Проделки Дживы?

01 августа 1989 года, 00:00

...Метла летела через двор за Пелагеей. Вместе с картошкой. Яблоки в саду срывались с веток и набрасывались на гостей. Вокруг порхали сотни невиданных бабочек, и коты, собравшиеся со всей округи, смотрели на это разинув рты...

...Фургон внезапно остановился, и седьмой президент Соединенных Штатов генерал Эндрю Джексон в недоумении принялся обследовать экипаж и лошадей, пока не раздался голос из ближайших кустов, за которыми никого не было видно:

— Все в порядке, генерал, фургон может ехать!

И фургон тронулся. В доме Белла, куда ехал президент, Уильям Портер дрался с кем-то невидимым; ему удалось набросить на это нечто одеяло, завернуть его и подтащить к камину, однако то, что было в одеяле, вдруг налилось неподъемной тяжестью и так запахло, что несчастный Портер бросил непосильный тюк на пол и опрометью выскочил на улицу.

...Бабаня бегала вокруг стола, а скалка с мухобойкой догоняли и лупили ее почем зря. Посуда, покачиваясь, плыла по воздуху. Выплясывал холодильник на кухне, да так бойко, что удержать его на месте было невозможно. Во время танца он грациозно огибал мебель и при этом подпрыгивал и вертелся, таская за собою шнур, как хвостик. По полу прыгали шапки гостей, а сами гости в это время бегали по саду, спасаясь от яблок. Кусок мыла прилетел из закрытой ванной, покрутился в воздухе и тихо лег на диван рядом с хозяйкой, а потом дважды прилетала зубная щетка.

В это время хозяин увертывался от банок с огурцами, которые с балкона через стекло закрытой двери летели в него и разбивались о стену одна за другой, и, похоже, слетались они сюда не только с хозяйского, а со всех балконов сразу...

Голос из стены занудно пересказывал сплетни о каждом, кто входил в дом. Упомянул даже о милиционере, который расстроил свадьбу: жених и невеста узнали друг о друге кое-какие тайны...

...Маленький шарик играл с товарным поездом в какую-то игру, правила которой никто не знал, машинист хватался то за тормоз, то за контролер, а шарик тянул поезд вперед или вдруг тормозил на всем ходу по своему желанию.

Листаю страницы книг, рукописей, писем, где все это описывается. Это все было, было...

Перечитываю снова и снова:

«Но чем объяснить, я даже и не знаю, а что это было все правда, на моих глазах, то жутко было видеть, и это случалось не раз, а предметы летали с такой силой, что даже нельзя описать. Я прошу, постарайтесь доказать, что это такое, как вы ученые, мы люди неграмотные, но я как была комсомолка и в первый набор девушек была призвана в армию, я радистка, ветеран войны и. ничему не верю, но факты остаются фактами... Докажите хотя бы что-нибудь, чтобы я могла вам поверить... Я думаю, гипноз, да нет, тут, видно, с какой-то божьей силой связано. В общем, я вам не могу доказать, что это за картина, а бьет и летит, но в меня не билось, а скалкой в бабаню попало сильно. Видела не одна, люди авторитетные были и все видели...»

Это письмо и другие лежат у меня в столе уже не первый год. Ну, было бы у меня два-три таких факта — тогда, разумеется, и проблема выглядела иначе: хочешь — верь, а может, и... веруй. Но вот собрал все, что скопилось за годы недоумения, разложил вокруг себя и оказался, как заяц в половодье, посреди озера потрясающих фактов, удостоверенных столь же бесхитростными, сколь и правдивыми словами, как и приведенное выше письмо Марии Васильевны Решетниковой из села Борское Куйбышевской области и ее знакомой Людмилы Александровны Талдыкиной. Американцы Фоудр и Каррингтон написали книгу «Преследуемые люди», в которой проанализировали 375 типичных случаев полтергейста с 355 года нашей эры до середины нынешнего века. «Случаев», в общем, хватало всегда, но об этом явлении не очень-то распространялись, возможно, потому, что даже передавать такие слухи считалось неприлично из-за очевидной их вздорности. Но давайте отважимся взглянуть на эти случаи непредвзято, вооружившись увесистыми фактами «официальной» науки, и мы увидим, что холодильник, идущий на цыпочках, никого удивлять не должен: в сильном поле это весьма вероятно. Неважно, какой оно природы — магнитной, лептонной, хрональной, глюонной, не исключая и биологическую. Но когда рискуешь поразмышлять дальше, прямо-таки оторопь берет. Стол ведь деревянный, а почему-то тоже на месте не стоит. Единое универсальное поле? И это стерпим. Поле — это сила. Силовое поле. Недоумения начинаются чуть дальше. Почему, к примеру, холодильник со столом ожили, а стул стоит, как вкопанный? Где-то поле сгущается, а где-то просветы? Но отчего же холодильник, проходя мимо стула, на него не натыкается, а, напротив, будто сознательно огибает препятствие? И что вообще можно сказать о полтергейсте, когда неизвестная сила лупила мужчин почем зря, а женщин и детей только шлепала? Или банки, прилетавшие

