В Парагвай, за броненосцами

01 июля 1989 года, 00:00

 Продолжение. Начало см. в № 6.

Отшумев, буря унеслась, и утро встретило нас безоблачным и невероятно синим небом. Местечко, куда мы прибыли, называлось Иреву-Куа, что на гуарани означает «владения грифов». Наш хозяин Неньито и его жена Долорес владели небольшим домиком в городке Росарио, но они редко бывали там с тех пор, как Неньито получил от правительства в концессию этот лесозаготовительный участок. Супруги жили здесь уже несколько сезонов. Однако домик был не очень-то благоустроен. На окнах не было противомоскитной сетки, в доме — почти никакой мебели, а возле него — ни бананов, ни папайи. Долорес готовила на костре и обходилась без холодильников. Невзгоды лесной жизни уже наложили свой отпечаток на ее красивое, с правильными чертами лицо. К тому же зубы женщины были в ужасном состоянии, длинные черные волосы не причесаны, одежда неряшлива. Поверх длинных брюк, защищавших от укусов насекомых, она носила юбку, считая, по-видимому, отсутствие этой части женского туалета верхом нескромности. Тем не менее Неньито и Долорес являли собой счастливую, жизнерадостную и чрезвычайно гостеприимную пару. Их дом, заявили они, будет и нашим столько, сколько мы пожелаем.

Лесная усадьба новых знакомых состояла из нескольких построек, соединенных крытыми верандами. В них разместились кухня, где всегда горел костер, кладовая, приютившая нас в первую ночь, и хозяйская спальня. В одном из флигелей была комната для двух юношей-индейцев, к ней примыкал курятник, служивший еще и складом для разных вещей, который позже стал нашей спальней. В небольшом огороде Неньито выращивал маниок и кукурузу. Крутая тропинка спускалась от построек к вздувшейся коричневой реке, а с противоположной стороны, за огородом, начинался лес.

Первое же утро подарило нам изумительное зрелище: на очищенной от леса площадке вокруг дома поднялась настоящая «метель»... из бабочек. Их было так много, что, взмахнув сачком, я поймал штук тридцать или сорок. Все они принадлежали роду катаграмма: великолепные создания с радужно-синими передними крылышками и пурпурными задними, украшенными снизу желтыми фосфоресцирующими «иероглифами».

Известно, что бабочки мигрируют в поразительном количестве на огромные расстояния. Знаменитый американский зоолог Биби наблюдал однажды фантастический перелет бабочек через Анды, когда за секунду мимо него пролетала по крайней мере тысяча этих насекомых, и так продолжалось без остановки несколько дней кряду. То же самое отмечали многие другие путешественники и натуралисты. Но здесь, в Иреву-Куа, бабочки никуда не летели, они просто порхали на поляне вокруг хижины. Интересно, что ни в лесу, ни ниже, по реке, не было видно ни одной бабочки. Вскоре мы обнаружили, что можем предсказывать их появление: они прилетали всегда после сильной грозы, когда небо было уже чистым, а солнце жгло так, что на камни у реки нельзя было ступить босиком.

Нигде больше мне не приходилось видеть ни такого количества, ни такого разнообразия этих насекомых, и я решил в свободные часы заняться их коллекционированием.

Самая крупная и самая осторожная из всех местных бабочек жила в лесу. Размах ее крыльев превышал десять сантиметров. Принадлежала она великолепному роду морфо и, подобно всем другим бабочкам этой группы, обладала изумительной сверкающей сине-голубой окраской.

Есть очень простой способ поймать морфо. Профессиональные охотники за бабочками ловят их на приманку, чаще всего — на смесь сахара с навозом. Здесь же этого не требовалось, так как в лесу повсюду росли дикие апельсиновые деревья и на каждом шагу попадались их горькие плоды, гниющие на земле. Бабочки, почти всегда парами, садились на них пососать забродивший сок. Тут-то их и можно было пленить, но даже в такой простейшей ситуации приходилось быть осмотрительным, подкрадываться осторожно и точно рассчитывать решающий бросок.

