Большие просторы маленькой страны

01 августа 1987 года, 00:00

Большие просторы маленькой страны

Большие просторы маленькой страныВануату

Площадь — 14 тыс. кв. км
Население — 124 тыс. человек.
Занимает архипелаг Новые Гебриды и острова Банкс и Торрес.
Столица — г. Вила.
До 1980 г. находилось под совместным управлением — кондоминиумом — Англии и Франции.

Среди труднейших проблем любого государства в наши дни далеко не последнее место занимает транспортная. Оговоримся сразу, речь идет о странах больших, средних и даже малых. Для государств карликовых такой проблемы обычно не существует, разве что на уровне городского транспорта — автомобиля или автобуса. В конце, концов, в Монако или Ватикане от границы до границы пешком дойти совсем не трудно, даже приятно и полезно.

Но если крайне малую территорию разорвать на клочки, а клочки эти разбросать по просторам океана, то выяснится, что без налаженного самолетного и морского сообщения здесь не обойтись. Поэтому в государстве Вануату проблема транспорта стоит острее, чем у соседей-великанов. Свыше восьмидесяти островов, из которых шестьдесят шесть обитаемы, разбросаны на огромной акватории. Так что с одной стороны площадь государства Вануату мала, с другой же — слишком велика для страны, экономика которой в самом зачаточном состоянии.

Шестьдесят шесть обитаемых островов — и каждый из них свой мир. А точнее, множество миров. Крутые горы, бездонные пропасти, непроходимый тропический лес — все это привело к тому, что на островах, ученым языком говоря, «проживает около ста меланезийских общностей». Проще, это значит примерно сто племен с разными языками, разными уровнями культуры. Обычно горцев называют «бушменами» — «людьми из зарослей» (не путать с их тезками африканскими бушменами), а прибрежных жителей «мен сальватер» — «морскими людьми». Предки «морских людей» тысячи лет назад оттеснили предков «бушменов» в горные чащобы, и все эти столетия между ними не утихала вражда. Еще в нашем веке ученые описали племена, жившие в пятнадцати минутах ходьбы от побережья и никогда в жизни не бывавшие у моря — так велик был страх перед соседями.

Сто племен, и у каждого свой язык, но какой же общий язык у государства? Другим странам от господства колонизаторов оставался хотя бы общий — пусть чужой, но все же объединявший — язык. В кондоминиуме же Новые Гебриды оба кондоминанта-соправителя более всего были озабочены тем, чтобы соперник не внедрил свое влияние и свой язык.

Пока колониальные власти препирались, новогебридцы, завербованные на плантации, куда попадали люди из разных племен, создали свое общее наречие «бислама»: из английских слов, в основном на меланезийской грамматической основе. Интересно, что, во-первых, в нем почти не было французских слов, а, во-вторых, он оказался очень близким к языку «ток-писин», возникшему точно так же на Новой Гвинее, Соломоновых островах. Да, в общем, во всей Меланезии.

И — что самое главное — на нем можно выразить не меньше, чем на любом другом языке. А значит, он вполне может служить государственным и общим языком для всего разноплеменного населения.

Власти молодого государства широко его внедряют, на нем говорят по радио, издают газету.

Скорее всего именно этот язык поможет сплотить в единое целое племена Вануату, что будет огромным успехом для государства. Для крошечного государства, озабоченного немалыми проблемами.

Л. Ольгин

Просмотров: 5585