Молчание вселенной

01 апреля 1988 года, 00:00

Коллаж Г. Комарова

Начало было положено в 1959 году. Тогда в английском журнале «Нейчар», солидном научном еженедельнике, от фантастики весьма далеком, появилась статья с интригующим названием «Поиски межзвездных сигналов». Впрочем, ее авторы Дж. Коккони и Ф. Моррисон догадок о других цивилизациях во Вселенной не высказывали и красочных панорам иных миров не рисовали. Они писали об осуществлении связи с помощью электромагнитных волн на космических расстояниях и необходимости поиска сигналов из космоса.

Это был поистине мощный толчок. На встречу со «звездными братьями» отправились немедленно. В 1960 году молодой американский астроном Ф. Дрейк направил «ухо» радиотелескопа, настроенного на волну длиной 21 сантиметр, на звезды Тау Кита и Эпсилон Эридана — это соседи Солнца, достаточно на него похожие. И при первом же сеансе неожиданно зарегистрировал сильные сигналы от Эпсилон Эридана! Но радость первооткрывателя, увы, оказалась недолгой. Сигнал продолжал поступать, даже когда антенну отвели от звезды. Он оказался земным. Лишь позднее выяснилось, что в это время армия США вела какие-то секретные эксперименты с использованием самолетных радиопередатчиков.

С тех пор прошло почти тридцать лет. Все это время честолюбивые исследователи не оставляли попыток добыть звездное «золотое руно». Были «прослушаны» сотни звезд, больших и малых, использовались самые мощные радиотелескопы в сочетании с чувствительными приборами, способными разыскать слабый сигнал в хаосе космических шумов. Но лишь один раз за все эти годы загадочный сигнал из глубин Вселенной был принят радиотелескопом в штате Огайо в августе 1977 года. Изумление сотрудника американской обсерватории было столь велико, что на регистрационной ленте он написал: «Ого!» Под этим названием — «Сигнал «Ого!» — этот феномен так и вошел в историю поисков. Однако он быстро пропал, и неоднократные попытки обнаружить его вновь успехом не увенчались.

Но, может, сигналов нет, потому что их никто не посылает — некому посылать? И мы одиноки во Вселенной так же, как одиноки в Солнечной системе? У наших дедов хоть были основания подозревать существование марсиан — ведь они видели на поверхности планеты настоящие «чудеса». А нам-то чудеса деятельности сверхцивилизаций, проявляющих себя в космических масштабах, пока что-то не встречались...

Согласитесь, что в мысли о нашем одиночестве во Вселенной есть нечто леденящее душу. Неужели в этом грандиозном мире с его квинтиллионами солнц нашлось место лишь землянам? Такие сомнения, очевидно, и породили вполне «корректную» гипотезу. Иноцивилизации, вероятно, все же есть, но они разделены такими безднами, что мы никогда ничего о «других» не узнаем. Вот и получается — мы все равно практически одиноки. На Марс можно послать экспедицию. Запущенный десять лет назад космический аппарат «Вояджер-2» в будущем году доберется до Нептуна. Даже на самую далекую планету — Плутон — люди со временем посмотрят вблизи. Но дальше — чудовищный провал.

Солнце и его планетная свита совершенно затеряны в океане пустоты. Наша изолированность столь невероятна, что с трудом воспринимается сознанием. Десять лет нужно «Вояджеру», чтобы добраться до Нептуна, но если бы он отправился к ближайшей звезде Альфа Центавра, то достиг бы ее окрестностей через 80 тысяч лет. Свет идет оттуда к нам четыре года, а вот от Солнца к Земле — всего восемь минут.

Есть еще одна гипотеза, подвигающая нас к осознанию одиночества. Допустим, разумная жизнь — явление довольно типичное. Но существуют цивилизации по вселенским меркам лишь краткий миг, затем с ними что-то случается — и они исчезают, так и не успев добиться сверхмогущества и подать весть о себе. Такое ожидает, наверное, и нас. Ну а если предположить, что какой-то цивилизации все же удалось благополучно миновать все Сциллы и Харибды на пути к вершинам бытия? Если так, то, выходит, продолжать поиски надо, но тогда необходимо четко уяснить, что или кого мы ищем. Дрейку в 1960-м ясно было кого: таукитян. А нам? Конечно же, наших ближайших соседей, устроенных примерно так же, как и мы, и живущих одновременно с нами, но чуточку обогнавших нас в своем развитии. И, естественно, испытывающих жгучий интерес к общению с землянами. Иначе искать сигналы не имеет смысла. Но оказалось, что собака зарыта куда глубже, чем представлялось зачинателям поисков «других» цивилизаций. И чтобы решить эту проблему, надо сопоставить факты, концепции, гипотезы, догадки из самых разных областей — астрофизики, геологии, биологии, антропологии, истории культуры, лингвистики, философии, психологии, теории высшей нервной деятельности... Ведь космические цивилизации имеют разное происхождение, неодинаковую эволюцию, действуют в разных природных средах. Они могут существенно различаться по структуре, интеллекту, целям деятельности. Я не говорю уже о таких «тонкостях», как этика, эстетика... Даже на нашей планете люди, находясь на разном уровне общественного развития, имеют совершенно различные культуры. Так что же мы можем сказать разумным существам, не являющимся людьми, и что они могут сообщить нам? Или такой контакт бесполезен, ибо ничему хорошему не может послужить? На состоявшемся в октябре прошлого года в Вильнюсе симпозиуме советские ученые пришли к убеждению, что никакого парадокса «молчания» во Вселенной не существует. Ведь в поисках сигналов сделаны лишь первые шаги, и найти иголку в стоге сена можно будет еще очень и очень не скоро. К тому же, мы можем и ошибаться, принимая сигналы за естественный космический шум. Тем более что наша аппаратура может быть недостаточно чувствительной. Нет космических чудес? Так мы пока не знаем возможностей технологической деятельности «других». Да и как отличить «чудо» от естественного процесса? Кто, например, «подсыпает» технеций (Технеций — радиоактивный элемент, стабильных изотопов не имеет; был получен искусственно.) в недра некоторых звезд? А ведь его линии присутствуют в их спектрах.

