Пристань в бурном море...

01 января 1989 года, 00:00

Фото А. Игнатова

Универсамы в Кувейте не прижились. Не то чтобы их в стране не было, нет, современные магазины самообслуживания — такая же примета XX века, как кондиционеры или панельные дома,— имеются там в достаточном количестве, но того, что произошло в других странах, в Кувейте не случилось. Универсамы вытесняют мелкого торговца с его лавкой, где сыпучий товар насыпают совком, где крутят бумажные фунтики, где продавец и его постоянные покупатели знают друг друга издавна, где, в конце концов, можно взять в долг до получки. Универсамы, довольно одинаковые везде, от симпатичного городка Гобернадор Грегорес в Южной Аргентине до нешумного населенного пункта Куопеля в Северной Финляндии, предназначены для покупателя, который вечно торопится.

На Востоке торопиться не позволяет даже сам климат. А также привычки и обычаи. Хорошее воспитание, наконец.

Профессия торговца в арабских странах всегда была одной из самых уважаемых. Караванщика уважали за предприимчивость, смелость, за то, что он много видел и знал. Новости всего мира приносил он на базар, а базар чутко на них реагировал.

Фото А. Игнатова

Лавочника уважали за то, что он человек самостоятельный, имеющий свое дело. И даже если за всю жизнь он не покидал своей лавки для дальних и неведомых стран, то разве не приходили они к нему сами с караванами! В какой бы глуши он ни сидел, ему ведомы были и цены на дерево на Занзибаре, и на благовония в Индии.

Постоянного покупателя уважали за то, что он солидный человек, хороший семьянин и — не в последнюю очередь — за постоянство.

И все знали друг о друге всё. А куда скрыться, когда ты весь как на ладони во всем, что продаешь и покупаешь!

Множество лавок составляют базар. С мнением базара считались и считаются до сих пор все правительства Востока. Те же случаи, когда иной правитель позволял себе игнорировать базар, кончались для него трагически, чему примеров немало даже в новейшей истории.

Когда современные способы торговли стали проникать в Кувейт — а как и все современное, они скорее не проникли туда, а стремительно вторглись,— базарные лавочники сначала приуныли. Но, как выяснилось, зря.

Конечно, на первых порах покупателям интересно было ходить среди сверкающих металлом, стеклом и пластиком рядов, брать что только душе угодно, но потом интерес их охладел. Ведь просто купить и дурак может, были бы деньги... А кто расскажет все городские новости! А кто доверительно сообщит, что покупали жены знакомого шейха на прошлой неделе! С кем, в конце концов, выяснить важные проблемы семьи и брака, особенно если в вашей семье всегда найдется жених-другой и две-три невесты на выданье!

Но, конечно, дело не только в том, что базар и торговцы его служат информационным, по-нынешнему выражаясь, центром.

Фото А. Игнатова

Наличие в семье лавки, собственного предприятия повышает ее статус, да и для собственных нервов лучше, когда знаешь: что бы ни случилось, а своя скромная пристань у тебя есть. В современном бурном и неустойчивом мире, согласитесь, это очень и очень немало. А потому, как бы ни был человек образован и хорошо устроен, есть у него на базаре своя лавочка. Маленькая, но своя. Вроде бы и что за доход от нее! Набор товаров — точно такой же, что и у соседей. Продавцов — куда больше, чем покупателей. А придет человек со службы, переоденется, разуется, подсчитает дебет-кредит, и на душе спокойно.

Иностранцам в арабских странах — и Кувейт тут не исключение — всегда странно, когда вечером, зайдя в лавку на базаре, они встречают инженеров, врачей, офицеров, с которыми с утра встречались совсем в других местах и за другой работой.

Но, задержавшись, выпив с хозяином приторного чая или крепчайшего кофе, посидев вечерок вместе, а может быть, и купив чего-нибудь, даже они, люди из стран, где вечно спешат и толкаются, начинают понимать, что базар — это мир и море, а лавка — лодка и пристань.

Л. Ольгин

Просмотров: 3090