевак к самым своим бокам, мирно плавая впритирку с лодками. Летом 1984 года случилась беда: Ибис появилась в коконе из сетей. Храбрецов, которые приблизились бы и освободили бьющееся в ярости и отчаянии животное, не нашлось. Через сутки Ибис исчезла — боялись, что она утонула. Мельком ее видели в октябре — она все еще билась временами, пытаясь освободиться. В ноябре у флоридского берега всплыло нечто неподвижное — гигантское бревно, опутанное сетью. Ибис от истощения впала в апатию, отдавшись на волю волн. Команда энтузиастов приблизилась к китихе, гадая, как испытания повлияли на ее характер. Сперва гарпуном к сети прикрепили веревку с поплавками, чтобы Ибис не утонула. Самка испугалась, пробовала безуспешно уйти на глубину, но скоро затихла. Спасатели разрезали тридцатиметровую сеть долгих два часа. Спустя две недели Ибис оправилась от стресса, подкормилась и уплыла в привычное зимнее путешествие. К лету она вернулась, а в июне рядом с ней резвился детеныш.

Но столь трогательная история — явное исключение. Многие ли киты столь доверчивы, чтобы подпускать людей с ножницами?

Ибис спасали у восточного берега Флориды, а у западного, в заповеднике на островах, в мангровых рощах живут другие жертвы синтетики — пеликаны. Ныряя за рыбой, эти птицы заглатывают рыболовные крючки. Рыболовы с удочками, которых там видимо-невидимо, чертыхнувшись, сразу же обрезают леску. Они не задумываются, что пеликан в этом случае обречен. Кусок лески, торчащий из клюва, рано или поздно погубит птицу — повредит лапу или крыло, леска может зацепиться за ветку мангрового дерева, где гнездится пеликан. Плененная птица повисает вниз головой и бьется, теряя перья, пока не высохнет от голода.

Лесничие прозвали мангровый лес «лесом скелетов»: внимательный взгляд увидит среди листьев то там, то здесь пеликаний труп. За последние годы их накопились сотни. Служащие заповедника тратят массу времени на осмотр деревьев и помощь беспомощно зависшим пеликанам. Тысячи птиц спасены от голодной смерти ежедневной подкормкой сардинами. Пеликана с застрявшей в клюве леской отлавливают большим сачком, избавляют от смертельного приобретения и отпускают.

Страдают от своей всеядности и морские черепахи. Они принимают мелкий мусор за рыбок и планктон. Все, что не переваривается, блокирует кишечник. Внутри черепахи скапливаются временно газы, и она теряет способность нырять. Сама становится плавучим живым мусором...

До недавнего времени никакие законы не запрещали выбрасывать с кораблей пластмассовый мусор, особенно в открытом море.

В 1987 году свершилось чудо: Международная конвенция по предотвращению загрязнения с судов (коротко — МАРПОЛ 73/78) была ратифицирована. Приложение № 5 к конвенции запрещает выброс в океан пластмассовых предметов, резко ограничивает количество любого другого мусора и требует соорудить оборудованные мусороприемники во всех крупных портах.

Серьезных исследований о последствиях выброса мусора с советских судов никто в нашей стране, кажется, не проводил. Да и засилья пластмассы у нас пока не наблюдается. И потому приходится верить Минрыбхозу на слово, что наши моряки всегда придерживались буквы действующих законов. Мусор уничтожается в печи — непосредственно на борту судов. Наши печи громоздки и малоэффективны, на большинстве судов они попросту не помещаются. Но ради справедливости скажем, что с инсинераторами столь же плохо обстоит в большинстве зарубежных флотов и сейчас ведутся переговоры с норвежскими фирмами о совместном производстве современных мусоросжигающих печей.

Как ни однозначно Приложение № 5, оно вряд ли станет волшебной палочкой, по мановению которой моря очистятся от мусора, а морские животные останутся невредимы. Во-первых, сжигание мусора, особенно в портах, пока влетает капитанам в копеечку. Во-вторых, инсинераторов на судах пока немного, а капитану запрещено привозить в родные порты тару, соприкасавшуюся с пищей, чтобы не занести заразу. По закону такие емкости положено сжигать или стерилизовать. И то и другое стоит денег. Не проще ли втихую выкинуть пустую тару в открытом море? Посмотрим, как на совесть станут влиять штрафы — с этого года нарушения в открытом море будут караться столь же строго, как и в прибрежных водах.

Американские военные моряки выхлопотали себе пятилетнюю отсрочку от присоединения к Приложению № 5. И каждый день выбрасывают за борт четыре тонны мусора. Зато и проблему военный флот решит радикальнее: оснастит суда термическими прессами, которые будут превращать мусор в компактные кубики — хочешь — сжигай в порту, хочешь — используй как вторсырье.

Американские, канадские и итальянские фирмы тоже изыскивают радикальный выход — осваивают производство недолговечных пластмасс и синтетических сетей. Это значит, что мусор будет плавать по волнам не вечно, будет разрушаться под действием морских солей и солнечных лучей. В США уже каждая пятая пластмассовая бутылка возвращается для повторного использования — по прямому назначению или для производства стройматериалов из смеси пластмасс...

Будет ли Приложение № 5 осуществляться? Американский океанограф Тони Эймос на подобный вопрос скептически пожимает плечами: «Вы знаете, я фотографировал девушек в бикини, загорающих среди пластмассового мусора. Ничего, не замечают. Привыкли. Привыкнуть можно к самым поразительным вещам».

...Грузовичок Тони Эймоса медленно движется вдоль пестрой пластмассовой отрыжки моря. Время от времени палец прилежного «мусорщика» привычно нажимает клавишу «т»...

По материалам зарубежной печати подготовил В. ГЛАДУНЕЦ

Рубрика: Природа и мы
Ключевые слова: экология
Просмотров: 6420