Однако не все бабочки были вегетарианками. Однажды, когда я гулял по лесу, до меня вдруг донесся отвратительный тлетворный запах. Поискав вокруг, я нашел разлагающийся труп крупной ящерицы, почти полностью скрытый под массой бабочек, трепещущие крылышки которых украшал волнистый рисунок черного цвета. Бабочки были так поглощены своей ужасной трапезой, что я ловил их без труда, беря за сложенные крылья двумя пальцами.

Как ни поразительно было обилие катаграмм, морфо и других бабочек на полянах и просеках, оно не шло ни в какое сравнение с теми фантастическими скоплениями, которые нам довелось увидеть по берегам водоемов. Моя первая встреча с ними произошла совершенно неожиданно. Как-то раз я вышел из влажного сумеречного леса на залитый солнцем мокрый луг с сочной травой, где росли одиночные маленькие пальмы. На лугу было несколько глубоких коричневых прудиков, которые соединялись ручейками, тихо струившимися среди мхов и осоки. Я неподвижно стоял на опушке в тени деревьев и рассматривал луг в бинокль, надеясь увидеть каких-нибудь животных. Но луг был пуст. Затем мне показалось, что ручеек на дальней стороне луга как бы курится. В первую секунду я было решил, что обнаружил горячий источник, а возможно, и серную фумаролу, вроде тех, что дымятся на склонах спящего вулкана, но тут же сообразил, что нахожусь в районе, где нет вулканической активности. Озадаченный, я направился к дымку и, только подойдя к нему метров на сорок-пятьдесят, понял, что передо мной живая завеса из бабочек. Их было невообразимое количество, я с трудом верил, что такое возможно. С каждым моим шагом земля как будто бесшумно взрывалась огромным желтым облаком. Я остановился, пораженный этим видением, и бабочки снова опустились на землю. Они плотно укрыли песчаный берег ручья трепещущим желтым ковром. А чуть поодаль несколько черных кукушек ани деловито пожирали легкую добычу. Бабочки не выказывали ни малейших признаков беспокойства, они как будто не замечали ни птиц, ни меня.

Развернув свои хоботки, скрученные подобно часовой спирали, они лихорадочно погружали их во влажный песок и без устали пили, одновременно выделяя крохотные струйки жидкости из кончика своего брюшка. Это не могло быть обычным утолением жажды, ведь воды кругом было вдосталь. Скорее всего они пропускали через себя влагу, чтобы впитать растворенные в ней минеральные соли. Желая рассмотреть их поближе, я присел и получил подтверждение своей догадке. Как только я перестал двигаться, бабочки стали садиться мне на руки, на лицо, на шею. Без сомнения, их привлекал мой пот, столь же богатый минеральными солями, как и болотная вода. Вскоре на мне уже расположилось с полсотни бабочек, а над головой, громко и сухо шурша крыльями, порхали другие. Я сидел неподвижно и чувствовал, как их тончайшие хоботки мягко ощупывают мою кожу.

В дальнейшем, даже привыкнув к этому удивительному зрелищу, мы не переставали им восхищаться.

К несчастью, бабочки были не единственными насекомыми, обитавшими в Иреву-Куа. Нас буквально изводили целые орды кровососущей нечисти, действовавшей по четко отработанной системе.

С самого раннего утра за дело принимались комары. Их было несколько видов, причем особенным садизмом отличались крупные, с хорошо различимой белой головой. Мы обычно завтракали у костра, в надежде, что едкий дым будет держать их на расстоянии, но некоторые из этих тварей шли на все, лишь бы испить нашей крови. Когда солнце поднималось над лесом и накаляло красную землю на нашей поляне так, что она превращалась в пыль, комары оставляли дом и удалялись к реке, в тень деревьев. Если мы по неосторожности забредали туда, они набрасывались на нас с такой же яростью, как и утром.

