Дельта в сердце пустыни

01 декабря 1987 года, 00:00

Фото Татьяны Чекалкиной и из журнала «Гео»

Окаванго — огромный и таинственный феномен. Подобного ему нет больше нигде на нашей планете. Ведь в привычном понимании дельта реки — это ее финиш, место, где водный поток отдает свои воды другой реке, морю или океану. Река Окаванго — мощная водная артерия протяженностью более полутора тысяч километров,— теряется в песках пустыни Калахари.

Фото Татьяны Чекалкиной и из журнала «Гео»Сбежав с обширных плоскогорий Анголы и Намибии, реки Кубанго и Квито, слившись воедино, образуют могучую Окаванго. А через две-три сотни километров она разделяется на тысячи рукавов, проток и лагун, что обтекают бесчисленные острова. Это и есть внутренняя дельта. И хотя воды ее чисты и прозрачны, здесь порой называют дельту болотами.

...Ощущение тайны не покидало нас, пока по узкой неровной дороге, среди скрюченных деревьев, поваленных слонами, пробиралась наша машина. Мы ехали по западной части дельты, заповеднику Мореми. Наконец на берегу лагуны открылся лагерь Хаканака — несколько палаток, кухня, тростниковый навес, стол с десятком стульев, холодильник, работающий на керосине, радиостанция. Владелец этого хозяйства, он же проводник, англичанин Даг Скиннер давным-давно поселился в Африке, а последние полтора десятка лет живет в Хаканаке.

Путь сюда из городка Маун, административного центра Северо-Западной провинции Ботсваны, занимает пять-шесть часов на вездеходе или полчаса на легком самолете. Мы предпочли автомашину — только так можно увидеть вблизи грациозных антилоп, величавых жирафов, с любопытством выглядывающих из зарослей, медлительных буйволов, пугливых зебр и солидных слонов.

На осмотр дельты мы отправились на прогулочном катере в сопровождении проводника-ботсванца.

Нас принял мир чистейшей воды, сверкающих бликов солнца, зеленых кустарников, тростников, бирюзового неба, зарослей лилий. Папирусы стоят столь густо, что пройти в их чаще могут лишь узкие мукоро — лодки, которые изготовляют рыбаки племени йейе.

Фото Татьяны Чекалкиной и из журнала «Гео»На нашем судне то и дело отказывал подвесной мотор. И когда в очередной раз проводник возился с заглохшим двигателем, лодка стала объектом пристального внимания огромного гиппопотама. Массивная голова его с шумом поднималась над водой все ближе и ближе к нам. На счастье, бегемота спугнули вошедшие в излучину три лодки с туристами, направляющимися в Маун с верховьев Окаванго...

Вернувшись в лагерь, рассказали Скиннеру о своем приключении, на что он невозмутимо заметил, что гиппопотамы — не единственные хозяева дельты. Бок о бок с ними живут-поживают крокодилы. И Даг подвел нас к причалу. Незадолго до нашего прибытия он привязал к свае тушу козла. Зачем?

— Туристы любят фотографировать гигантских рептилий, вот и нужно привлечь их легкой добычей,— невозмутимо ответил Скиннер.

Поздний ужин под треск поленьев в костре сопровождался рассказами Дага Скиннера. Морщинистое его лицо, освещенное неровным пламенем, напоминало образы героев старинных приключенческих книг. Но вскоре разговор от обычных для Африки охотничьих былей перешел к общим проблемам дельты Окаванго. Дело в том, что экологи все более обеспокоены ее будущим. Правительство Ботсваны приняло программу борьбы с мухой цеце. После ее осуществления дельта должна стать огромным пастбищем. Пример других районов Африки, где из-за экстенсивного использования новые пастбища уже превратились в пустыню, дает основания для тревоги. Ведь закона, который регулировал бы скотоводство на будущем гигантском пастбище, пока нет.

В районе дельты, где была отмечена вспышка сонной болезни, поразившей около двухсот человек, началась интенсивная обработка растительности раствором эндосульфана с самолетов и из переносных опрыскивателей. Этот инсектицид, в небольших дозах относительно безвредный для млекопитающих, оказался губительным для рыб. Уже после первого опрыскивания в исследуемом районе погибло более 70 процентов рыбной молоди. Тем не менее две трети территории дельты подверглись обработке по меньшей мере восемь раз.

Фото Татьяны Чекалкиной и из журнала «Гео»Тут стоит сделать некоторые пояснения. В Ботсване, по приблизительным оценкам, около трех с половиной миллионов голов скота. Поступления иностранной валюты от продажи мяса составляют около 25 миллионов долларов ежегодно. Это вторая по значимости (после алмазов) статья ботсванского экспорта.

Но дельте грозит еще и другая беда. Годовой сток реки Окаванго в дельте составляет около 11 000 миллионов кубических метров. На различные нужды Намибия уже сейчас расходует десятую часть этого стока. И доля эта постоянно возрастает. Сама Ботсвана на 70 процентов покрывает свои потребности в воде за счет артезианских скважин. Немалая часть воды Окаванго уходит на алмазодобывающее предприятие Орапа и рисоводческий комплекс Динтсвана. Экономисты и экологи признают, что в ближайшее десятилетие использование вод дельты возрастет настолько существенно, что Окаванго оскудеет, если вообще не иссякнет.

...Самая высокая вода в дельте бывает в июне. Тогда волны захлестывают окрестные равнины и острова. Рыба устремляется на прогретое солнцем мелководье, а над тростниками гомонят многочисленные птицы.

Фото Татьяны Чекалкиной и из журнала «Гео»

К июлю паводок достигает Мауна и устремляется на юг, к озеру Нгами. Когда озеро заполняется, оно становится крупнейшим в Африке обиталищем птиц. Очевидцы нам рассказывали, что прежде можно было увидеть сплошные розовые полосы — это бесчисленные стаи фламинго нагуливали жир на озерных отмелях. Огромные колонии пеликанов останавливались здесь, чтобы отложить яйца и вывести птенцов Тысячные стаи уток и гусей использовали Нгами для промежуточной посадки; в октябре с болот Западного полушария прилетали сюда птицы, чтобы улететь в марте — апреле. Крачки и чайки кормились на озере рыбой. На редких лоскутках лугов, свободных от скота, паслись бородатые журавли, ржанки, таракушки, шеврицы и голуби, молодые страусята. Сюда же находили дорогу хищные птицы — орлы-рыболовы, марабу, стервятники. Но все это — в прошлом, когда в Нгами приходила большая вода Окаванго.

Когда мы приехали в деревню Сехитва, которая, судя по карте, расположена на берегу Нгами, нам едва удалось найти его очертания. Проводник, местный торговец, согласился проводить нас на бывшее озеро. Мы постояли на покрытом густой травой лугу — это и было его дно, несколько лет не видавшее большой воды.

Вдали шагал одинокий страус...

Виктор Чекалкин

Ключевые слова: Окаванго
Просмотров: 6060