У плотины на Исети

01 октября 1987 года, 00:00

У плотины на Исети

Рано утром, когда трамваи еще не начали свое круговерчение, я нередко прихожу в Исторический сквер, чтобы полюбоваться на реку, на струящийся каскад фонтанов.

С плотины смотрю на высокий берег, где возвышается старинная водонапорная башня и тянутся немногие оставшиеся корпуса бывшего Екатеринбургского железоделательного завода. Асфальтированные дорожки бегут к его древним воротам. На другом, низком берегу, вижу ступени широкой лестницы, по которым можно подняться к первым каменным зданиям столицы Урала. Правда, дома надстроены, но впечатление старины не исчезло.

Плотину городского пруда, где я стою, реконструировали в шестидесятые годы. Как шло обновление, я хорошо помню и знаю, что старинный мощный остов плотины остался неизменным — таким, каким его построили еще в первые дни существования завода на Исети.

Благодаря этой реке и возник в 1721 году Екатеринбург — нынешний Свердловск. Присланный на Урал по указу Петра Первого Василий Никитич Татищев, осмотрев приходящие в упадок уральские казенные заводы, доложил в Берг-коллегию о необходимости построить новый железоделательный завод, затворив плотиной многоводную Исеть.

Ответ из Петербурга пришел неутешительный: новое строительство не разрешили. В Берг-коллегии утверждали, что железа в России и так хватает. К тому же опасались, что новый завод быстро «съест» таежные леса (тогда плавку металла вели на древесном угле). Но настойчивый начальник горного округа доказывал: производить железо здесь дешевле и лучше, а топлива хватит на многие годы. Завод построили скоро, плавильные печи задымились уже в 1723 году.

У плотины на Исети

В середине XVIII века на Исети уже действовали тридцать небольших фабрик. Молоты, сверлильные и шлифовальные станки приводила в движение вода. Здесь работало более шестисот рабочих: солдаты и мастеровые, крестьяне, согнанные со всей округи. Кроме металла, обрабатывали на фабриках и уральский камень. Его отсылали в далекий Петербург. Более века тут же чеканил монету из меди Екатеринбургский монетный двор.

...В воскресный день в Историческом сквере становится многолюдно. Обнявшись, прогуливаются влюбленные, спешат туристы по плотине в Музей изобразительных искусств. Там им обязательно показывают знаменитый чугунный павильон, отлитый в Каслях и завоевавший Гран-при на Всемирной выставке в Париже 1900 года. У входа в Музей архитектурного института детишки лазают по огромным механизмам, работавшим в прошлом на заводах Урала. Осенью в Историческом сквере свердловчане устраивают выставки цветов, часто здесь звучит духовая музыка. А раз в году в Историческом сквере празднуют День семьи...

Когда бы я ни приходил к плотине, непременно встречаю здесь своих знакомых. Недавно увидел в сквере на выставке свердловских художников Леонида Устьянцева, нашего знаменитого ювелира. Разговорились, поглядывая на старые заводские корпуса.

— А знаете, на берегах Исети раньше стояло гораздо больше промышленных зданий. И все они были по-своему красивы,— заметил мастер.— Но не сберегли фабрики, разрушили...

Увы, я был свидетелем и этого. Лет двадцать назад архитекторы захотели преобразить Свердловск, построить широкие площади и прямые автострады, возвести высотные дома из бетона и стекла. В этом не было бы ничего плохого, если бы не принялись крушить старый центр.

Первой жертвой стал комплекс бывшего Екатеринбургского завода. И до сих пор стоят у меня перед глазами окутанные тучами пыли разрушенные кирпичные корпуса. В оставшихся цехах разместился Музей архитектурного института. Сохранившееся здание заводского госпиталя занял Музей изобразительных искусств. А сколько бы выставочных залов можно было разместить в старых зданиях?..

В ближайшие годы будут реконструироваться многие старые уральские металлургические заводы. Значит, старые корпуса попросту могут оказаться лишними. А ведь они — украшение уральских городов, их память. Они еще могут сослужить службу горожанам, если к ним отнестись по-хозяйски.

г. Свердловск

Алексей Нагибин

Просмотров: 5098