«Икар» идет сороковыми

01 июня 1988 года, 00:00

«Икар» идет сороковыми

Пришли в порт Санта-Крус-де-Тенерифе. Экипаж и судно в хорошем состоянии. После краткой остановки отправляемся дальше. Капитан Немиров». Эта радиограмма была передана с борта яхты «Икар» 17 октября. Уже месяц и восемь суток парусное судно находилось в плавании. 9 сентября 1987 года с причала яхт-клуба Николаевского кораблестроительного института был дан старт первой советской яхтенной «кругосветке».

Непосвященные, прочитав последнюю фразу, пожмут плечами: ну, старт и старт. Однако для моряков и любителей парусного спорта за этими словами кроется горькая история. Увы, за все послереволюционные годы ни одно советское спортивное судно не огибало земной шар. А ведь мореходки давали выпуск за выпуском, и морякам — профессиональным морякам, не говоря уже о любителях! — оставалось лишь читать в газетах, слушать по радио, смотреть по телевизору, как бороздят воды океанов болгарские, польские, венгерские яхтсмены, не говоря уже о западных, как организуются трансатлантические, транстихоокеанские и кругосветные гонки, в которых участвуют самые разные парусные суда малого тоннажа, кроме советских. В чем же причина? В нежелании иных чиновников брать на себя ответственность за судьбы людей в открытом море. В нелепых запретах. В страхе. Да, чаще всего причиной был голый, ничем не прикрытый страх, боязнь, что кто-то «уронит честь флага», будто бы советские моряки, люди трезвые, умные, отважные, только и ждут выхода за пределы двенадцатимильной зоны, чтобы эту честь уронить.

К счастью, страхи — не только эти, а многие другие — в последнее время стали исчезать из нашей общественной жизни. И вот долгожданная «кругосветка».

Подготовка к ней началась еще в 1970 году, когда в Николаевском кораблестроительном институте (НКИ) было создано студенческое конструкторское бюро «Яхта». Его возглавил Борис Степанович Немиров, в ту пору преподаватель института. Он давно мечтал о дальних походах и победах советских яхтсменов в океанских гонках. Расставшись с преподаванием, Немиров ушел на должность старшего инженера.

Деятельность СКВ началась не на пустом месте. Еще до войны силами студентов НКИ были спроектированы три яхты. Поэтому первый проект нового конструкторского бюро получил название НКИ-4.

Яхты НКИ постоянно участвуют в дальних походах. Они неоднократно побеждали в различных гонках — выигрывали, например, «Кубок Черного моря». Постепенно походы становились все продолжительнее и труднее. Поход в Болгарию (Варна), в Югославию и еще раз в Югославию. Набирали опыт люди, испытывались , модели яхт, опробовалось обеспечение. Особенно интересен был поход на Канарские острова — первый в стране месячный поход яхты без захода в порт, который стал проверкой на слаженность экипажа. За время этого похода яхта «Арктика» прошла около трех тысяч миль. Следующим шагом должна была стать «кругосветка».

Но «Арктика» получила серьезные повреждения, да и конструкция ее сильно устарела. Тогда и появилась яхта НКИ-17 «Икар».

Работа над проектом была начата в 1978 году, сразу после возвращения «Арктики» с Канарских островов. Студенты двух выпусков работали над «Икаром», а потом два года яхту строил завод «Океан». В постройке принимали участие и студенческие строительные отряды института. А в 1984 году состоялся первый 1500-мильный поход яхты по Черному морю без остановок и заходов в порты.

Что же такое яхта «Икар»? Это стальное двухмачтовое парусное судно, предназначенное для учебных, спортивных и туристских плаваний, судовой практики небольших групп студентов, выполнения научно-исследовательских работ. Район плавания — неограниченный. Длина яхты 16 метров, площадь парусов 150 квадратных метров, осадка 2,55 метра, полное водоизмещение 27,56 тонны, автономность для 6 человек 150 суток. Есть вспомогательный двигатель мощностью 25 лошадиных сил. Яхта имеет высокий надводный борт, широкий транец и полные кормовые обводы, что в какой-то степени предохранит экипаж от захлестывания попутной волной, характерной для плавания в 40-х широтах Южного полушария. Материал парусов — отечественные ткани: лавсан и парусина, но в основном все же парусина. Парадоксально — даже для такого похода не удалось раздобыть более прочный дакрон. Яхта оборудована спутниковой системой навигации. Связь с «Икаром» осуществляется через встречные суда.

