Запоздалая встреча

01 июля 1989 года, 00:00

Рисунок автора

Продолжение. Начало см. в № 8/88, 3/89.

Стемнело. Костер догорал, и к смолистому аромату дыма стал примешиваться густой запах диметилфталата. Здесь, в тундре, геологи применяли его в чистом виде: ничто другое не действовало на местный свирепый гнус.

— А вы обратили внимание, братцы,— заметил один из парней, уютно устроившийся с подветренной стороны костра,— что местных ни комары, ни даже мошка не трогают?

— А как же Голый? — не согласился с ним коллектор Лугов.— Он-то, по всему видать, не из местных. Который день бегает по тундре да и спит, наверное, под открытым небом... И хоть бы что — не кусают!

— Кстати, о Голом,— вспомнил начальник партии.— Был я вчера в Кызиме и говорил о нашем приятеле в милиции. Так вот, капитан Баранов обещал непременно быть сегодня к вечеру, но вот что-то задерживается. Похоже, серьезное наворачивается дело...

Все замолчали. Вдруг в тишине послышались шаги, доносившиеся со стороны дороги, и вскоре у костра появился крепко сбитый мужчина в милицейской форме.'

— Капитан Баранов,— представился он и, пожав всем по очереди руки, сообщил: — Мы разыскиваем...

Не успел он закончить фразу, как словно из-под земли в круге света возник Голый. На нем действительно не было даже намека на одежду, и комары, похоже, в самом деле не обращали на него никакого внимания.

Капитан милиции с профессиональной наблюдательностью отметил немалый — свыше двух метров — рост неизвестного, его рельефную мускулатуру, твердый взгляд голубых глаз и... длинные пальцы с четырьмя фалангами.

— Есть хочу! — протянул неизвестный жалобно, совсем как ребенок.

— Скорее, что там у вас есть на предмет ужина,— заторопил геологов Баранов.— И еще...— Он замялся: — Принесите ему одежду, хоть какую-нибудь.

В тесной и короткой для него спецовке неизвестный выглядел несколько комично, хотя и старался держаться с достоинством. Ему принесли хлеба, тушенки и холодной картошки, оставшейся от ужина. И когда он ел, Баранов увидел, что пищу Голый поглощал довольно странным образом: почти не разжевывая.

Отведя в сторону начальника партии, Баранов начал расспросы, но ничего существенного для себя так и не выяснил. Немногое дал и разговор с гостем. Имя он, подумав, назвал Вася, а что касается фамилии, то в ответ пожал плечами, будто никогда не слышал такого слова. Вопрос о годе рождения поверг его в полнейшее недоумение. И вообще: он всегда жил в тундре, сколько лет — не помнит, а продукты брал, потому что хотел есть. Где раньше добывал, до геологов? А раньше есть не хотелось. Когда у него спросили, почему всегда приходил только в полночь, простодушно объяснил, что это было «время наибольшего благоприятствования». Никто не стал уточнять, что, собственно, это означает, потому что такой ответ вполне вписывался в общую абсурдную картину... Короче, капитан Баранов решил забрать Васю с собой.

Шагая к шоссе, Вася вдруг начал задавать капитану вопросы, например, не видел ли Баранов других, таких же, как он. Потом спросил, сколько людей на планете.

Под единственным фонарем у поворота дороги — в месте весьма приметном — машины не оказалось. Баранов заподозрил неладное и потянулся за пистолетом. Он старался сделать это так, чтобы Вася не заметил, но тут сзади раздалось насмешливое:

— Не лапай пушку, мент!

Баранов резко обернулся и, крикнув Васе: «Ложись!», падая, выхватил пистолет. Но его опередили: встречный выстрел грохнул чуть раньше, а вслед за ним — еще один, откуда-то сбоку. Пули не задели капитана, но Вася вдруг тяжело осел на траву...

И дальше случилось то, что и сам Баранов не смог бы толком объяснить, хотя все происходило на его глазах. Когда в свете фонаря показались двое в телогрейках с пистолетами в руках, Вася вдруг привстал и взмахнул руками, словно дирижер перед оркестром. И будто повинуясь его команде, эти двое выронили оружие и рухнули на землю, молча и даже как-то торжественно.

