В ночь на Ивана Купалу

01 июля 1988 года, 00:00

Фото автора

В ночь с 6 на 7 июля, когда загораются ивановские огни, на берегах Днестра разворачивается поистине завораживающее зрелище. Девушки гадают на венках, парни прыгают через костры, спускаются к реке купаться. В эту ночь всех их подстерегают неожиданные встречи с разными сказочными героями. И, конечно же, с русалками.

— Ласково просымо, люди добрые, угощайтесь медком да караваем,— весело зазывал крепкий мужичок в длинной вышитой рубахе, подпоясанной красным поясом, и в соломенной шляпе.— Сегодня праздник. Иванов день...

Он стоял около плетня, среди висевших на кольях горшков, кувшинов, за плетнем полыхали подсолнухи, и мужичок едва поспевал наполнять кружки медовым, персиковым или черешневым студеным напитком. А его румяная хозяйка в яркой национальной одежде с огромным подносом в руках разносила ломти душистого каравая, угощая всех желающих.

Я тоже не удержался, попробовал медового напитка у Богдана Крайкивского да позавидовал его односельчанам из села Старый Мартынов.

Фото автора

Здесь, на Замковой горе, в центре небольшого, утопающего в зелени города Галича, на гребне земляного вала перед началом праздника Ивана Купалы развернулись выставки-конкурсы на лучший интерьер украинской хаты. Мастера художественной вышивки, живописи, резьбы по дереву, лозоплетения, гончарного дела, выпечки фигурных калачей, караваев, пряников не только демонстрировали свои изделия, но и охотно делились с посетителями тайнами ремесла. Секреты те отцы и деды им завещали, чтобы не кануло в Лету народное искусство, веками согревавшее сердца крестьян. Каждая вещь, рождавшаяся в руках умельца, находила свое место в доме на удивление односельчанам. А понравится — можно и одарить безделицей, пусть людей радует. Потому и павильоны этой своеобразной выставки, огороженные деревенскими плетнями, очень напоминали недостроенные украинские хаты — две-три стены с развешанными на них изделиями мастеров создавали вид домашнего убранства. Целая улица таких «хаток» протянулась по земляному валу — заходи, смотри. Каждый павильон представляет свое село, свой колхоз, и у плетней толпилось немало народу.

Но больше всего, наверное, собрал людей молодой гончар Орест Калинчук. За плетнем своей «хаты» среди берез поставил он гончарный круг, и здесь же из комка податливой глины под чуткими пальцами мастера рождалась крынка или кувшин. Вроде и похожие на другие и в то же время несли в себе что-то новое, неповторимое. Вот и сейчас на гончарном круге Калинчука вырастал кувшин. Хмурился гончар, недоволен был чем-то. Смял не успевшее подсохнуть изделие, и снова закрутился деревянный круг. А когда замер, мастер облегченно вздохнул, вытер неторопливо руки о фартук и улыбнулся...

Солнце уже стояло на закате, когда я прошел «выставочную улицу» и выбрался к старому парку. Там, у крепостной стены — все, что осталось от замка Галицкого, разрушенного некогда монголо-татарской ордой,— теперь смастерили сцену, на которой выступали фольклорные ансамбли...

И все-таки это еще не был праздник Ивана Купалы. Он начнется чуть позже, как полагается, с наступлением сумерек. Но ждать осталось уже недолго.

Фото автора

Праздник Ивана Купалы всегда проходил перед уборкой хлеба, для крестьян это была как бы отдушина перед тяжелой страдой. Теперь иные времена, а галичане решили возродить традицию празднования Ивана Купалы. В подготовке его приняли участие многие жители города и района. Вот и сегодня, как сотни лет назад, провожали хлеборобов на косовицу, а перед этим чествовали лучших комбайнеров прошлогодней жатвы... К крепостной стене я подошел, когда на сцену поднимался молодой князь Данила Галицкий, в наброшенной на длинную белую рубаху темной накидке, с короной на голове. Следом за ним шествовал седобородый летописец. Князь поклонился всем собравшимся и поблагодарил их за то, что берегут они славные традиции родной земли. Потом кивнул летописцу, и тот, развернув свиток, прочитал страницы из истории Галицко-Волынского княжества, о борьбе галичан за процветание русских земель, за объединение их в единую державу...

— А теперь, люди добрые, приглашаю вас всех на левый берег Днестра нашего, на празднование Ивана Купалы, собравшего нас здесь вместе.— И сильным голосом запел: — «Гей, на Ивана, гей, на Купала...»

Подхватив песню — в этот праздник ее пели и много веков назад,— людской поток двинулся к мосту через Днестр. В ажурных перекрытиях его висели гирлянды живых цветов в сплетениях зеленых веток, между которыми мерцали разноцветные лампочки.

Девушки и парни в национальных костюмах зазывали всех на праздник Купалы. По дороге к ним незаметно стали присоединяться сказочные герои: Леший, Водяной, Мавка, Лукаш, Ведьма, Цыганка, Голубая Ночь... Они заводили с кем-нибудь разговор и снова растворялись в толпе. Это было, так сказать, первое знакомство с ними, время их еще не настало.