с балкона. Они бились о стену, так что потом пол покрывал толстый слой осколков, но ни один из них не попал в аквариум, стоявший в полуметре от «театра военных действий». Они его попросту огибали.

А что, если в этом поле кто-то есть? Представить его в «чистом виде» мы, конечно, пока не можем, но гипотетически объединить силу с интеллектом невидимого поля, труда, наверное, не составит. Итак, делаем первую попытку представить, что происходит:

— когда диктор сидит в Москве, а я вижу и слышу его в Петрозаводске;

— когда экстрасенс испепеляет глазами чашку на столе, и та ползет от него;

— когда один думает, а другой тут же сообщает, о чем именно тот подумал;

— когда Вольф Мессинг мысленно приказывает собраться в свою камеру тюремщикам-фашистам, запирает их там и выходит на волю;

— когда исследователи Бакстер и Гурвич фиксируют дистанционное общение организмов, в том числе растений друг с другом или растений с человеком в некоем морфо-генетическом поле;

— когда...

Одним словом, когда все это происходит, отчего бы не поискать во всех этих явлениях нечто их объединяющее?

А общее у них, судя по всему,— это структурированное поле. Упорядоченные импульсы пронизывают время и пространство и производят работу, на которую они были, так сказать, запрограммированы. Однако в одних случаях эти импульсы впрямую связаны с интеллектом (радиоволны или телекинез, например), а в других есть вроде бы некая программа самого поля (опыты Гурвича), но интеллект не просматривается, да и не нужен он тут вроде бы. Если одна клетка испускает сигнал, который принимает и понимает другая клетка, то тут еще можно говорить о простых «пусковых механизмах» сложных процессов. Но если ответные реакции вариантны, то и сигнал, выходит, посложнее? Одним словом, полевые программы существуют как в интеллектуальном исполнении, так и сами по себе.

И все же в случаях с полтергейстом есть нечто весьма строптивое, не укладывающееся в рамки привычных объяснений. Даже допустив существование некоего универсального поля, его запрограммированность, нацеленную всегда на какой-то объект, мы ни на йоту не приблизимся к объяснению причины этого феномена.

Собственно говоря, вся ситуация с аномальными явлениями, частью которых является и полтергейст, в том и заключается, что люди к ним привыкли, кажется, со времен пророка Иезекииля и «Махабхараты». Кстати, в индийском эпосе есть одно ключевое слово: ДЖИВА. Это поле вокруг Земли, мыслящий океан отшумевших жизней и угасших интеллектов, некий Палеосолярис.

Впрочем, почему «палео»?

Делаем следующий шаг — от гиппократовской «симпатии всех вещей», «управляющих полей» с пространственно-временными матрицами, меридианов и силовых линий на теле человека, поля вокруг самого человека, метемпсихоза (учение о переселении душ) и переселения душ к дилемме: если в процессах полтергейста на самом деле есть признаки действия некоего разума, то человеческий это разум или какой-то иной? И не дай бог, если это наш собственный разум. Тогда нам все придется начинать сначала. Или хотя бы с древнегреческих мудрецов. Недаром ведь возник новый тип ученого, который я бы назвал параскептиком. Задайте себе, например, вопрос: если крестьянину десятого века и атеисту двадцатого показать натуральное чудо — хотя бы тот же полтергейст,— кто из них испугается больше?