Когда Баранов подошел к Васе, тот сидел на корточках и, расстегнув перепачканную кровью спецовку, деловито выдавливал пулю из грудной мышцы.

— Кто это? — кивнув на недвижно лежавших людей, спросил вконец растерявшийся капитан.

— Мои друзья,— безмятежно сообщил Вася.

— А сам-то ты кто?!

— Еще точно не знаю,— виновато ответил он.— Уверен только, что на этой планете я всего лишь гость...

Однако капитану Баранову было не до шуток...

Помещая очередную подборку читательских рисунков, редакция благодарит всех, кто прислал иллюстрации к «Запоздалой встрече». Все рисунки опубликовать не представляется возможным, поскольку их сотни. Одновременно исправляем ошибку, допущенную в № 1/89. Второй сверху рисунок принадлежит А. Приваленкову, а нижний — С. Андрианову. Отдел художественного оформления приносит извинения авторам. Рисунок И. Смирнова, г. Чебоксары10

Все человечество Артем Пересадов делил на две части: он сам, Артем Пересадов, и те, кого облапошивают. Конечно, можно было подумать, что этот молодой человек был слишком уж высокого мнения о собственной персоне, но среди малых, средних и крупных торговцев антиквариатом он слыл если не богом, то, во всяком случае, человеком более чем удачливым. И так было до того злополучного дня, когда...

В тот день Пересадов ехал в полупустом трамвае, и его внимание привлек один парень в лыжной шапочке. Но, если быть точным, Артем заинтересовался не столько парнем, сколько неким предметом, который тот держал в своих руках. Предмет был цилиндрической формы, чуть меньше ладони, из темно-серого, с отливом в синеву, металла с мелкой тщательной огранкой. Мало ли какие предметы могут везти в трамвае парни в лыжных шапочках, но Пересадов не был бы Артемом Пересадовым, если бы не почувствовал, что здесь определенно что-то есть! Он тут же пересел на свободное кресло позади парня, еще раз взглянул на предмет и спросил:

— Не дашь посмотреть?

Парень обернулся, и Артем увидел, что его глаза были скрыты непроницаемыми черными очками, подбородок укутан в мохеровый шарф, а шапочка закрывала лоб по самые брови. Какой-то жутью повеяло на Артема от одного вида этого парня. Однако тот с готовностью вложил предмет в протянутую ладонь Пересадова. „. Рассмотрев цилиндрик, Пересадов сразу же понял, что он точно такой же, как и три других, с которыми его приятель Кунин провернул свое самое выгодное дельце за последние два года. Единственное отличие этого цилиндрика состояло в том, что на нем не было выдавлено никаких знаков.

— Хорошая вещь...— одобрил Пересадов и поднял глаза. На миг ему вдруг показалось, что он встретился со своим собственным отражением, но только на мгновение: в следующий момент пред ним предстала все та же жуткая физиономия.— Может, продашь? — проникновенно спросил Пересадов.

— Как это? — удивился парень.

— Да очень просто,— ласково ответил он.— За десять рублей...

— Как это? — недоуменно повторил парень, и Пересадов понял, что тут церемониться нечего. Он положил цилиндрик в карман своего плаща и протянул парню смятую десятирублевку, на которую тот уставился с явным любопытством...

Кунину он позвонил из первого же таксофона. Небрежно сказав, что у него появилась уникальная книга по шаманизму, вроде тех трех, что были ранее у Кунина, Артем замолк, с нетерпением ожидая, как откликнется его коллега на высказанное эзоповским языком сообщение. К удивлению Пересадова, тот только вяло бросил: «Приезжай! »

Рисунок И. Макарова, Москва...Когда открылась дверь, Артем не сдержал возгласа удивления: перед ним стоял седой измызганный старикашка, лишь отдаленно напоминавший Кунина — средних лет человека, который всегда с особой тщательностью следил за своей внешностью.

— Это ты, Леха... это вы, Алексей...

— Чего тебе? — перебил его старикашка.— Говори сразу, что надо? — повторил он, едва Артем переступил порог.