Затем наступал черед мбарагуи, крупных синих мух, укус которых можно сравнить с уколом иглы, оставляющим на коже капельку крови. Эти тоже трудились на совесть. Они безжалостно мучили нас все жаркое время дня и кончали работу с приближением сумерек, когда некоторая часть комариного войска могла возобновить свои действия. Главными же исполнителями вечерней программы были польверины. От этих крошечных, не больше пылинки, черных мушек мы страдали сильнее всего. Они атаковывали нас несметными полчищами, и хотя одним ударом можно было уничтожить с полсотни кровопийц, это не приносило ни малейшего облегчения: густое черное облако над головой не редело. Они без всяких затруднений проникали сквозь противомоскитную сетку, и остановить их могла бы только простыня. Из одной мы попытались соорудить что-то вроде палатки, но в ней было так жарко и душно, что от этой затеи пришлось отказаться. Оставалось одно — штукатурить себя цитронеллой и другими патентованными средствами от насекомых. Некоторые из этих снадобий обладали отвратительным запахом, от других горела кожа и мучительно жгло глаза и губы. Но польверины, казалось, считали эти мази пикантной приправой к своему обычному блюду и каждую ночь пировали на наших телах. На рассвете их смена кончалась и на дежурство снова заступали комары.

В первые же дни ко всем нашим тревогам прибавилась еще одна — и очень серьезная. По нашим расчетам, Кейо должен был подойти к хижине примерно через сутки после нас, но пошли уже третьи, а он не появлялся. Мы доели все свои припасы и вынуждены были обратиться за помощью к Неньито, хотя и так уже были у него в долгу за приют. Помимо проблемы с пищей, у нас было плохо и с горючим, но тут уж Неньито ничем не мог нам помочь. Ситуация сложилась не из приятных. Если катер Кейо из-за поломки встал временно где-нибудь на реке, у нас еще хватило бы бензина, чтобы добраться до него. Но если с ним случилось что-то серьезное и Кейо решил сплавляться до Жежуи, тогда нам до него на моторе не дойти и остается только пуститься самосплавом в долгую и голодную погоню.

Наконец на пятые сутки Кейо прибыл, улыбаясь как ни в чем не бывало. Мы бросили канат, катер причалил, и Кейо зашагал наверх по каменистому склону. Когда после выгрузки наших ящиков я поднялся к хижине, Сэнди, Неньито и Кейо сидели вокруг костра и пили мате, а Долорес почтительно обходила мужчин, следя за тем, чтобы кружки не пустовали. Мате — это высушенные и измельченные листья вечнозеленого кустарника — падуба парагвайского. Их кладут в рог или высушенную тыквочку, заливают водой и посасывают настой через «бомбилью» — трубочку с круглым наконечником в виде ситечка. Вкус у мате специфический, горьковато-сладкий и вяжущий, но и Чарлз, и я скоро пристрастились к этому напитку. Мы присоединились к компании.

— У Кейо слегка закапризничал мотор,— объяснил нам Сэнди,— но теперь все в порядке. Он говорит, что вода сейчас высокая и можно идти дальше, посмотреть, что там за лес. Если уровень продержится, он останется там недельки на две, но если вода начнет спадать, он вернется раньше, и тут уж медлить будет нельзя. В любом случае он захватит нас и отвезет обратно в Асунсьон.

Такой план нас полностью устраивал. Кейо надел шляпу, пожал всем руки и пошел к катеру. Через некоторое время звук мотора замер вдали.

Теперь, когда возвращение было гарантировано, мы могли сосредоточиться на отлове и съемке животных, и первым делом, как обычно, нам хотелось привлечь к своим занятиям помощников. Три пары глаз и рук — хорошо, но больше — еще лучше, особенно если они принадлежат индейцам, с которыми в знании леса и его обитателей никакому европейцу не сравниться. Неньито сообщил нам, что в пяти милях от Иреву-Куа есть толдерия — индейская деревня, и мы с Сэнди отправились на разведку.