Кого же мы собираемся искать? Своих двойников, которые были бы нам понятны, но от которых мы могли бы получить сравнительно немного, или же высочайшие культуры? В том-то и дело, что мы еще не определили своих целей: не говоря уже о том, что нам просто необходимо понять мотивы других цивилизаций, которые хотели бы объясниться с нами.

Сейчас об этом пока не задумываются. Все усилия направлены на то, чтобы обнаружить любой достоверно искусственный сигнал. Надо убедиться, что мы не одни. Да только вероятность приема такого сигнала ничтожна. Мы ничего не знаем о том, как часто возникают цивилизации в Галактике и как долго они существуют.

Если общение так или иначе способствует выбору пути развития, который уводит от различных катастроф и тупиков, то тогда оно реально необходимо, даже если трудности колоссальны — дело того стоит. Глядя в направлении центра Галактики, мы видим, как постепенно увеличивается густота ее звездного населения, начинают появляться целые «гроздья» звезд, шаровые скопления. Возможно, цивилизации в этих районах находятся ближе друг к другу, чем в нашей окраинной области Галактики. Тогда и расстояния, скажем, в световые недели преодолимы даже для прямых межзвездных экспедиций, и могла сложиться даже ассоциация цивилизаций, организовавшая общение в масштабах Галактики.

Заманчиво вступить в такой «Галактический клуб». Но как получить приглашение? Радиосвязь — далеко не самый эффектный способ осуществления таких контактов, хотя, по-видимому, самый простой. На межзвездных расстояниях никакие «беседы» невозможны. Можно получать информацию из неоглядного прошлого и передавать свою в далекое будущее. Однако ни спросить, ни уточнить... Да, принимаемые сообщения — не письмена, скажем, древних майя, а в полном смысле слова «чужая» информация, усвоить которую можно, лишь основательно познакомившись с их культурой. Выходит, заколдованный круг? Да, диалог невозможен... и абсолютно необходим. Но предположим, что высокоразвитая цивилизация может создать, назовем так, зонды-роботы с искусственным интеллектом, для которых межзвездные бездны вовсе не помеха. В 1971 году на Бюраканской конференции американец Ч. Таунс с полной определенностью высказался: такой зонд можно послать в Солнечную систему. А радиоастроном Р. Брэйсуэлл даже предложил искать его сигналы, так как он, вероятно, давно уже находится в Солнечной системе и ищет контакта с нами.

Зонд — это, конечно, условность, ведь здесь речь идет о технологии, о которой мы не имеем никакого представления. И контакт с такого рода... структурами, что ли, может произойти в самой неожиданной форме.

«24 апреля 1964 года полицейский Замора из Сокорро (штат Нью-Мексико, США) преследовал машину, водитель которой превысил скорость, когда услышал грохот и увидел столб пламени над Столовой горой на расстоянии примерно полутора километров от шоссе. Замора погнал свой автомобиль по крутой дороге на вершину горы и увидел «сверкающий объект и двух людей во всем белом» поблизости. Он остановил автомобиль метрах в 30 от объекта, вышел из него и услышал «страшный грохот»; при этом объект медленно поднялся над вершиной горы, изрыгая струю пламени».

Подобной информации полным-полно. Это лишь одно из многих сообщений о наблюдениях неопознанных летающих объектов (НЛО). Но объекты эти загадочны и неуловимы, они никак не дают себя «пощупать» и хоть как-то изучить. Все, чем располагали ученые,— это рассказы очевидцев. Феномен НЛО, безусловно, существует — об этом свидетельствуют тысячи наблюдений. Но при тщательном изучении свидетельств обнаруживается, что многие НЛО — вполне земные явления. Например, шаровые молнии, или за такой объект часто принимают Венеру (См.: Платов Ю. Огни в сумеречном небе.— «Вокруг света» № 2 за 1987 год.). Выудить что-либо существенное из такой информации трудно, поэтому, очевидно, ученые и махнули на все это рукой. Но почему поиски «зонда Брэйсуэлла» — это наука, а стремление изучить НЛО, которые могут оказаться теми же зондами или их компонентами,— нет? Кто и когда провел здесь границу?

Кто знает, сколько времени понадобится, чтобы был установлен контакт с внеземными цивилизациями? Может быть, «звездный час Земли» наступит через столетия, а возможно — завтра...

Леонард Никитин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6339