Летная погода для байдарок

01 апреля 1988 года, 00:00

Фото автора

Мы готовы к любым неожиданностям. Даже к тому, что вернемся целыми и невредимыми! — Поль Вандермолен отметал сомнения скептиков.

Но его шутке никто не смеялся: сам сгинет и еще одиннадцать человек за собой потянет! Еще никто не пересекал Исландию на байдарках по Йёкульсау-ау-Фьёдлюм. Это невозможно.

Йёкульсау — река-бродяга. Никогда не угадаешь, где ее искать. Что ни паводок — меняет свое русло на протяжении десятков километров. А иногда и между паводками вдруг свернет с недавно выбранного пути. Хорошо хоть протекает большей частью по безлюдным районам, и ее норов никому не вредит.

Фото автора

Самые отчаянные байдарочники отступали перед Йёкульсау. Мчится она по ступеням вулканического плато с бешеной скоростью, полна коварных порогов и водопадов. А главное — непредсказуема. Плыть бы пришлось наобум. По берегам предварительную разведку не сделаешь — ледники и ущелья. С самолета многих опасностей не заметить. Да и как составить карту реки, которая в любой день может стремительно изменить маршрут? Байдарки, увы, не умеют перемахивать по воздуху непреодолимые пороги и водопады...

Не могут? Так надо их научить! В этом и заключалась идея английского инженера-механика, завзятого байдарочника, Поля Вандермолена. Он предложил комбинированную воздушно-речную экспедицию.

Пусть в трудных местах байдарки путешествуют на СЛА — сверхлегких летательных аппаратах. Легкие, юркие, экономичные, они запросто разбираются и собираются — за двенадцать минут при должной сноровке. К тому же, их можно «переобувать»: и тогда они садятся то на лыжах, то на колесах, то на поплавках, каждый СЛА поднимает до двухсот килограммов груза.

В конце июля экспедиция Вандермолена прибыла в Исландию и поднялась по южному склону ледника Ватнайёкюдль — одного из крупнейших в Европе. В его северной части, почти на двухкилометровой высоте, берет начало «горная река, питаемая ледником» — так переводится название Йёкульсау-ау-Фьёдлюм,— и несет свои воды за двести километров к Гренландскому морю. Вандермолен намеревался пересечь Ватнайёкюдль на лыжах, а снаряжение доставить по воздуху. Но планы нарушил снежный буран.

Застряли почти сразу — после двух дневных переходов: в метре ни зги не видно. Яростный ветер сорвал палатки. Тогда стали рубить укрытия во льду. Еще через два дня экспедиция повернула назад, в долину. Непогода грозила затянуться, а для байдарок, притороченных к СЛА, нужна летная погода. К северной стороне Ватнайёкюдля отправились на грузовиках — крюк в сотни километров, по горным отрогам. Но на этом неприятности не закончились. Как только поднялись на ледник, послали СЛА на разведку. Но он пропал. Послали второй — тоже исчез. После тревожного ожидания вдали затарахтел мотор — оказалось, первый аппарат потерпел аварию, а второй оказывал ему помощь. Починка затянулась на целых три дня.

Фото автора

Над истоками Йёкульсау зияет во льду тридцатиметровая дыра глубиной больше пятидесяти метров: река начинается с горячих ключей. Бруно Куза, кинорежиссер и опытный вертолетчик, брался спуститься в пятидесятиметровый колодец на СЛА — прямо с байдарками по бокам. Заманчиво, но опасно. Вандермолен решил не рисковать.

Спуск потребовал альпинистской сноровки и большой осторожности. Наверху пронизывал ледяной ветер, руки стыли. А из колодца поднимался пар — ледяные стены подтаивали. Крючья постоянно проверяли и забивали снова — спуск шел на канатах. Операцией руководил альпинист-геолог Мик Койн. «Словно в глубь истории опускаешься!» — говорил он, любуясь наслоениями льда, похожими на годовые кольца деревьев.

Натерпевшись от холода, путешественники расслабились в горячей воде под сводами пещер в толще ледника. Смесь тающего льда и почти кипятка геотермальных вод дает приятно обжигающие сорок градусов.

Но пора дальше в путь по многокилометровым туннелям и расщелинам в вековых льдах. Здесь вполне уютно. Только немного страшно во мраке белого ледяного кокона. Йёкульсау набирает силу, скорость, становится полноводнее. И вот наконец Ватнайёкюдль позади — байдарки и два плота, на которых укреплены разобранные СЛА, провизия и палатки, вырываются на простор.

Впрочем, простор относительный. Течение то и дело вносит лодки в узкие каньоны с высоченными отвесными базальтовыми стенами — опаснейшие ловушки, не дай бог катастрофы. А в широких ущельях, где река из года в год гуляет то направо, то налево, где берега пологи,— свои неприятности: подводные камни, стремнины, крутые излучины, пороги и водопады. Но все эти неожиданности не были по-настоящему страшны — о них предупреждали посылаемые вперед СЛА, которые вели разведку у самой воды. Там, где байдарки и плоты не могли миновать препятствий, несмотря на мастерство участников экспедиции, прибегали к хлопотной операции — перебрасывали все снаряжение и байдарки по воздуху.

Фото автора

Близился конец пути. Кто-то уже загадывал, как будут перелетать над водопадом Деттифосс — последним и самым величественным водопадом на их пути (выше во всей стране только стотридцатиметровый Хауифосс на реке Фоссау). И тут Йёкульсау еще раз доказала им, какие у нее быстрые и короткие километры. На очередном пороге один плот перевернулся, и люди, бывшие на нем, очутились в холодной воде на самой стремнине. Плот выбросило на следующей излучине. Еще через километр двое пострадавших ухитрились выбраться из воды. А вот третьему неудачнику, Мику Койну, пришлось совсем солоно: байдарки пронесло мимо, а его течение тащило все дальше и дальше. Вскоре стал ясно различим рев Деттифосса! Причалить к берегу плот, собрать и поднять аппарат в воздух, бросить с него веревку погибающему — на эти маневры времени не хватило. Но Койну повезло: в трех километрах от Деттифосса — за двадцать километров от мест, где произошла беда,— сумел-таки выкарабкаться на берег. Уцелел он благодаря спасательному жилету, шлему и относительно теплой воде.

Через семь дней после этого последнего испытания экспедиция достигла Гренландского моря. Впервые река-бродяга была пройдена от истоков до устья. Не зря Вандермолен тщательно подбирал свою интернациональную команду — никто не подвел товарищей. Ни англичане, среди которых был Гэрри Брин — метеоролог и одновременно чемпион страны в пилотаже автожиров, ни французы Куза и Мражан, ни Стюарт, американский плотовщик из Колорадо, ни исландцы Йоуханнссон и Хьялмарссон — профессиональные спасатели...

В Лондоне Поль Вандермолен сказал журналистам:

— Мы были готовы к любым неожиданностям. Даже к тому, что вернемся домой целыми и невредимыми.

По материалам зарубежной печати подготовил В. Гладунец

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3540