Толдерия оказалась кучкой ветхих, крытых тростником хижин, расположенных в небольшой прелестной долине. Индейцы — с кожей шоколадного цвета и прямыми черными волосами — во многом уже изменили свой прежний образ жизни. Они ходили в лохмотьях, бывших когда-то европейской одеждой, и не добывали мясо в лесу, а держали с десяток мелких кур да несколько полуголодных замученных коров с выпиравшими ребрами и пораженной язвами шкурой.

Мы объяснили, что разыскиваем птиц и зверей, особенно броненосцев, и щедро заплатим тому, кто принесет нам что-нибудь интересное. Мы пообещали хорошую награду и тем, кто покажет нам обитаемые гнезда или норы.

Пока Сэнди держал речь, индейцы во главе с вождем меланхолически рассматривали нас, посасывая мате. Ни один из них, казалось, не загорелся энтузиазмом, и едва ли можно было укорять их за это. В такую жару и духоту лежать в гамаках куда приятнее, чем продираться сквозь лесные заросли.

Вождь с важным видом пояснил, что наш запрос поступил не в самое подходящее время. Последние несколько недель мужчины его деревни заняты обсуждением серьезной проблемы: стоит или не стоит срубить одно дерево, в котором есть дикий мед. Решение, вероятно, не за горами, но пока, разумеется, ни один человек ни на что отвлекаться не может.

Тем не менее вождь был уверен, что если кто-то из его людей случайно наткнется на какое-нибудь животное, он постарается его не упустить и сообщить нам об этом. Мы вернулись в Иреву-Куа без особой надежды на сколько-нибудь существенную помощь индейцев.

Лес, по которому мы бродили целыми днями, вызывал у нас какое-то гнетущее чувство и даже внушал некоторый страх. Продираясь сквозь колючки и густую поросль в глубь чащи, мы сталкивались с полчищами клещей, пиявок и жалящих насекомых. Если у нас не оказывалось компаса, мы полностью теряли ориентировку, так как солнце не могло пробиться сквозь бесчисленные складки огромного зеленого занавеса, и, чтобы не заблудиться, приходилось метить путь зарубками на деревьях.

Самым крупным животным здешнего леса был ягуар. Он передвигается так тихо, и его окраска настолько сливается с окружающей растительностью, что путешественник редко замечает его, если только специально не охотится с собакой. Чаще всего нам попадались следы ящерицы тегу: извилистая ложбинка от хвоста с отметинами когтистых лап по обеим сторонам. Иногда, пройдя по такому следу, мы находили и саму ящерицу. Серая, с красноватым отливом, длиной чуть ли не в метр, она сидела неподвижно, как чучело. Но и тегу молниеносно исчезала, стоило нам подойти к ней слишком близко.

Самыми заметными обитателями леса были птицы. На деревьях, вытянувшись в струнку, сидели трогоны. Размером с кукушку, с ярко-красной грудью и щетинистыми усами вокруг клюва, они держались поблизости от коричневых шарообразных гнезд термитов, в которых устраивали свои гнезда-норы. По земле, прячась в тени, робко и незаметно ступали тинаму — мелкие коричневые почти нелетающие птицы, похожие на куропаток. Время от времени слышны были их мелодичные позывки: протяжный нежный свист. Как-то раз мы нашли гнездо тинаму с дюжиной лиловых яиц, гладких и блестящих, как бильярдные шары. Сойки уррака, отличающиеся безграничным любопытством, как правило, сами разыскивали нас. Если мы проходили поблизости от места их шумного сборища, они спускались ниже и скакали за нами с ветки на ветку, пронзительно крича и кудахча. Кстати, сойки привлекали внимание не только голосом, но и внешностью: нижняя часть их туловища имела кремовый цвет, спинка и крылья — ярко-синий, а голова, будто забавной шляпкой, была покрыта завитушками мелких перьев. Во множестве водились в лесу птицы-колокольчики. Всюду раздавались их поразительные металлические голоса, но на глаза они почти не попадались. Когда же нам все-таки удалось выследить одну птицу, мы увидели только маленькое белое пятнышко, устроившееся на самой верхушке высоченного дерева. Птицы-колокольчики, распределив между собой территорию, заявляли права на свои владения непрерывными звонкими трелями. Случалось, что один певец заводил вокальное сражение с другим, находившимся от него почти за километр, и тогда казалось, что весь лес наполнен перезвоном колокольчиков.

