Лестница на Митридат

01 августа 1987 года, 00:00

Лестница на Митридат

Невысока гора Митридат, всего около 90 метров. Но с какой бы точки подковообразного побережья, вдоль которого растянулась современная Керчь, я ни смотрел — отовсюду видел яркую точку Вечного огня на могучем горбе горы.

Быть в Керчи и не подняться по каменным ступеням на вершину Митридата — все равно, что не пройти в Одессе по Потемкинской лестнице или по Невскому проспекту в Ленинграде. Иссеченная ветрами, в зной будто раскаленная добела, старинная керченская лестница, подобно Пропилеям, ведет в глубину истории города, исчисляемую в два с половиной тысячелетия.

На склонах Митридата работают археологи. Этим раскопкам почти полтора столетия. Встает из земли античный Пантикапей — столица Боспора Киммерийского в IV—II веках до нашей эры.

Нынешний начальник Пантикапейской археологической экспедиции Владимир Толстиков — бронзовый от загара, мускулистый, с выцветшей на солнце золотистой бородой — кажется, стал одним из обитателей античного полиса. Слушая его, я живо представляю исчезнувшие крепостные стены и башни Пантикапея, его пыльные улочки, наполненные разноязыким говором, вижу горожан — ремесленников, торговцев, моряков и важных пританов — городских чиновников.

К «пританею», зданию, где решались все городские дела, ведет улочка, опоясывающая Митридат. Из каменных обломков археологам удалось собрать две торжественные дорические колонны, перекрытые архитравом; это пока единственный памятник, дающий непосвященному представление об утраченном в веках...

В самом названии горы, как бы бессознательно унаследованном от античности, живет память о малоазийском правителе Митридате Евпаторе, грозном и жестоком владыке Черного моря, яростном противнике Древнего Рима. Теснимый римлянами, Митридат нашел в акрополе Пантикапея свое последнее пристанище. Отсюда, окруженный горсткой верных телохранителей, наблюдал он за церемонией возведения в царское достоинство предавшего его сына Фарнака. Если верить легенде, яд, который принял Митридат, не подействовал, и, не желая сдаваться врагу, царь приказал заколоть себя мечом.

...Ветер срывает с волн пенистые гребни. Стальная водная гладь и голубое небо без единого облачка сливаются на горизонте. В ясную погоду с развалин акрополя можно разглядеть темную полоску кавказского берега, где когда-то была Тмутаракань, самое удаленное русское княжество.

В X—XIII веках, войдя в состав Тмутаракани: бывшая столица Боспора стала называться Русским Корчевом. Тогда выстроили здесь белокаменный храм Иоанна Предтечи, удивительным образом уцелевший в огне пожарищ, которыми наполнена последующая тысячелетняя история города. Средневековая Керчь, куда сбегают ступени лестницы, умещалась под горой, на небольшом полукруглом мысе, вдающемся в Керченскую бухту.

Византийцы, генуэзцы, татары и турки, последовательно сменявшие друг друга у подножия Митридата, обносили Керчь новыми и новыми укреплениями. В 1771 году крепостью у пролива овладела русская эскадра, а спустя полвека ветхие стены и башни ее разобрали до основания. Город у горы предполагалось сделать губернским центром, и стали перекраивать его в духе того времени.

В основу плана легла идея «связи времен». Она родилась в кружке местных интеллигентов — «энтузиастов античности». Душой кружка был градоначальник Керчи полковник Иван Алексеевич Стемпковский. чиновник и ученый одновременно. Он первым предпринял научные раскопки Пантикапея и скифских курганов. На склоне Митридата до войны стоял его мавзолей, напоминавший античный храм.

«Энтузиастами античности» лестница на Митридат мыслилась как главное сооружение Керчи, призванное связать многоликие пласты времени. Ее строил один из соратников Стемпковского архитектор Александр Дигби. Итальянец по происхождению, он почти тридцать лет прожил на юге России, строил в Одессе. Астрахани; Херсоне.

...Приехав в Керчь прошлым летом, я не узнал лестницу. Густой плющ, обвивавший прежде пилоны и парапеты, был убран, балясины сняты.

— Лестница давно нуждалась в ремонте,— сказал мне Сергей Ставрович Канев, архитектор Крымских научно-реставрационных мастерских.— И было решено восстановить ее в первозданном виде.

Пока мы поднимались по лестнице, архитектор успел рассказать, что ему удалось разыскать в архивах подлинные чертежи Дигби. А накануне моего приезда, расчищая груду мусора около пилонов, каменщик Валентин Тыняный и бригадир реставраторов Владимир Алексеевич Логавской случайно обнаружили каменные туловища двух грифонов. Изображение грифона считалось символом Керчи и напоминало о древних, догреческих обитателях этих мест — скифах. Скульптуры эти во время войны были, видимо, сброшены взрывной волной и погребены под обломками. Предстоит вернуть грифонов на прежнее место.

Закончив облицовку подпорной стенки, каменотес Василий Семенович Слепа отошел чуть назад, придирчиво оценивая свою работу. Увидев рядом Канева, он поделился:

— Судя по кладке и швам, мой предшественник был большим мастером. Хочется, чтобы и о нас. реставраторах, осталась достойная память.

Дальше мы поднимались уже по старым, выщербленным ступеням, еще не тронутым реставрацией. Затем стали взбираться по крутому отрезку лестницы без поворотов. Ее построили недавно, рационально и просто, но уже не столь выразительно в сравнении с замыслом «энтузиастов античности». Ступени привели к обелиску Славы и Вечному огню.

В годы Великой Отечественной войны за город велись ожесточенные бои. Его дважды освобождала Советская Армия. Сначала в конце 1941 года в ходе Керченско-Феодосийской операции и в апреле сорок четвертого в результате Крымской операции. В городе действовали подполье и партизанские отряды в окрестных каменоломнях. В Керчи никогда не забудут тяжелых лет оккупации. Каждый год здесь звучит артиллерийский салют.

С Митридата виден весь город: крыши, полузакрытые высокими тополями, волнистая линия холмов, море, а прямо под ногами — частокол корабельных мачт, труб и кранов у причалов. Лестница на Митридат по-прежнему связывает древность Керчи с ее сегодняшним днем.

Михаил Ефимов г. Керчь

Просмотров: 7192