Фото автора

Темная июньская ночь над Днестром. Дремлют его круглые лесистые берега. Но вот как будто из речной пучины послышались заунывные звуки. Пробираюсь ближе к берегу и вижу на небольшой поляне девичий хоровод. Потом появляются парни и ставят купальское деревцо-морену. Девушки с песней начинают украшать его венками, цветами, лентами, разными плодами...

В это время над высокими вербами вспыхивают две яркие звезды, и на поляну выходит девушка, одетая во все голубое, с серебряным полумесяцем на головном уборе,— Голубая Ночь. В наступившей тишине звенит ее недовольный голос:

— Кто это потревожил мой покой?

— Это мы,— хором отвечают ей девушки и просят разрешить им повеселиться до утра, цветок папоротника поискать, чтобы счастье-долю встретить...

Да только ночью не отыскать заветного цветка без огня. В старину верили, что зажженный в ночь на Ивана Купалу огонь может повлиять на судьбу человека. И снова девушки хором обращаются к Голубой Ночи, чтобы, она попросила Огневика зажечь им костер. Подчиняясь ее воле, из-за дерева выскакивает с факелом желанный Огневик, как и положено, в красной одежде и поджигает кучу хвороста. Десятки костров вспыхивают вдоль берега Днестра.

Фото автора

И вдруг снова крики, шум. Ясное дело — Ведьма объявилась. По народному поверью, накануне Купалы все ведьмы собираются на Лысой горе и, возвратившись оттуда, становятся еще злее и хитрее. Они выдаивают молоко у коров, посылают порчу на урожай.

Но вот первый испуг от появления Ведьмы прошел. Парни пытаются бросить ее в огонь, но та вырывается и убегает. Снова веселый говор и смех, все пришло в движение. Костры уже вовсю разгорелись, заиграли багровые отсветы пламени по венкам, лентам, разгоряченным лицам девушек. Теперь наступила пора парням показать свою удаль. Оглашая округу разбойничьим свистом, они с гиканьем прыгают через мятущееся пламя. Искры сыплются во все стороны.

С купальскими празднествами связывали наши предки свадебный союз возмужавшего солнца с зарею. Существует легенда о купании солнца, которое происходит в период солнцестояния. А так как оно совершалось в земных водах, то служило и видимым признаком единения небесных сил с землею. Солнечной свадьбой в купальский праздник начинался по селам и период бракосочетаний. Верили — счастливее, крепче семья будет. Ведь в ночь на Ивана Купалу вся природа оживает и получает особенную силу: деревья переходят с одного места на другое, животные и все растения разговаривают между собой. Правда, понимать их сможет лишь тот, кто найдет цветок папоротника, распускающийся в эту ночь. Да вот только не бывает у него цветков...

Раз ночь купальская, то как же не искупаться в Днестре. Да только ребята решились на это, как тут же им преградила дорогу Нечистая Сила — страшная, растрепанная, в лохмотьях. Это она разрушает мосты и плотины. И сейчас пригрозила, что, если кто-то отважится подойти к воде, тому худо будет.

Фото автора

Что делать? Никто ведь с Нечистой не справится. Разве что Водяной, да того не дозовешься. Парни, однако, решили попробовать. Долго не отзывался Водяной, наконец появился и прогнал прочь Нечисть. Обрадовались все — раз уж Водяной такой добрый, пусть он пригласит на праздник и своих красавиц русалок. Заулыбался подводный обитатель.

— Кому мои дочки по. сердцу — зовите!

Тогда один из парней вышел вперед и обратился к Днестру:

— Русалка-красна, вынырни, покажись. На купальский праздник приходи, посмотри...

Зашуршали, закачались кусты, и на поляне одна за другой появились десять Русалок — в длинных серых сорочках, с распущенными волосами и венками из листьев на головах. Да недолго водили они хоровод с парнями. Водяному пора было возвращаться в свое царство. Следом за ним шли и Русалки. Они сели в лодку, украшенную цветами и огнями, и отплыли.

Девушки с венками в руках подошли к Днестру и спустили на воду мерцающие огнями венки. Течение реки подхватило их, и вот уже множество сверкающих звездочек покачиваются на волнах, медленно движутся мимо зрителей, подступивших к самой воде. А неподалеку от берега скользят на ладье Русалки и Голубая Ночь, провожая бесконечный поток судеб-венков...

Все как-то позабыли о коварной Ведьме. Но она не дремала — вылавливала венки и топила их. В толпе тут же раздались негодующие крики, шум. Однако на этот раз ребята Ведьмы не испугались, поймали злодейку и хотели утопить под многочисленные одобрительные возгласы. Да кому хочется портить праздник.

И снова, как столетия назад, ночь разносит песню «Гей, на Ивана, гей, на Купала...», полную радости, тревог и надежд.

Галич

Владимир Устинюк, наш спец. корр.

Ключевые слова: народные праздники
Просмотров: 10758