Через несколько дней, никого не поймав, мы решили перебраться в толдерию и разбить там лагерь. Неньито одолжил нам двух лошадей, мы погрузили на них свой багаж и в приподнятом настроении покинули Иреву-Куа.

— Дайте знать, если придет Кейо, и мы тут же вернемся,— попросили мы своих хозяев на прощание.

Индейцы в толдерии весьма сочувственно отнеслись к программе нашей экспедиции и частенько приходили посидеть, попить мате и дать разные полезные советы. Один из них припомнил, будто недавно кто-то нашел гнездо птицы дхаку пети. По его словам, это очень редкая птица, и тот человек забрал яйца, принес их домой и положил под домашнюю наседку. Судя по описанию, дхаку пети мог быть белохохлым гокко, который похож на индейку и слывет одним из самых красивых представителей своего семейства. Мы поинтересовались, как нам найти этого человека. Индеец, очевидно, рассчитав уже комиссионные за посредничество, сказал, что принесет цыплят сам.

Он вернулся через два дня и принес птенцов: желтые в черную крапинку восхитительные пушистые мячики. Мы не могли определить, белохохлые это гокко или нет, но взяли с индейца слово, что это именно они, и с тем обменяли их на нож.

Птенцы вскоре стали совсем ручными и ходили за нами повсюду. Опасаясь ненароком наступить на них, мы соорудили вольеру. Они с большой охотой клевали зерна и мелкие кусочки мяса и быстро подрастали, а мы гадали, в кого же они превратятся. Со временем один из птенцов стал как будто слегка отличаться от остальных, но только в Лондоне мы смогли точно определить свое приобретение. Трое действительно оказались бело-хохлыми гокко. У них были черные с белыми крапинами крылья, яркие алые сережки, а на макушке — прелестное украшение из длинных белых перьев. Четвертая птица имела гораздо более скромную однотонно коричневую окраску и могла похвастаться только маленькими красными сережками. Если индейцы намеренно всучили нам этого птенца, полагая, что перехитрили нас, выгодно продав никчемную птицу, то они ошиблись: он оказался самым ценным из всей четверки. Это был другой вид гокко — гокко Склэтера, который в ту пору чрезвычайно редко попадал в Лондонский зоопарк.

То, что четыре маленьких птенчика гокко были обменены на большой блестящий нож, не прошло незамеченным. Спустя два дня в наш лагерь явился молодой индеец и предложил почти мертвого тегу, которого он нес на веревке, подвесив за шею. Соблюдая осторожность, я схватил ящерицу за шею и хвост, так как у тегу чрезвычайно мощные челюсти и он, играючи, мог бы отхватить мне палец. Тегу изогнулся, раздался слабый хруст, хвост, к моему изумлению, отделился от туловища, и в каждой руке у меня оказалось по половинке рептилии, которые продолжали энергично извиваться. Крови не было, если не считать крошечных алых пятнышек на концах длинных листообразных боковых мышц, кольцом выступавших по краю обломанного хвоста. Ящерицы поменьше часто отбрасывают хвост в подобной ситуации, но я совершенно не ожидал такого номера от гиганта, брыкавшегося у меня в руках.

Тегу, казалось, ничуть не обессилел от нанесенного увечья, но красоту свою потерял. Я наградил индейца, а ящерицу отнес в лес и отпустил отращивать новый хвост.

На следующий день тот же индеец принес второго тегу, не меньше вчерашнего. Теперь я принял его с еще большей осторожностью. К сожалению, ящерица оказалась раненой: индеец, загнав добычу в угол норы, пустил в действие свой мачете. Весь рот тегу был в крови. Я не верил, что он выживет, но все же посадил его в клетку и угостил яйцом.