Ну а что, если предположить существование поля-кентавра, «морфогенетического поля», обладающего силой, а также программой ее применения? Иными словами, поля-компьютера. Существование такого поля мог бы объяснить, например, феномен указания экстрасенсом места, где находится угнанная машина. Это успешно делает Ольга Берлин, и я видел сам, как счастливый хозяин машины приехал к ней с цветами. Спрашивается, к чему «подключалась» Ольга Сергеевна, дабы узнать, где машина? К мозгу уголовника? К машине? Или каким-либо образом выловила нужную информацию из некоего всеобщего и всезнающего поля? Либо через некий «всеземной пульт управления и раздачи информации» (такие гипотезы тоже есть), либо по тонким нитям, связавшим мозг пострадавшего, преступника и собственно машину, вокруг которой тоже ведь своеобразная аура образовалась, пока хозяин ее обихаживал?

Все эти предположения не так фантастичны, как кажутся, напротив, они оказываются едва ли не самыми простыми, «спасающими». Как заметил английский астрофизик Дж. Джинс, в глазах физиков «космос постепенно начинает выглядеть похожим не столько на огромную машину, сколько на огромную мысль».

Теперь, почти уверовав, что некое информационное поле существует, мы возвращаемся к качественно новому полтергейсту. Иными словами, полтергейст можно объяснить действием всеобщего поля («дживы»). Но тогда как понять столь мощные физические воздействия на предметы материального мира со стороны потаенной материи? Я имею в виду влияние светящегося шарика на движение товарного поезда, танца холодильника и прочие покушения на наш рассудок.

Разумеется, легче всего предположить, что это проделки гостей из космоса. Бортовые генераторы их кораблей создают защитные поля и программируют силовые линии, располагают их в пространстве, с нашей точки зрения, весьма причудливым образом. Постоянная связь поля с бортом существует даже тогда, когда генератор «сбрасывает» старое и формирует новое поле для других задач.

По нашим понятиям, «сброшенное старое поле» должно бы рассеяться и исчезнуть. Но не может ли оно начать некую самостоятельную жизнь по уже заданной программе? Это структурированное образование может быть способно на многое. Предположим, что такая автономная субстанция могла бы вмешиваться в земные дела то в виде полтергейста, то — феерического зрелища на небе или какой-либо голографической шутки. Или, представим, что такой фантом-робот — назовем его ФРОБ — материализовался у вас в комнате ночью в виде «черного человека», наделал дырок в стекле, перепугал всех пожарных в округе и учинил в квартире бессмысленный погром. И если все это не укладывается в схему наших представлений о «цивилизованном» существе, то я мог бы указать лишь на некую гипотетическую потребность «гостей» в демонстрации своего бытия. Ведь если это вообще возможно, то почему бы не предположить, что программированное и управляемое поле — будущее земной технологии? Фробы могут помочь в заводском производстве, транспорте, сельском хозяйстве.

В. Н. Фоменко (Москва, 1985), проведший исключительно добросовестное исследование московского полтергейста в семье Савиных, заключает:

«Мы попробовали разделить аномальные явления (АЯ) по признаку эмоций, которые они могут вызвать. Оказалось, что 31 АЯ (всего зафиксирован был в двух сериях в этой семье 261 эпизод.— Г. С.) могут заинтриговать загадочностью... 33 АЯ прямо относятся к запугивающим и устрашающим. 45 АЯ можно отнести к демонстрации больших, практически неограниченных возможностей воздействия управляющего ПГС (то есть полтергейста Савиных.— Г. С.)... 69 АЯ являются разумной реакцией на поведение присутствующих...»

А именно:

«В логичной реакции на высказывания, действия и даже мысли людей...»;

наказание сомневающихся в реальности событий ПГС;

адекватная реакция на убедительный довод, когда после слов: «Хватит бросать, а то на еду не хватит!» — прекратилось бросание картофелин;

выдача ответов действием на мысленный вопрос;

в гуманности, проявляющейся в обеспечении «техники безопасности»: не было поражения людей быстро летящими предметами; сбрасывание кипящих чайников производилось так аккуратно, что не пострадали люди, находившиеся рядом; не было загораний одежды и занавесок в отсутствие людей... краны газовой плиты только закрывались, но не открывались;

в щадящих воздействиях на людей: скорее психологическое, чем физическое воздействие. Наказывающие удары «кулаком» и «пятерней» не были очень уж сильными, причем мужчин ударяло сильнее, чем женщин, а детей «кулак» совсем не бил...

