Испания без корриды

01 октября 1988 года, 00:00

Фото автора

— Повезло тебе! — сказал знакомый журналист, узнав, что я приехал из Испании.— Красивейшая страна. Пляжи просто чудо. А уж танцы испанских цыган, коррида...

Усмехнулся я, но спорить не стал. Мне довелось неоднократно бывать в различных областях Испании. Настал и черед Галисии. Но именно там стало ясно, что коррида и цыганские танцы — это далеко еще не вся Испания.

Первым городом на моем пути был Эль-Ферроль — крупный атлантический порт провинции. Он сразу поразил меня своими «риас» — живописными бухтами, образовавшимися при впадении многочисленных речушек в океан. В тот момент одна из бухт была переполнена лодками, почти воды не видно. Мой попутчик, журналист Хуан, пояснил:

— Сегодня официально открывается «марискерия». Вот жители и стараются не терять времени даром.

«Марискерия», добыча моллюсков, начинается в конце лета и продолжается около трех месяцев. Именно в этот период моллюски необычайно вкусны. В остальное время промысел их запрещен, чтобы не нарушать биологического равновесия моря.

Фото автора

Мы спустились к воде. На первый взгляд добыча моллюсков кажется делом довольно простым. В лодке — два человека, один гребет, другой «тралит» дно трехметровым шестом с подобием ковша на конце. Но оказалось, что таким способом добывают моллюсков только в Галисии. В других приморских районах страны этим занимаются ныряльщики, если глубина небольшая, или специально оборудованные суда, у которых, правда, потери моллюсков в улове довольно значительны.

— Добыча «марискос» не так проста, как кажется,— усмехается Хуан.— В ковш попадает много ила, песка, кроме того, далеко не все ракушки пригодны для употребления в пищу. Так что приходится работать от зари до зари, если хочешь что-то продать. Кстати, можно попытать счастья добыть моллюсков и на берегу.

— Как это? — не понял я.

Хуан достает перочинный ножик и идет вдоль воды. Я — следом. Время от времени он останавливается и что-то выковыривает из песка. Я прилежно смотрю под ноги, но ничего так и не могу обнаружить.

— Будь внимательнее. Видишь маленькие дырочки в песке? Через них ракушки дышат,— поясняет Хуан.

Вскоре и я отыскал несколько ракушек. Довольный, показал Хуану свой «улов». Он рассмеялся и без сожаления выбросил их. Ракушки оказались несъедобными. Да, не зря в Испании говорят, что настоящими «марискерос» могут быть только галисийцы.

И все-таки, как я вскоре понял, отличие Галисии от других провинций страны не только в этом. Оказавшись в Ла-Корунье, крупнейшем галисийском городе с населением более ста тысяч человек, я и здесь, как и в Сантьяго, не нашел традиционных почти для всех городов Испании так называемых «пласас де торос» — мест для проведения корриды. Как ни странно, но галисийцы вообще не признают корриду, считая ее варварством по отношению к животным. Возможно, все дело в особенностях характера галисийцев — они более сдержанны, не так эмоциональны, как, например, жители испанского юга.

Кстати, среди галисийцев много светловолосых и светлоглазых, что тоже идет вразрез с расхожим представлением об испанцах как о жгучих брюнетах с оливковым оттенком кожи и карими глазами. Ведь еще в древние времена Галисия была завоевана кельтскими племенами. Здесь до сих пор, к примеру, сохраняется кельтский обычай наследования земли. Она передается не старшему сыну, как в других провинциях Испании, а делится между всеми детьми поровну. Это, естественно, приводит к дроблению крестьянских наделов и тормозит развитие сельского хозяйства. Тем не менее, галисийцы упорно не желают отказываться от традиций своих далеких предков. Они вообще ревностно и бережно относятся к истории своего народа. Так, в Ла-Корунье ежегодно проводятся торжества в честь Марии Питы. В 1589 году, когда к городу подступили пираты Френсиса Дрейка, это простая женщина сумела организовать защиту его, а затем городское ополчение нанесло сокрушительное поражение «королю пиратов». Ее именем названа центральная площадь в Ла-Корунье, на которой находится резиденция правительства провинции.

Фото автора

Власти Галисии тратят немалые средства на содержание памятников истории и архитектуры. Примером может служить древнейший город провинции Сантьяго-де-Компостело, где сохранено немало памятников архитектуры средневековья. Среди них и храм Сантьяго, в котором, как утверждается, находятся «чудотворные мощи» святого Яго, покровителя Галисии.

Однажды вечером, прогуливаясь по кривым, стиснутым мрачноватыми зданиями улочкам, я оказался на небольшой площади, где то и дело вспыхивали фейерверки, хлопали шутихи, слышались звуки волынки, гитар и народные песни. Оказалось, что студенты одного из факультетов университета праздновали здесь окончание учебного года. Ребята веселились всю ночь — обычай, которому уже не одна сотня лет. Кстати, именно студенты и учащиеся средних школ часто бывают инициаторами всевозможных движений за охрану и восстановление памятников старины, которые, как правило, находят поддержку властей.

Я и сейчас нередко вспоминаю эту встречу на площади, как и рыбаков с шестами в руках и неповторимые «риас».

Мадрид — Сантьяго

Александр Рей-Карро

Просмотров: 8068