На следующее утро яйцо исчезло, а тегу дремал в углу. Мало-помалу рот у него заживал. Когда же настало время вручать тегу Лондонскому зоопарку, он уже полностью поправился и был, как положено, злобным и желчным.

Наша коллекция разрасталась. Кроме гокко и тегу, мы имели уже двух редких максимилиановых попугаев, молодую сойку уррака и пять крошечных птенчиков амазонских попугаев. Но тех, о ком я мечтал больше всего,— броненосцев — у нас все еще не было.

В конце концов мы нашли нору, которая по всем признакам показалась нам обитаемой. У входа виднелись свежие отпечатки лап, а внутри, среди всякого хлама, лежали еще не засохшие листья. Если броненосец действительно сидел в этой норе, его надо было еще выкопать оттуда. Но я сильно сомневался в успехе такого предприятия. Взрослый броненосец, конечно же, запрячется в самый дальний отнорок, который может уходить вглубь на четыре-пять метров. Допустим, нам удастся туда добраться, но броненосец, надо полагать, не станет ожидать нас, а закопается еще глубже. И сделает это куда проворнее нас. Найти бы малышей, тогда другое дело. Броненосцы обычно держат своих детенышей почти у самой поверхности и стараются не уводить их на большую глубину, где в дождливую погоду скапливается много воды.

Раскопки потребовали от нас большого напряжения сил. Жара стояла невыносимая, земля представляла собой сплошное переплетение корней. После часа работы мы обнаружили, что основной ход идет более или менее горизонтально, примерно в метре от поверхности. Листьев в тоннеле становилось все больше, и чувствовалось, что мы приближаемся к гнезду. Стоя на четвереньках, я отбросил рыхлую землю и заглянул в проход: прежде чем запустить туда руку, мне хотелось убедиться, что внутри нет ничего опасного. Но в норе было темно, и приходилось действовать вслепую. Я лег плашмя в вырытую нами яму и, осторожно просунув руку в отверстие, пошарил в норе, но нащупал только листья. Затем, уловив там какое-то движение, я засунул руку поглубже и схватил что-то теплое и извивающееся, что вполне могло быть хвостом броненосца. Вытащить добычу было не так-то просто. Мне казалось, что зверь сознательно заклинился в норе. Не ослабляя хватки, я просунул внутрь вторую руку и, сражаясь на ощупь, вдруг обнаружил: схваченное мной существо боялось щекотки. Моя левая рука случайно попала ему под живот, и зверек сразу же свернулся, потерял опору и выскочил из норы, как пробка из бутылки.

Я пришел в восторг, когда увидел, что вытащил детеныша девятипоясного броненосца. Но на более внимательный осмотр добычи времени не было: внутри могли оставаться другие члены семейства. Я быстро положил броненосца в мешок, вернулся к норе и минут за десять выловил еще трех подростков. Именно на такое Количество я и рассчитывал, потому что самка девятипоясного броненосца обладает необыкновенной способностью рожать четырех близнецов. Не скрывая триумфа, мы понесли малышей в лагерь.

Первым делом надо было обеспечить наших новых питомцев удобным жильем. По счастью, четыре разборных ящика, которыми нас снабдили в Асунсьоне, еще не пошли в дело, и теперь мы быстро собрали их, прибили сверху тонкую металлическую сетку, положили внутрь немного земли и сухой травы. Получились прекрасные домики. Имена для квартирантов родились сами собой: ящики были из-под хереса, и вскоре мы автоматически уже называли наших броненосцев — Фино, Амонтильядо, Олоросо и Сэквиль, а всю компанию нарекли Четверкой.

Это были необыкновенно привлекательные существа с гибким, гладким, блестящим панцирем, маленькими любопытными глазками и большим розовым брюшком. Почти целыми днями они спали, зарывшись в сено, а к вечеру оживали и начинали гулять по клеткам, нетерпеливо требуя еды. Надо сказать, что аппетит у них был чудовищный.