— Сразу? Пожалуйста! — не растерялся Пересадов.— Есть у меня тут одна штучка... Похоже, из тех, что ты мне показывал. Помнишь, спираль, жучок, стрелки! Цилиндрик такой... Только без рисунка...

Артем осекся: Кунин смотрел на него с нескрываемым ужасом.

— Где? — со свистящим шепотом выдавил он из себя: — Где он?

— В одном... месте лежит... спокойненько себе...— неуверенно промямлил Артем.

Кунин облегченно вздохнул и вдруг истошно завопил:

— Убирайся! Убирайся сейчас же!

— Ты что, Леха, ты что? — не понял Пересадов своего коллегу по антиквариату.— Какая муха...— Не успел закончить он свой вопрос, как Кунин сгреб его в охапку, вытащил на лестничную клетку и...

«Совсем с ума Леха сошел от денег! — злобно подумал Артем, очутившись на улице.— Надо же такому быть — спустить с лестницы старого приятеля... Вот что значит — шальные тысячи!» У Артема появилось предчувствие чего-то неприятного, даже опасного. А своим предчувствиям он привык доверять.

Таксисту он велел остановиться неподалеку от дома: следовало сначала изучить обстановку. На первый взгляд все было тихо. Никаких примет того, что за ним приехали «оттуда», не наблюдалось.

Если бы в его любимом кресле оказался майор из ОБХСС, что совсем недавно вызывал Артема для беседы, было бы еще ничего. Но он увидел, что в кресле возлежал, положив ноги на журнальный столик, весьма похожий на майора блондин. Блондин этот был абсолютно наг. От изумления Артем остолбенел. И виной тому было не отсутствие одеяния у незнакомца, а его улыбка. Улыбка была словно приклеена, глаза не смеялись.

И тут Артем Пересадов, выйдя из оцепенения, попытался что-то сделать. Он двинулся было к блондину—и вдруг завис в воздухе, не доставая ногами до пола.

Рисунок Г. Крыжановского, г. Улан-Удэ11

До ближайшего светофора ехали молча. Потом Дебора не выдержала:

— Куда мы едем?

— Не знаю,— безмятежно ответил Вайлди.

— Тогда — стоп! — распорядился Тони.— За руль сяду я.

— А вы знаете, куда ехать? — осведомилась Дебора.

— Есть идея...— пробурчал Тони.

— Слишком туманно,— тон Деборы не предвещал ничего хорошего.

— А все, что было у вас на ранчо, не туманно? Кто были эти люди? Чего они хотели? — огрызнулся Тони.

— Это достаточно скучная история.— Дебора, казалось, давно ждала этого вопроса и потому говорила гладко, словно провела множество репетиций.— Те, что нас увезли, люди Олссона, а значит — люди наркомафии. Папочка одно время имел какие-то дела с Олссоном, а потом решил выйти из игры. И для того, чтобы его оставили в покое, припрятал кое-что против своего бывшего дружка. И вот старый пес все время мечтает вернуть это «кое-что». Похищение «Наски», видимо, совершенно в целях шантажа. Так же, как и мое. Вот так. А теперь — ваша очередь. Откуда вы знаете Вайлди?

— Ну, это еще более скучная история. Однажды, с полгода назад, я случайно увидел Вайлди в доме своего приятеля. И тогда он был в точно таком же виде, что и сегодня: в этих леопардовых плавках.

— Вы это серьезно?

— Он это серьезно,— подтвердил Вайлди.

— Отличная парочка! — рассмеялась Дебора.— Парни, а вы мне нравитесь!

Имя Тедди Грина, сотрудника одной из калифорнийских газет, еще не было известно Америке, однако редкое чутье на сенсации давало ему основания полагать, что это произойдет в самом ближайшем будущем. Вот почему Грин искренне порадовался внезапному появлению в своем доме школьного приятеля в компании с дочкой Риггса, а также Вайлди и картиной «Наска» в придачу.

— В общем так, Тони...— выслушав маловразумительное повествование одноклассника, подытожил он.— Надо браться за работу. Быть может, времени у нас совсем мало, поскольку не исключено, что придется иметь дело как минимум с ребятами Олссона, со службой безопасности Риггса и с полицией штата. А в такой ситуации быть на виду — всего выгоднее. Хватит вхолостую языком молоть: поработай с моей видеокамерой, пока я порасспрашиваю этого чудака.

