Пекарь и анаконда

01 октября 1988 года, 00:00

Фото автора

Раньше пекарь Руди Ниберг охотно рассказывал о своих путешествиях прямо в своей маленькой булочной, славящейся богатым выбором пончиков, пышек, слоек, сдоб и пирожков. Но со временем в Гамбурге развелось столько охотников послушать неутомимого путешественника, что из-за них упала выручка: они часами торчали у прилавка, мешая хозяину обслуживать обычных покупателей. Вот и пришлось любителям рассказов о дальних странствиях установить членские взносы и арендовать соседнее помещение для еженедельных собраний.

Так был основан гамбургский клуб путешественников.

В представлении многих путешественник и пекарь — понятия несовместимые, замечает лондонский журнал «Обсервер мэгэзин». Между тем Рудигер Ниберг за тридцать лет прошел, проехал, проплыл... около миллиона километров! Неудивительно, что на этом длинном пути приключений на долю бесстрашного пекаря выпало предостаточно.

Начинал он скромно: в восемнадцать лет совершил на велосипеде тысячекилометровую, как теперь говорит Руди, «экскурсию» по Германии.

С тех пор Ниберг каждый год отправляется в самые дикие и нехоженые места на различных континентах. Иногда, впрочем, он изменяет себе и выбирает «цивилизованные» маршруты, например, на верблюде через Сахару или на плоту по Нилу.

Тем не менее во время этого плавания у Ниберга произошла незабываемая встреча с диким кабаном. Дело было на дневке в верховьях Голубого Нила. Все утро путешественник провел на прибрежных отмелях в надежде поймать знаменитого нильского окуня. Но рыба упорно не шла, и он уже собрался возвращаться в лагерь, как вдруг громкий треск ломающегося тростника заставил его оглянуться. Метрах в тридцати, за протокой, злобно фыркая, стоял огромный кабан.

Нечего было и думать отбиться от него коротеньким удилищем. Перспектива спасаться вплавь, рискуя привлечь крокодилов, которых немало в тех местах, тоже не прельщала. И тогда Руди решился на рискованный шаг: лег в грязь и начал пригоршнями забрасывать себя жидкой глиной. Необычное поведение странного существа, которое кабан сначала принял за человека, видимо, привело зверя в замешательство. Он осторожно подошел почти вплотную, долго подозрительно принюхивался и в конце концов, разочарованно хрюкнув, удалился. «Очевидно, кабан решил, что я — какой-то неизвестный ему, но безобидный речной житель»,— позднее рассказывал друзьям Ниберг.

Кстати, что касается крокодилов, то Руди утверждает, что те опасны только в воде: «На суше они слишком медлительны, чтобы представлять серьезную угрозу. Даже если крокодил внезапно нападет на вас из укрытия, есть проверенный способ спасения. Нужно прыгнуть ему на спину и бежать к хвосту. Он все равно вас не догонит, потому что потратит слишком много времени, чтобы развернуться».

В Нигере местные охотники, по рассказам Ниберга, даже используют этот прием при охоте на рептилий. Их единственное оружие — заостренный с обоих концов крепкий короткий кол. Его зажимают посередине в расщепленный полутораметровый держак. «Оседлав» крокодила, охотник выбирает момент, когда тот разинет пасть, и сует туда «распорку». Расчет строится на том, что крокодил сразу же с силой захлопывает челюсти, концы кола глубоко впиваются в них, а дальше можно уже не опасаться страшных зубов. Правда, Ниберг не советует применять такой способ охоты без соответствующей тренировки.

В амазонской сельве путешественник не раз встречался с анакондами и считает, что легенды об их свирепости сильно преувеличены. «Однажды мне пришлось заночевать в болотистом лесу,— рассказывает он.— Сколько ни искал, сухого клочка земли так и не нашел. Тогда я решил устроиться на толстой ветви: забрался в спальный мешок, лег на живот и для верности в двух местах привязался к моему необычному ложу.

Проснувшись, я обнаружил, что у меня онемела вся нижняя часть тела. Решив, что виноваты слишком туго затянутые страховочные веревки, я протянул руку, чтобы ослабить их. И тут пальцы коснулись чего-то скользкого, холодного. Оказывается, вокруг моего тела обвилась анаконда! Проглотить меня вместе с веткой она, естественно, не могла. Значит, решила дождаться, пока жертва проснется и, спустившись с дерева, окажется в более «съедобной форме». Или же просто захотела выспаться на «теплой постели». Я постарался расслабиться и с помощью самовнушения стал восстанавливать кровообращение. Не знаю, сколько времени мы с анакондой пролежали вот так, «обнявшись». К счастью, когда начало светать, она покинула меня. Возможно, поползла искать более подходящий завтрак. Выждав с полчаса, отправился в путь и я».

Чтобы поддерживать форму для подобных приключений, Руди Ниберг дома, в Гамбурге, начинает и заканчивает день семикилометровой пробежкой с рюкзаком, полным камней. А для укрепления нервной системы утром и перед сном понемногу занимается аутотренингом. И никогда не злится на покупателей, какими бы привередами они ни оказались.

По материалам зарубежной печати подготовил С. Арефин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 7483