Из всех броненосцев девятипоясный самый обычный. Он широко распространен от Парагвая до северных пределов Южной Америки, а за последние пятьдесят лет он проник и на юг США. Индейцы часто приходили посмотреть на нашу Четверку и, сидя на корточках, наблюдали за каждым движением зверюшек. Я не мог понять, чем вызван такой интерес к животным, мясом которых они привыкли лакомиться и которых видели не один раз. Может быть, подумал я, дело в том, что индейцам редко приходится наблюдать живого броненосца сколько-нибудь продолжительное время: ведь, поймав зверька, они, конечно, тут же его убивают.

Индейцы рассказали нам о броненосцах много интересного, но не всему можно было верить. Например, они уверяли, что, если броненосцу надо перебираться через реку, он спускается к воде, погружается в нее и идет по дну, пока не выберется на другой берег. Я отнесся к этому сообщению с большим сомнением, но, вернувшись в Англию и внимательно изучив литературу, подумал, что индейцы, может быть, говорили нам правду. Броня утяжеляет броненосца, и он способен без труда удержаться на дне реки. Кроме того, броненосец обладает поразительной способностью надолго задерживать дыхание, возмещая недостаток кислорода в легких тканевыми ресурсами. То же самое происходит и при рытье норы, когда нос животного погружен в землю. Поэтому вполне вероятно, что броненосец действительно может ходить под водой, во всяком случае, американским исследователям в лабораторных условиях удалось склонить его к этому.

Мы не могли Нарадоваться на Четверку, но, когда первые восторги прошли, мы опять забеспокоились о своем возвращении. За последние дни не было сильных дождей, и, если вода в реке начала падать, Кейо мог уже пуститься в обратный путь. Боясь его пропустить, мы собрали свой лагерь и вернулись в Иреву-Куа.

Неньито и Долорес угостили нас мате. Мы расселись вокруг костра и, передавая друг другу тыквенный сосуд, стали делиться новостями. Хозяева рассказали, что в последнее время особенно свирепствовали польверины, что лесозаготовки идут хорошо и скоро можно будет приступать к сооружению плотов.

— А что слышно о Кейо? — спросил я.

— Он уже прошел,— небрежно ответил Неньито.

— Как прошел?! — мы решили, что ослышались.

— Да-да. Река здорово мелеет. Я просил его задержаться, чтобы послать за вами, но он сказал, что очень торопится.

— Но как же мы теперь вернемся?

— Я думаю, что выше по реке еще осталось какое-нибудь судно и рано или поздно оно должно пойти вниз. Если это так, то они вас захватят, я уверен.

Нам оставалось только ждать и надеяться.

Через два дня судьба послала нам малюсенький катерок, который, громко пыхтя, направлялся вниз по реке. На борту находилось пять человек, и о дополнительных пассажирах не могло быть и речи, но капитан согласился забрать наших животных и большую часть багажа. Река быстро мелеет, объяснил он, и если не удастся за три дня добраться до Жежуи, то в ожидании хорошего ливня можно застрять на несколько недель. Катерок шел только до Пуэрто-И, но мы решили, что там больше шансов на подходящую оказию, чем в Иреву-Куа. Нам потребовался час, чтобы собрать и распределить багаж. Попрощавшись с Неньито и Долорес, мы устроились в своей лодке и отправились вслед за перегруженным суденышком.

Через три дня на подходе к Пуэрто-И мы увидели какое-то довольно большое судно, шедшее нам навстречу. Я схватил бинокль и, не веря своим глазам, узнал «Кассель». Можно было даже разглядеть увенчанную соломенной шляпой голову капитана за штурвалом. Вглядываясь в эту фигуру и удивляясь самому себе, я шептал ему нежные слова.

Подойдя к высокому борту «Касселя», мы приветствовали Гонсалеса. Он перегнулся через поручни и широким жестом дал понять, что отныне роскошный корабль снова находится в нашем распоряжении.

Окончание следует

Дэвид Эттенборо, английский естествоиспытатель

Перевел с английского Н. Вронский

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: броненосец
Просмотров: 5260