Лисэд выходит в море

01 июня 1987 года, 00:00

Фото автора и В. Устинюка (цвет)

Поднимаясь к зданию кораблестроительного института со стороны лимана, я задержался на высоком косогоре, залюбовался водной гладью. Вдали в солнечных лучах белел одинокий парус...

Мой приезд в город Николаев тоже был связан с парусом, но только не с тем, привычным нам с детства, который всегда ассоциировался с лермонтовским парусом, а с другим — парусом будущего. Им занимается в Николаевском кораблестроительном институте группа ЛИСЭД — лаборатория исследований судов с экологически чистыми двигателями.

Лаборатория располагалась в небольшом скромном одноэтажном домике позади учебного корпуса института. Столы, стеллажи завалены чертежами и эскизами, моделями судов, кусками пенопласта, жести, фанеры — в общем, все здесь будоражило воображение, уносило в открытое море... У стен — небольшие станки. Тут же рядом — стенды для испытания моделей.

Руководитель ЛИСЭД, доктор технических наук, профессор Юрий Семенович Крючков с мягкой располагающей улыбкой, познакомил меня со своими коллегами. Их было четверо: Вадим Евгеньевич Микитюк, Евгений Викторович Знаменский, Владимир Николаевич Щередин. И совсем молоденький светловолосый юноша. Его — еще студента — все звали Димой. Так он мне и представился.

После знакомства Знаменский показал мне несколько больших эскизов разных типов судов. Здесь были современные сухогрузы, танкеры, пассажирские суда. Но странно, все они несли на своих мачтах необычные паруса. На одном судне это были как бы широкие самолетные крылья, на другом — паруса-жалюзи, похожие на металлические шторы; на третьих — они были ромбовидные, на четвертых — напоминали крылья бабочки, на пятых — сплюснутые трубы...

Особенно долго я разглядывал эскиз сухогруза.

— Мечты далекого будущего? — невольно спросил я.

— Мечты, говорите?! — неожиданно улыбнулся Знаменский.— Нет, это уже не мечты... Вот разработан проект такого судна и даже изготовлена его модель. Вадим Евгеньевич и Дима как раз занимаются отправкой ее на ВДНХ.

— Вы, конечно, лучше нас, неспециалистов, знаете,— обратил я свой вопрос ко всем присутствующим,— что в Японии, Канаде и во Франции уже ходят первые грузовые суда под парусами. Но, как мне известно, стоимость горючего в этих странах намного выше, чем у нас. Какой же смысл нам применять паруса?

Ответил за всех Вадим Евгеньевич Микитюк.

— Горючее у нас действительно пока еще дешевое. И это — главный козырь противников применения парусов на морском флоте. Но придет время, рано или поздно горючее станет дефицитным и у нас...

Микитюк говорил, а я в этот момент вспоминал слова Дмитрия Ивановича Менделеева о том, что только наше невежество заставляет нас пользоваться ископаемым топливом...

Вадим Евгеньевич, словно уловив мои мысли, сказал:

— Кругом сколько угодно дешевого и практически неограниченное топлива, надо только научиться его брать. Да что учиться? Есть опыт предков. Под парусами люди некогда обошли весь земной шар. Парусники могли делать двадцать узлов... шли быстрее многих современных судов! Так, может быть, мы забыли про настоящую силу ветра?!

«Забыть, конечно, не забыли — обучаются же у нас курсанты на парусниках «Товарищ», «Крузенштерн» и «Седов»,— хотел сказать я, но про молчал. Это — совсем другое дело. Парус должен знать любой моряк.

Крючков положил толстую папку на стол передо мной.

— Здесь,— сказал он,— собраны материалы не только нашей лаборатории, но и ведущих НИИ отрасли. По этим расчетам, на многих трассах морей и океанов, где ходят наши торговые суда, если поставить дополнительно к двигателю парусное вооружение, можно сэкономить до двадцати-тридцати процентов топлива, то и больше... Вы представляете, какая это гигантская экономия в масштабах страны! А насколько уменьшится загрязнение океана?!

Тут же рядом, отстранившись от нашего разговора, возился с необычной моделью Вадим Евгеньевич Микитюк. Он крутил небольшую ручку, укрепленную на палубе модели, и ромбовидный парус, расправившись, поднимался вверх. Как только Вадим Евгеньевич покрутил ручку в обратном направлении, парус тут же сложился на верхней палубе,

— Вадим Евгеньевич, а что это у вас за пароход? — спросил я не без улыбки.

— Этот пароход, как вы изволили сказать,— пассажирский парусный катамаран... И я надеюсь, в недалеком будущем такие суда будут перевозить пассажиров по Черному морю. Ветры здесь подходящие.

— Кстати, о ветрах,— обратился я к Крючкову.— Юрий Семенович, ветер — штука капризная. Он может быстро возникнуть, но так же быстро и исчезнуть... Что тогда?

— Мы ведь не предлагаем,— ответил Крючков,— убирать с судна главный двигатель. Он нужен. А парус должен стать вспомогательным средством, с помощью которого мы сможем снизить себестоимость грузоперевозок... Сейчас нам надо уяснить в первую очередь, что во многих районах, на рабочих трассах океана, безветрие бывает редко. И убедить некоторых руководителей морского флота, что парус — это не только символ далекого прошлого мореплавания. Надо по-новому, по-современному, взглянуть на паруса, снабдив их автоматикой, ЭВМ, в духе нашего времени... Представьте себе — на таком судне никому не придется бегать по вантам и реям, они просто не будут нужны на судах-парусниках. Отпадет и команда: «Свистать всех наверх!» У современного паруса будут высокие аэродинамические свойства. Как и крыло самолета, он будет испытываться в аэродинамической трубе. Благодаря ЭВМ управление такими парусами не составит особого труда.

