Итальянцы на полюсе холода

01 июля 1989 года, 00:00

Фото Э. Жигайлова

«Холод, холод и еще раз холод!» — так единодушно воскликнули итальянцы, когда два советских журналиста, отыскав брезентовую промерзшую палатку в горах Оймяконья, спросили их о главной сложности пути. Собственно, иного ответа и нечего было ожидать.

Случилось это за сутки с небольшим до окончания маршрута. Температура в тот день опускалась до минимальной отметки: минус 52 градуса. Ведь итальянцы шли на покорение «полюса холода». Но год выдался необычный. Будто испугавшись отваги полярных путешественников, центр холода сместился на восток. Семидесятиградусные морозы свирепствовали на Аляске, а в обычно жестком морозами Оймяконье установилась непривычная для здешних условий благодать. Однако Яцек Палкевич, возглавивший международную экспедицию по Сибири, остался доволен.

— Знаете,— признался он мне потом в Москве,— ваш Юрий Сенкевич, когда я попытался изложить ему идею своего путешествия, вначале рассмеялся: «Ну разве это путешествие? В чем же здесь приключение?» Я и сам чуть было не засомневался. Но теперь, прожив при сорокаградусном морозе многие дни, коротая время в палатке, где теплее было всего лишь градуса на два, знаю — ох, как нелегко это! Думалось тогда: «Хотел бы я услышать, дорогой Юра, что бы ты сказал, оказавшись среди нас».

Яцек Палкевич в свои сорок семь лет чего только не испытал. Есть у одного нашего писателя-приключенца такие слова: «Бродягами не становятся, ими рождаются». Таким именно человеком и является Яцек. Он родился в Польше и еще мальчишкой почувствовал неистребимую тягу к рискованным странствиям. Юношей влюбился в итальянку, женившись, перебрался жить в Италию.

Фото Э. Жигайлова

Ну а затем... Одиночное плавание на пятиметровой яхте через Атлантику. Восемь путешествий по бассейну реки Амазонки, пересечение по горам и чащобам острова Борнео (См. «Вокруг света» № 6—7/88.), участие в восхождении на гималайский пик-восьмитысячник Аннапурну. Знал этот человек и испепеляющую жару пустынь, совершив несколько походов на верблюдах с туарегами по Сахаре. И вот, вполне естественно, ему захотелось испытать на себе настоящий сибирский мороз.

В Италии Палкевич создал «школу выживания» и начал готовить людей к тому, чтобы они могли выйти победителями из любых рискованных, экстремальных ситуаций. О своих путешествиях Яцек Палкевич написал около двух десятков книг, где рассказывал о том, как он преодолевал трудности, встречавшиеся на его пути. Школа выживания стала своеобразным тренировочным полюсом. В путешествие по Сибири он взял с собой из этой школы и трех преподавателей, которые мороза ниже двадцати градусов еще не испытывали. На пресс-конференции в Москве Дмитрию Шпаро был задан вопрос: «Не ошибка ли брать в экспедицию на «полюс холода» совершенно не подготовленных к жизни при низких температурах людей?» Покоритель Северного полюса пожал плечами: «Если они хотят идти, то пусть идут». Зато Палкевич нисколько не сомневался, что люди из его школы способны выдержать все. Яцек Палкевич всегда славился тщательнейшей подготовкой к Каждой своей экспедиции, а к этой он готовился почти два года. Осенью Палкевич побывал в Якутии, примерно в тех местах, где должен был пройти маршрут. Познакомился с эвенами, испокон века зимовавшими в Верхоянских горах...

На встречу с корреспондентами итальянцы пришли разодетые в специально сшитые фирмой-спонсором зеленые синтетические куртки, утепленные брюки. Особый интерес телеоператоров вызвали роскошные сапоги, на которых латинскими буквами было выведено: «Valenki». Подумалось, Что, может, этакое фирменное одеяние и дает возможность неподготовленным итальянцам «поплевывать» на наш якутский мороз? Но импортную обувь им пришлось сменить уже в Якутске на настоящие русские валенки и эвенские меховые торбаза. И надеть эвенские, из оленьих шкур, малицы. Синтетические куртки позволяли лишь сносно пребывать на морозе до сорока.

Из Якутска отряд экспедиции, в составе которой, Помимо итальянцев, находились фоторепортер АПН и кинооператор из Якутска, выехал на машине. Затем два дня путешествовали на санях. Оставшуюся часть пути до поселка Тополиное проехали в открытом кузове машины — для окончательной акклиматизации. От Тополиного и началась основная часть маршрута экспедиции — на оленьих упряжках, по замерзшему льду реки Томпо, где предстояло бороться с наледями, жить в тайге среди гор под завывание волков...

Эвены-проводники привычно вели караван, к вечеру отыскивали место для стоянки. Итальянцы отправлялись рубить лиственницы — остовы для палатки. Готовили дрова, а в ожидании тепла, как и эвены, подкреплялись сырой рыбой — строганиной, пробовали оленятину. Но желанней всего были горячий суп и чай.

Нелегкой оказалась езда на оленях. Усидеть на нартах поначалу было нелегко, а упавшему с них не Избежать оленьих копыт. «Олень — не лошадь,— пояснил Палкевич,— упадешь, так и идут все по тебе, словно ты не человек». Многих трудов требовала установка палатки и снятие ее или сбор оленей, разбредавшихся по тайге в поисках корма. Один из итальянцев чуть было не вывихнул руку, другой — подморозил кисть, но, в общем, как и предполагал Палкевич, экспедиция закончилась удачно. В запланированный срок, 10 февраля, итальянцы подошли к стеле, на которой аршинными буквами было написано: «Полюс холода». Итальянцы скинули малицы, оставшись в куртках фирмы-спонсора, в них и сфотографировались у стелы. Снять же оленьи эвенские меховые бокари не рискнули. На морозе ходить лучше всего в них.

— Мы многое знали о Якутии,— скажет потом один из них,— читали в книгах. Но то, что увидели наяву,— несравнимо ни с чем. Красота природы здесь удивительная. Первозданная...

Яцек Палкевич собирается приехать в Сибирь еще раз. Подыскивает маршрут очередного рискованного путешествия. «Природа вашей страны уникальна,— говорит он.— Я удивляюсь нерасторопности ваших руководителей, ведь валюту, столь нужную вашей стране, можно получать, ничего не продавая, а только показывая красоты дикой нетронутой природы, устраивая подобные нашему путешествия для иностранцев. И деньги, и валюта к вам потекут рекой».

Сам он готовится издать о путешествии к «полюсу холода» очередную книгу, опубликовать серию репортажей в издаваемом им журнале, показать фильм. Яцек Палкевич очень доволен, что познакомился с жизнью небольшого народа — эвенов. И уже проникся беспокойством, как бы не утерял этот народ обычаи и родной язык...

В. Орлов, наш спец. корр.

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6179