И пошла съемка довольно странного диалога: «Представьтесь, пожалуйста, нашим зрителям». — «Вайлди».— «Простите, а фамилия?» — «Грин».— Что, действительно — Грин?» — «Нет. Просто я подумал, что вам это будет приятно».— «Да, конечно... Скажите, откуда вы попали к нам?» — «Вот этого я, к сожалению, еще не знаю».— «Очень интересно. Но ведь вы являетесь представителем...» — «Нет, я вообще не являюсь...» — «Что вы этим хотите сказать?» — «Пока не знаю».— «Ну, хорошо. А зачем вам картина «Наска»? Вы взяли ее по собственной инициативе или?..» — «Пока не знаю...»

— Все это напоминает разговор врача с больным, который еще не полностью оправился после шока,— прокомментировал съемку Тони.

Тэдди полностью согласился с ним и даже высказал сомнение:

— Может, он и вправду сбежал из психушки, а вовсе никакой не пришелец или мутант? — Потом посмотрел на абсолютно безучастного к их разговору Вайлди: — Вот что: без науки тут не обойтись. Надо позвонить Джону.

— Знаете, Тони,— сказала Дебора, когда Грин вышел,— по-моему, ваш Тэдди взял неправильный тон. Ведь Вайлди ведет себя, в сущности, совсем как ребенок.

— Правильно, я веду себя как ребенок,— оживился Вайлди.— Так и должно быть.

— Почему? — спросила Дебора.

— Потому что мой интеллект сформировался еще не полностью,— словно заученную цитату произнес Вайлди.

— А когда он сформируется полностью, вы сообщите нам? — вежливо поинтересовалась Дебора.

— Теперь уже скоро. Вот эта карта помогла мне понять мою цель.

— И какова же она — ваша цель? — Тони незаметно включил камеру, а вошедший Грин замер у двери, боясь спугнуть разговорившегося Вайлди.

— Моя цель — восстановление и наладка психофизических коммуникаций Большого Интеллекта,— словно школьник на уроке, начал Вайлди.— В настоящее время Большой Интеллект разбросан по всей планете, а каждый Малый Интеллект в отдельности — ничто. Только соединение их в единое целое дает возможность для движения и контакта. Для достижения поставленной цели мне необходимо... необходимо... Дальше не помню,— произнес он виновато. Теперь Вайлди походил на актера, забывшего роль, и Грин закричал:

— Стоп! Все сначала! Черт, ну дайте же ему текст! Тут Вайлди обиделся:

— Ничего не буду повторять! Хочу быть с картой! Один! А то мне здесь мешают!

— Разумеется, разумеется, Вайлди,— сконфузился Тэдди.— На втором этаже вам будет отведена целая комната.— И когда проходил мимо Деборы, сказал ей шепотом: — Пойдемте с нами. Попробуйте уговорить его на новую съемку. У вас это здорово получается...

Когда Тэдди вернулся через полчаса, вид у него был довольный.

— Может выйти неплохой материальчик,— удовлетворенно сказал он.— Кассету сейчас запрячем: никогда не оставляю на виду ценную информацию, даже в собственном доме. Обо всем этом говорить еще рано, но в чем я точно уверен, так это в том, что Джону наши записи понравятся.

— А кто этот Джон? И почему ты решил посвятить его в наши дела?

— Джон Заборски работает в НАСА и одновременно — редкое сочетание! — является фанатиком по части всяких там летающих тарелок... Он уже едет сюда.

Тони хмыкнул:

— Боюсь, что кто-то может после твоего телефонного разговора оказаться здесь гораздо раньше твоего Джона.

И, словно в подтверждение его слов, дверь с грохотом распахнулась.

— Руки за голову! Встать лицом к стенке! — раздался сзади скрипучий голос.

12

Гриновский лежал на продавленном Кожаном диване, а Витюша безостановочно расхаживал по узкой, со скошенным потолком, дворницкой.