Фото автора

— Управиться с тысячами квадратных метров парусов?! Сложная, наверное, это штука? — высказал я сомнение.

Крючков улыбнулся и увлек меня к большому стенду, расположенному в конце лаборатории.

— С тысячами квадратных метров парусов — это в будущем. А вот с десятью вы можете попробовать управиться уже сейчас.

Макет мачты отдаленно напоминал один из эскизов, которые мне показывал Знаменский.

— Прошу! — сказал Крючков и протянул небольшой переносной пульт с несколькими кнопками.— Жмите последовательно на все кнопки.

Я нажал на первую — раздался характерный звук работы электромотора, и парус пополз вверх; нажал следующую — парус развернулся на 90°. Давлю на третью кнопку, и парус поворачивается вокруг своей оси. Все это было интересно, но напоминало электрифицированную игрушку.

— Неужели это серьезно? — произнес я, и Вадим Евгеньевич, стоявший рядом, ответил на мой вопрос.

— Завтра пробуем этот парус на воде. Приходите, сами во всем убедитесь.

Утром, наскоро позавтракав в гостинице, я поспешил в городской яхт-клуб. Здесь, возле большой морской шлюпки, суетились лисэдовцы. Руководил работой Микитюк.

В шлюпке была установлена точно такая же квадратная мачта, какую я видел в лаборатории. Дима и Микитюк заканчивали надевать на каркас сшитую заранее парусину.

Как только парус был готов, шлюпка стала выглядеть очень необычно. Появились любопытные. Особое внимание проявляли яхтсмены. Такое они видели впервые.

Мы выходили на водный простор с особым волнением. Как покажет себя новый парус?

В шлюпке я признался Вадиму Евгеньевичу в том, что занимался парусным спортом, владею парусом и горю желанием сам проверить все своими руками.

Вадим Евгеньевич уступил мне место на корме, передал румпель и пульт управления парусом.

Когда оттолкнулись от причала, ветер был попутный. Я нажал первые две кнопки, вывел парус на верх мачты и развернул его по ветру. Шлюпка рванула с места. За бортом зашумела вода.

На выходе с акватории яхт-клуба ветер дул уже под углом к нашему парусу, и мы пошли курсом — крутой бакштаг правого галса.

Ход был превосходный. Брызги залетали в шлюпку. Я решил пойти покруче к ветру и переложил руль на курс крутой бейдевинд правого галса. Нос шлюпки стал немного зарываться. Нажатием кнопки я опустил парус чуть пониже. Шлюпка выровнялась и пошла быстрее. Пробую идти еще круче к ветру. Идет. Парус при этом пришлось развернуть вдоль борта. Но скорость стала меньше.

Наконец, я решил испытать парус в самой ответственной операции, в так называемом повороте оверштаг. При этом повороте шлюпка должна пересечь линию ветра носом. Это самый трудный из поворотов в парусном деле. Для его выполнения на обычной яхте необходимы три-четыре человека. Да еще желателен небольшой носовой парус — стаксель. У нас его не было. Мне предстояло сделать поворот, всецело положившись на наш парус. И я приготовился.

Фото автора

Для начала я поднял парус на мачте повыше. Чтобы он лучше чувствовал ветер. И резко переложил румпель влево. Шлюпка пошла вправо и начала пересекать линию ветра. Тут не зевай. Мгновенно перекидывай парус на другой галс. Опоздаешь, скорость резко упадет, будет сносить, и поворот не удастся. Тогда начинай все сначала: набирай ход прежним курсом и снова пытайся повернуть.

На этот раз все обошлось благополучно. Мы повернули и пошли вперед, не снижая скорости.

Одно мне было еще не ясно, и я обратился к Микитюку.

— Вадим Евгеньевич, а как нам с таким парусом лечь в дрейф?

— Очень просто,— ответил он.— Ставьте парус на мачте горизонтально. Это и есть его нерабочее положение.

Так я и сделал. Не успел поставить парус параллельно поверхности воды, как шлюпка тут же замедлила ход и остановилась. Мы оказались как бы под крышей. Получился своеобразный навес от дождя и солнца.

Пора было возвращаться, и я нажал вторую кнопку на пульте. Парус тут же встал вертикально и живо схватил ветер. Шлюпка легко понеслась к дому.

Первые испытания прошли успешно. Всю работу паруса большой морской шлюпки осуществлял один человек — я, с помощью маленького пульта и небольшого аккумулятора.

Конечно, совершенствовать конструкцию паруса ЛИСЭД еще можно. Можно создать более точную, более совершенную форму. Все можно. В настоящее время прошла испытание первая конструкция жесткого трансформирующегося паруса. За ней будут испытаны еще десятки конструкций. Сейчас важно другое — чтобы многие поверили в реальность создания таких парусов и в реальность их пользы как помощников существующим двигателям.

Но главные испытания впереди. Они пройдут на морских и океанических трассах, на больших морских судах, в дополнение к двигателю, несущих паруса ЛИСЭД...

На следующий день, рано утром, я уезжал, а группа ЛИСЭД готовила шлюпку к выходу в лиман на очередное испытание.

Попрощавшись с моими новыми друзьями, сев уже в такси, которое должно было доставить меня от яхт-клуба до вокзала, я еще несколько секунд не мог тронуться, ждал, когда шлюпка отойдет от причала. Потом машина медленно поползла вверх по крутой дороге, взобралась на косогор. Я попросил водителя остановиться и вышел из машины. Хотелось бросить прощальный взгляд на залив... Мне хорошо было видно, как в лучах восходящего солнца плывет ослепительно белый парус.

г. Николаев

В. Крючкин

Просмотров: 5144