...Когда на причал яхт-клуба привезли все необходимое для плавания — для этого понадобилось два грузовика,— трудно было поверить, что яхта вместит все припасы. Однако снаряжение и большая часть продовольствия хорошо разместились на «Икаре», пришлось лишь скрепя сердце отказаться от значительного запаса арбузов. И еще не нашлось на яхте места для сигарет. Когда участники похода подсчитали, сколько пачек нужно взять с собой, то единодушно решили — весь экипаж бросает курить. Так и ушли в плавание — некурящими.

Поход «Икара» посвящен 200-летию города корабелов Николаева. Общая его протяженность — 32 тысячи морских миль. Предполагается, что длительность плавания составит 310 суток. Сейчас, когда публикуется эта статья, «Икар» находится в пути. Два члена экипажа, как и было предусмотрено планом, возвратились с Канарских островов в Николаев. Обогнув мыс Доброй Надежды, миновав Австралию и Новую Зеландию, яхта через пролив Дрейка должна снова пройти Канарские острова и затем вернуться домой. Тогда мы и узнаем подробности плавания. А пока в нашем распоряжении рапорт капитана Б. С. Немирова, который доставили яхтсмены, вернувшиеся с Канарских островов.

«В Черном море шли штилями. В пролив Босфор вошли вечером 16 сентября. Большую часть пролива — в темноте. Очень напряженная обстановка: много судов — больших и малых. К вечеру 17.09 осталось позади Мраморное море. Вошли в пролив Дарданеллы...

Эгейское море, как и прежде, прошли за одни сутки. Здесь обычный крепкий ветер от NO. В следующую ночь — пролив Кафирефс (между островами Эвбея и Андрос), утром — залив Сароникос, вид на Афины. К ночи (опять уже в темноте) прошли Коринфский канал. В Коринфском заливе и Ионическом море много штилевали или шли слабым встречным ветром. Полагал в западную часть Средиземного моря пройти Тунисским проливом... Но уже через несколько часов ветер резко изменился, и выгодный галс привел к Мессинскому проливу... В Тирренское море из пролива вышли опять в темноте. Вдоль северного берега Сицилии прошли за двое суток. Штилевали у о. Вулькано. Сардинию не видели, «проплыла» где-то за горизонтом. К испанскому берегу шли в лавировку.

4 октября перед рассветом открылся маяк Палое (недалеко от Картахены).

5 октября сунулись в море Альборан. Ветер от W, свежий, даже крепкий, и встречное течение из Гибралтара. На этом участке были и дожди и шквал.

В 23.45 порвался грот пополам... Пролавировав до 14 часов с малым эффектом и в связи с дальнейшим падением барометра, пошли под прикрытием мыса Меса-де-Рольдан. Стали на якорь в бухте Карабонерос на месте, рекомендованном лоцией...

С якоря снялись на рассвете. Через сутки прошли мимо острова Альборан и последующие трое суток лавировали в видимости африканского берега... К проливу Гибралтар у мыса Альмина вышли вечером 9 октября... Пролив брали очень трудно. Гроза. Темень. Дождь со шквалами. Видимость временами... пропадала совсем. Все это в проливе, где много больших судов и встречное течение из океана, особенно сильное в полнолуние. От мыса Спартель в океан оторвались только в полдень 10 октября, потратив на 25 миль пролива 18 часов.

Участок Гибралтар — Канары прошли сносно. Относительно. Уж очень нынче необычный в погодном отношении год. 5 суток шли нормальным для здешних мест пассатом (ветер от NW—N—NO до 5 баллов), а потом задул слабый ветер от W, которого здесь по статистике в октябре не бывает. В результате этого 16 октября смогли выйти только на о. Гран-Канария. И только в ночь на 17-е нам повезло: пришел ветер от NO, достаточно сильный, правда, с дождем. Но это ничего. Он и привел к 6.40 17 октября в Санта-Крус-де-Тенерифе».

19 октября. «...Только сегодня нас посетили власти, оформили документы на приход. Принимали у себя директора «Совиспана» Ю. В. Молочкова и старшего капитана для советских судов П. А. Федорова. Заказал свежих продуктов — овощей, фруктов...»

20 октября, Около 22 часов. «...Основные намеченные работы сделаны. По одному-два раза сходили в город и на пляж. Завтра уходим в море. Теперь вестей от нас не будет долго. Идем на Австралию п. Хобарт или Сидней (по обстановке)».

Николаев

Л. Куриц

Рубрика: Via est vita
Просмотров: 4799