Приведу эпизод, записанный исследователями под номером 185: «Мать собралась вести Юру в психиатрическую больницу (...по указанию районного психиатра, обследовавшего семью Савиных в 66-м отделении милиции). Отвела его на улицу, а сама вернулась. Когда она сидела на кушетке в малой комнате, Оля (дочь) вышла в переднюю и увидела, что «Юра летит, как на воздушном шарике». «Юра, ты чего?» — спрашивает Оля Юру. «Так». Юра рассказал, что его какая-то сила прямо с первого этажа несла по лестнице в вертикальном положении, примерно в 30 сантиметрах над ступеньками. Она и внесла его в переднюю (дверь не была закрыта), где поставила на пол. Когда он летел, руки у него слегка прижало к туловищу («по швам»), давления на подошвы он не чувствовал, а ощущал, по его словам, «невесомость».

Следующим номером мы можем вывести на сцену нашумевшего недавно «Барабашку». Как известно, «предки» его уже попадали в поле зрения ученых. Одной из комиссий по изучению этого явления руководил Д. И. Менделеев, другой — А. М. Бутлеров.

«Вы мысленно пожелали шесть ударов, и было сделано шесть ударов»,— писал А. Н. Аксаков в письме М. П. Погодину (кому выпало счастье прочесть труд его «Простые речи о мудреных вещах») после спиритического сеанса в 1874 году, в котором участвовали А. М. Бутлеров, Г. Юм, А. Н. Аксаков, сам М. П. Погодин, а также некто невидимый, возможно, предок нашего «Барабашки» по прямой линии. На этот спиритический сеанс академик Бутлеров пришел с динамометром в руке. Впоследствии он писал:

«...посредством динамометра я медленно приподнимал стол (прикрепив прибор к ножке стола.— Г. С.)... До сеанса нормальное сопротивление равнялось 100 фунтам; во время сеанса, когда я желал увеличения тяжести, динамометр показал сначала 120 ф, а потом 150 ф, когда же я пожелал уменьшения веса, то показания инструмента дошли до 50 ф, до 35 ф и, наконец, до 30 ф».

Этот стол вообще-то весил 6 пудов, но даже дамы могли его приподнимать за край одним пальчиком, когда им этого хотелось.

О том же самом писал и А. Н. Аксаков:

«...мы получаем в результате:

1) Движение неодушевленных предметов под руками, не производящими сих движений.

2) Изменение тяжести предметов, без видимой тому причины.

3) Стуки или удары, ничем, по-видимому, не производимые и отвечающие на мысль вашу.

4) Мелодическую игру на инструменте, при держании его одной рукой, не касающейся клавиш.

5) Движение неодушевленных предметов — кресла, скатерти, рукава, колокольчика — без видимого прикосновения к ним.

6) Образование временного, постороннего, орудующего тела — как бы пальца или руки,— которое вы только ощущали, но другие и видели неоднократно».

Не думаю, что на каждый такой сеанс спиритизма пришельцами отряжались дежурные фробы, но, если шел диалог — через стуки, записки, мысленно,— то чем такое объяснить? Дживой? Если джива целиком наше, земное создание и человечество накопило его за несколько тысячелетий активной жизни, то во многих проявлениях полтергейста она ведет себя как некое целостное и притом вполне разумное образование. Одним словом, Солярис, да и только. Мыслящий океан, нами порожденный и с нами сосуществующий. Не он ли, в таком случае, демонстрирует нам время от времени всяческие чудеса с НЛО? С ПГ? С телепатией? Если вокруг каждого из нас есть своя аура — то же структурированное поле, несущее некую информацию о внутренних процессах в организме, включая и мозг (телепаты, к слову, если что и «читают», то не в собственном мозге, а именно в этой ауре),— то отчего не быть ауре вокруг человечества? Человек смертен, но на протяжении всей жизни, излучая поле, он пополняет этой информацией всеобщую нашу ауру, и если только она не исчезает тут же, если только она интегрируется с дживой, нам остается поздравить себя с некой формой духовного бессмертия, вечной жизни разума.

Делать «залетных гостей» ответственными за все происходящее на спиритических сеансах, за бесчисленные телепатические, телекинетические и прочие взаимодействия, за тысячи и тысячи серий полтергейстов, за все проявления фробов, имя коим легион,— по меньшей мере несерьезно.

Одним словом, если мы и должны готовиться к Великому Контакту с неким разумом, то не с нашим ли собственным? Не произойдет ли в результате этого величайшего пробуждения от многотысячелетнего всечеловеческого сна того, о чем и подумать-то сладкобоязно: наступления золотого века? Ибо тогда человек сможет использовать не четыре-пять процентов мощности своего мозга, а много больше. И возможности наши возрастут необычайно.

Геннадий Сорокин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3634