— Ты, старик,— выговаривал Витюша,— и сам свихнешься и других под монастырь подведешь. Скажи на милость, ну зачем ты устроил эту безобразную сцену?

— Тот, в шапочке...— попытался объяснить Гриновский, но Витюша замахал на него руками.

— Да пойми ты, голова садовая, что человек просто вышел за сигаретами. А когда увидел, что киоск закрыт, направился к подземному переходу. И он не виноват, что ты со своим Синюкаевым оказались у него на пути...

— Но ведь Синкжаев...— начал было Гриновский, однако Витюша опять не дал ему говорить.

— Слушай меня внимательно! — с непривычной для него суровостью вновь перебил его Витюша.— Когда ты устроил драку, мне с большим трудом удалось отстоять тебя от праведного гнева милиции... Что же до Синкжаева, то, вероятно, он не врет, что пенальчиков в твоей сумке не было. Поди проверь! Однако самое главное — недостающие таблички — он принес—Витюша потер ладони одна о другую.— Ну теперь держись! Сделаем такую работу, все закачаются... Да, сколько там было пенальчиков?

— Три с рисунками,— подумав, ответил Гриновский.— И один чистый.

— Очень интересно,— отметил Витюша.— Значит, спираль, жучок, стрелки... Так-так... Ладно. Я побежал в контору, а ты давай домой, в семью. И никакой самодеятельности. Вечерком забегу...

Только Гриновский решил последовать совету друга, как в дверь сначала постучали, а потом на пороге дворницкой появился молодой человек в джинсовом облачении.

— Добрый день,— вежливо наклонил голову вошедший.— Не могу ли я видеть Алексея Аполлинарьевича Гриновского?

— А по какому вы, собственно, делу? — осведомился Гриновский, пытаясь в тусклом свете лампочки разглядеть молодого человека. У него были очень длинные, собранные на затылке в хвост волосы.

— Видите ли,— начал вошедший,— наши дачи находятся рядом...

— Я свою продал...

— Точнее, дача моих родителей и ваша...

— Постойте, постойте,— пригляделся Гриновский.— Я, кажется, вас узнаю. Вы — Максим, Максим Киселев. Сын Петра Андреевича. Как, кстати, его здоровье?

— Спасибо, хорошо... Но дело у меня вот какое. Понимаете, в силу нашего, ну пусть уже сейчас не нашего, но все равно — соседства, я оказался в курсе ваших... дел. Я имею в виду пропажу ценных... м-м-м... материалов вашу... м-м-м... травму. И еще историю с Синю...

— Откуда вы знаете о Синюкаеве? — резко перебил его Гриновский.

— Я бы мог рассказать, но боюсь, что вы не поверите. Я это лучше сделаю позже. А сейчас мне просто необходима ваша консультация. Вы ведь историк, специалист по..

— Я — дворник! — выкрикнул Гриновский.— Дворник! Так что по интересующим вас вопросам обращайтесь к профессору Тимофееву. А я... Пока не скажете, как, когда и при каких обстоятельствах узнали о моих... делах, разговаривать с вами не буду!

Не произнося ни слова, Максим показал рукой на окно. И Гриновский через немытое стекло разглядел того самого человека, видеть которого он желал бы меньше всего на свете.

— За что? — прошептал он непослушными губами.— За что?

Продолжение следует

Общая редакция и подготовка текста Дмитрия Стахова. В написании глав участвовали: 9-я — А. Викторов (Москва), 10-я — В. Рудько (г. Химки Московской обл.), 11-я — Р. Завутдинов (г. Ташкент), 12-я — С. Лавкович (г. Витебск).

В этой части романа использованы также материалы, присланные читателями: А. Н. Коханом (г. Хмельницк), учеником 8-го класса Романом Бойченко (г. Липецк), О. Л. Ковалевой (г. Химки Московской обл.), А. В. Хотеновым (Московская обл.), 3. Н. Даутовым (Краснодарский край, аул Кошехабль), В. Т. Лупашко (г. Кишинев), И. А. Зотовым (г. Мапуту, Мозамбик).

Мы также благодарим за помощь в работе С. В. Беликова (г. Пятигорск), вновь приславшего интересное письмо.

Просмотров: 3177