«О могучее синее небо, прошу тебя...»

01 июня 1987 года, 00:00

«О могучее синее небо, прошу тебя...»

Провожая нас, бабушка водителя Мамеда вышла на дорогу, неся корзину с помидорами — в горах их не бывает,— и напутствовала всех:

— Пусть будет счастливой ваша дорога...

С этим благопожеланием мы и начали свой маршрут. Он пролегает по горным районам Казахстана, где нам предстоит вести поиск памятников древней культуры и делать их полное описание. Работы нашего отряда вместе с результатами поисков других многочисленных экспедиций Института истории, археологии, этнографии АН Казахской ССР лягут в основу Свода памятников, который создается ныне в республике под руководством доктора исторических наук К. М. Байпакова.

Мы поднимаемся вверх по ущелью, к далекому пока Ассы-Тургенскому плато.

— Мне кажется, здесь нужно искать петроглифы,— оглядывая стены ущелья, тихо, как всегда, говорит Айман Досымбаева, мой верный друг и спутница.— На таких полированных скалах не может не быть рисунков...

— Да ты лучше посмотри, какие они отвесные, там и в древности не за что было уцепиться...

Но Айман уже карабкается — без промедления, страха и сомнений, предпочитая не говорить, а действовать.

Возвращается недовольная собой: рисунков нет.

Да, не в каждом ущелье могут встретиться святилища, подобные Тамгалы. На скалах Тамгалы уже какой век танцуют маленькие человечки, несутся колесницы, смотрят на мир с высоты большие солнцеголовые божества... Первые исследователи этих петроглифов — А. Максимова, А. Ермолаева и А. Марьяшев — долго работали с этим уникальным памятником, и во многом благодаря им он известен ныне за пределами Казахстана.

А наскальные рисунки, выбитые на береговых скалах Байконура? Их исследуют карагандинские ученые во главе с молодым археологом Виктором Новоженовым, причем многие петроглифы выбиты так высоко, что, если бы не альпинистские навыки

Алексея Марьяшева, они остались бы недосягаемыми для исследования.

Мы выбираемся на гряду. И вдруг... На фоне снежных гор, на вершине перевала открывается серебряный купол. В этой высокогорной долине, на Ассы-Тургенском плато, в северных отрогах Заилийского Алатау, идет строительство обсерватории. Это и привело нас сюда: нельзя, чтобы в ходе большой стройки исчез хотя бы один памятник.

После короткого знакомства с хозяевами обсерватории начинаем осмотр территории.

Перед зданием обсерватории — большой курган саков. Древние могилы встречаются на всей территории стройки, и мы, пользуясь случаем, прослеживаем кострища и следы погребений. Около домика научных работников видим каменное изваяние древнетюркского времени редкой красоты. Не часто встретишь теперь в долине столь совершенный древний монумент, а когда-то они стояли всюду, где жили древние тюрки, которые ставили поминальные оградки и памятники предкам. Сегодня «каменных баб» проще увидеть в музеях Алма-Аты, Джамбула, Чимкента, Фрунзе...

Спрашиваю сотрудника Института астрофизики Казахской академии наук Владимира Алексеевича Ляджина:

— А почему, собственно, для обсерватории выбрано именно Ассы-Тургенское плато?

— Ассы предложил Константин Матвеевич Саламахин, астрофизик, большой знаток этих мест. Во-первых, мы подсчитали число ясных ночей. Заметили интересную закономерность: в Ассах даже после пасмурного дня наступает ясная ночь. К тому же плато расположено на высокогорье и, что еще важнее, в стороне от больших городов, над которыми всегда висит дымка. Здесь необычайно яркие звезды, это связано с уникальной прозрачностью воздуха — вот второе достоинство места. Третье преимущество Ассов, тоже важное для наблюдений,— самая малая турбулентность воздуха, а значит, и незначительное «дрожание» звезд.

Поздно вечером, когда над плато зажглись низкие звезды, астрофизики пригласили нас в обсерваторию — посмотреть на небо «вблизи». Работа с аппаратурой требует постоянной, устойчивой — и весьма низкой температуры. Борясь с движением воздуха, ученые никогда не обогревают обсерваторию. Телескоп метрового диаметра доставлен сюда из Йены, собирали его, так же как и купол обсерватории, мастера, прибывшие в Ассы из ГДР. Другой телескоп, еще более мощный (диаметром 2,6 метра), сделан в Ленинграде.

Молчаливые и сосредоточенные люди в тулупах, живущие среди звезд и туманностей, вызывали уважение и даже зависть. Мы спустились по гулкой темной лестнице, а они остались на рабочих местах до утра...

Необычное это плато в Ассах. Древние его обитатели, люди наблюдательные и несуетливые, сумели по достоинству оценить здешние места. Им были, видимо, знакомы понятия, которые сейчас называют «стабильные факторы местности», например— открытость горизонта. Современные ученые, работающие в Ассах, замечают, что эта открытость обеспечивает наибольшую длину дня в восточной и западной частях плато. Где же еще, если не здесь, совершать жертвоприношения Голубому Небу, Солнцу, Луне? А ведь именно эти культы и были главными в жизни древних племен. И где, как не здесь, выбивать на скалах бога неба — Солнце и ритуальные танцы в честь его восхода?

Вся долина — это усыпальница многих поколений. Сменялись народы: уходили одни, приходили другие, а это место оставалось свято как для скотоводов, так и для земледельцев. И те и другие неизменно почитали Великое Солнце и Голубое Небо. На одной из вершин мы обнаружили руническую надпись: «О могучее синее небо, прошу тебя...»

Рядом с могилами и курганами совершались жертвоприношения предкам, в память о предках высекали «каменные бабы» («баба» в тюркских языках означает — отец, предок) с жертвенным сосудом в руке, в красивом головном уборе, в кафтане с глубоким запахом, как у кочевников. Нам повезло: мы нашли изваяния, ранее неизвестные, и убедились, что жизнь на Ассы-Тургенском плато не прекращалась и во времена кыпчаков, сменивших древних тюрков.

Живя на плато, среди астрофизиков, созерцая звезды, измеряя и считая некрополи древних, остро ощущаешь быстротечность времени, необъятность Вселенной. Кажется, совсем недавно (около тысячи лет назад) сидел на этом же месте человек и высекал портрет своего предка. Он обращался с мольбой к Великому Небу, тому самому небу, в которое вторгаются сегодня астрофизики лучом лазера...

хр. Заилийский Алатау, Казахская ССР

Элеонора Новгородова, кандидат исторических наук

Просмотров: 5236