Мыслью охватываю весь земной шар...

01 января 1988 года, 00:00

Мыслью охватываю весь земной шар...

Новые взгляды на мир, в сущности углубленное обновление веками сложившихся старинных представлений об окружающей среде и о нас самих, захватывают нас с каждым днем все больше и больше. Они неуклонно проникают все дальше и глубже в область отдельных наук, в поле научной работы... Можно сказать, что никогда в истории человеческой мысли идея и чувство единого целого, причинной связи всех научно наблюдаемых явлений не имели той глубины, остроты и явности, какой они достигли сейчас, в XX столетии.

В. И. Вернадский

Эти строки, написанные в начале века, жучат актуально и в наши дни. Выдающийся ученый, 125-летие со дня рождения которого отмечается в 1988 году, сумел увидеть нашу планету во всем ее сложном многообразии.

Немалую роль в этом сыграли его путешествия. Он посетил Италию, прошел пешком по Баварским Альпам. Ездил в Австрию и во Францию. В 1913 году в Канаде должен был состояться Международный геологический конгресс. От Академии наук поехали академик В. И. Вернадский и другие русские геологи.

Письма ученого родным, когорте публикуются впервые, рассказывают о его впечатлениях и раздумьях во время этой поездки.

Из письма жене Н. Б. Вернадской с борта парохода. 27 июня 1913 года, Атлантический океан.

«..Не могу сказать, чтобы мне очень нравилось морское плавание — все время на людях, как-то нельзя делать, что хочешь. Во время качки, хотя я и не болею, но все-таки не чувствую себя очень хорошо. А затем сейчас безмолвное холодное море, туман, серая рябь волн. Полная водная пустыня, полная однообразных красок. Говорят, таково Северное море — океан.

Сегодня, говорят, были птицы — а мы как раз посередине между Ирландией и Ньюфаундлендом. Переваливаем уже на американскую сторону, и в сегодняшних известиях как будто больше сведений об американских делах.

Я читаю много — большей частью сидя на холодном деке в пальто и закутавшись в плед. Читаю по истории науки, кое-какие новинки из взятых брошюр и с огромным интересом новую книгу Бройса о Южной Америке. Мыслью переношусь туда, охватываю весь земной шар, в его мировой политической жизни...»

Из письма дочери Нине Вернадской. 17—18 июля 1913 года, Монреаль.

«...Я уже в Америке, в другой стране, где сейчас идет энергическая жизнь. Читая о ней и о ее истории, знаешь о ней — и здесь, на новой земле, едешь все в, тех же условиях,— все пропитано кровью, полно человеческих страданий, жестокостей. Среди них пробиваются отдельные жизни, отдельные великие идеи — ростки будущего, неуклонно ведущие куда-то в неизвестное грядущее. Я сейчас весь проникнут чувством силы и значения научного мышления, ибо все здесь ярко кричит, что им приобретено и им держится. Новый Свет принесен культурному человечеству фактически силой знания — но какой жестокой ценой и как много прошло времени, пока были ограничены духи разрушения и истребления, жадности и грабежа, которые были одарены силой благодаря научной работе лиц, не того искавших в научном знании. Прежние расы стерты, и Новый Свет занят потомками Старого».

Из письма Н. В. Вернадской. 4 августа 1913 года, Седбери.

«...Уже три ночи провели в вагоне в экстренном поезде — довольно удобно, но все-таки какое-то странное, несуразное времяпровождение». В общем, конечно, вся эта штука интересна, и разговоры, например, с геологами Филиппинских островов и Южной Африки. Много узнаешь из расспросов, направленных в сторону, куда сейчас идет моя мысль. Расовый вопрос, русская эмиграционная волна в Америку, оригинальное и чрезвычайно широкое развитие университетов и высшей школы в Америке, организация научной работы —может быть, больше всего сейчас интересует меня. По сравнению с Америкой я чувствую себя представителем Старого Света.

В то время, когда в России шла научная работа — Америка была еще провинцией Европы, отдаленной и, в идейном смысле, захудалой. Той высокой мировой ступени, какой достигла Россия в своей Литературе и думаю в искусстве,— нет не только в Канаде, нет и в Штатах до сих пор.

Поражает энергия достижения своей цели. Та истая техника— американская техника,— которая так много дала человечеству, трет и свою тяжелую сторону. Здесь мы ее видели вовсю. Красивая страна обезображена. Леса выжжены, часть — на десятки верст — превращена в пустыню: растительность отравлена и выжжена и все для достижения одной цели — быстрой добычи никеля. Сейчас это мировой пункт — главная масса никеля получается здесь — но навсегда часть страны превращена в каменистую пустыню».

Из письма дочери Н. Вернадской. 23 августа 1913 года, Тимагами.

«— Сегодня последний день экскурсии. Завтра мы уезжаем в Соединенные Штаты». Странное впечатление делает дорога в нетронутом канадском лесу в этих местах. Лес из осины, похожей на березу с мелкими листочками, с очень красивой, мной раньше невиданной сосной, из красивых елей, высоких можжевельником и других чуждых нам деревьев. Но весь лес мелкий. Близко каменная почва, слой ее тонок и нет силы деревьям для роста. Этот лес хуже наших лесов Урала или русского севера — но лучше лесов каменистой степи Зауралья — там к тонкому слою почвы присоединяется и относительная сухость климата. Озер столько, сколько в Финляндии. Проезжая по новой дороге, кругом видишь безжалостное истребление нетронутой природы. Истребление нужное и ненужное: следы пожаров от неосторожного обращения с огнем, ненужная рубка».

Публикацию подготовила хранитель кабинета-музея В. И. Вернадского при ГЕОХИ АН СССР В. Неаполитанская

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: Вернадский В.И.
Просмотров: 4453