Удзиро Тба

01 ноября 1986 года, 00:00

Фото автора

— Ну что, путешественники, нашли ящера? — Профессор Буачидзе с улыбкой поднимается нам навстречу.— Присаживайтесь...

Очевидно, несколько дней, проведенных высоко в горах, наложили на нас отпечаток, и Гурам Иосифович сразу это отметил.

— Да вроде бы нашли,— говорю я и добавляю: — Своего...

Буачидзе вскидывает на меня удивленные глаза, потом одобрительно кивает — мол, молодцы, ребята, не теряют чувства юмора. Гурам Иосифович заведует отделом геохимии природных газов и геотермии Сектора гидрогеологии и инженерной геологии АН Грузинской ССР. Его отдел решает важные народнохозяйственные задачи. Взять, к примеру, сооружение Транскавказской железнодорожной магистрали, где довольно тесно сотрудничают изыскатели, проектировщики, строители и научные работники из отдела профессора Буачидзе. В их числе находится и руководитель группы ядерно-физических методов исследования природных газов Игорь Невинский, с которым мы и прошли горными тропами, пробираясь к таинственному озеру Удзиро Тба, что в переводе означает — Бездонное озеро.

— Значит, нашли? — смеется Буачидзе.— Расскажите, расскажите...

Эти его слова сразу возвратили меня к недавним событиям. В редакцию позвонили из Тбилиси, и молодой веселый голос интригующе заявил, что в горах Кавказа, в Хевсуретии, на высоте около 3000 метров находится озеро, где, по рассказам местных жителей, обитает загадочное чудовище.

Как позднее выяснилось, звонил Игорь Невинский. Я сразу подумал, что это шутка. Не принимать же всерьез такое заявление. Еще одно лохнесское чудо? В Якутии, за Полярным кругом, в тундровом озере Хайыр, как утверждается, тоже живет таинственное животное, а в водах чукотского озера Эльгыгытгын — чудовище Калилгу. Но так давно сообщалось, что объявилась сестра Несси и в озере Икеда вблизи японского города Ибусуки, а кузину шотландского монстра обнаружили у себя жители уругвайского побережья Атлантического океана... Список можно продолжать, «родственников» так и не обнаруженной Несси известно немало. А теперь уже и в горах Кавказа.

— Вы что, сомневаетесь? — оборвал мои размышления голос в трубке.— Так ведь одно только название — Бездонное озеро — чего стоит! И какие легенды именно о нем ходят, хотя рядом есть еще несколько озер. Но главное — Удзиро Тба конкретно не занимался еще ни один ученый. Понимаете?..

Это многозначительное «понимаете?» решило все. Значит, дело не в озерном чудовище, а нечто загадочное представляет собой озеро Удзиро Тба. Так что вылететь в Тбилиси заставило меня отнюдь не желание или надежда найти кавказскую Несси.

Третьим членом нашей экспедиции был Сергей Зарифян — любитель-скалолаз, физик по образованию. Его красный «Запорожец» мы загрузили имуществом так, что едва втиснулись в машину сами. Я уж подумал, не собирались ли ребята месяц дежурить на берегу Бездонного озера в ожидании ящера?

— Не волнуйся,— успокоил меня Невинский,— времени у нас немного. И хотя наш поход научной экспедицией назвать нельзя — скорее это разведка,— кое-что с собой взять необходимо.

Вскоре мы выбрались за пределы города, дорога, забираясь все выше в горы, повторяла изгибы шумной Арагви. Тогда-то я и решил выяснить у Невинского, почему он заговорил по телефону о каком-то чудовище.

— Так с него началось мое «открытие» Бездонного озера,— рассмеявшись, ответил он...

Произошло это случайно. Прошлым летом Невинский работал в разведочной штольне для строящегося тоннеля Транскавказской магистрали — занимался анализом газа на метан, повышенное содержание которого в горной выработке не только опасно для здоровья людей, но и может привести к взрыву. Штольня находилась в пяти километрах от хевсурского села, где у одного из домов Игорь разбил свою палатку. Соседом его оказался Тэвдорэ Алудаури. Невинский называл его просто дядя Федор. Однажды речь у них зашла об озерах, которых в округе хватало. К одному жители водят поить скот, в другом купаются. Вот тут-то и выяснилось, что озеро Удзиро Тба у местных хевсуров не в почете — ни взрослые не поднимаются к нему, ни детей не пускают и за скотом постоянно присматривают, чтоб не забрел туда. Дядя Федор признался, что сам он на Бездонном озере был лет тридцать назад, потом лишь рядом проходил, к воде не спускался, а смотрел на него с горной вершины в бинокль. Но легенды об озерном чудовище слышал с детства. Игорь долго уговаривал пойти на озеро старика, и тот наконец согласился. Погода, правда, подвела — дождь как начал с утра моросить, так и не переставал.

Озеро с высоты выглядело довольно мрачным и неприветливым. Но облака вскоре поредели, и в узкий просвет брызнуло солнце. Игорь глянул вниз, а озеро — черное. Как антрацит.

— Потому что глубина большая,— убежденно произнес дядя Федор.— И никто не знает, есть ли у него вообще дно.

— Этого не может быть,— сказал Невинский и бросил в озеро камень. Ровный разлив «антрацита» разбился почти без брызг, и по поверхности его пошли круги. Не прекращались они довольно долго, а это означало одно — глубина действительно должна быть приличной.

Потом облака снова затянули небо, клочья их висели почти над головой. Игорь попросил у старика бинокль, который тот всегда брал с собой в горы, чтобы еще раз посмотреть в черный глаз озера. Водная поверхность была спокойна, но в центре ее Невинский вдруг увидел неяркие светлые блики, будто дно было усыпано белыми камешками. Вот тебе и Бездонное! Но тут блики начали перемещаться к берегу, а через минуту и вообще пропали. Главное — на небе все та же плотная облачность, кругом, можно сказать, сумерки и никакого намека на солнечный луч...

Солнце уже цеплялось за вершины гор, когда перед нами открылась широкая долина, рассеченная бурлящим потоком. По склону лепились редкие домишки из камня с многочисленными пристройками, на берегу реки голубело деревянное строение барачного типа.

Сергей выключает двигатель, и наш «Запорожец» скатывается на травянистый берег реки, шум которой сразу оглушает. Через нее на камни брошены две узких, но толстых доски. Они почти касаются пенистых бурунов. Я с опаской смотрю на этот шаткий мостик, догадываясь, что по нему нам предстоит переправить имущество и себя...

Я проснулся от холода. Оранжево светился край палатки, которого касался мой спальный мешок. И хотя вечером, предупрежденный Игорем, я втиснулся в него в теплом свитере, под утро все же замерз...

Вчера мы долго не засиживались — за дорогу здорово устали. Пока мы с Игорем ставили палатку, Сергей, раскочегарив примус, готовил ужин. На грубо сколоченном столе, вкопанном в землю у дома, мы разложили съестные припасы уже в полной темноте. Знакомство с дядей Федором и деловой разговор о походе в горы, к озеру состоялись за ужином. Когда он согласился провести нас к Удзиро Тба, я спросил дядю Федора: видел ли он сам озерное страшилище?

— Нет,— честно признался он.— Правда, год назад рядом охотился Имеда Ликокели, мой знакомый из села Кобуло. Он вот заметил, как у самого берега из воды поднимались пузырьки. Бросил камень — они пропали. Потом вдруг посреди озера запузырилось...

Наконец-то ребята проснулись, и через час мы уже тронулись в путь. Дядя Федор шел впереди, опираясь на большую толстую палку. Крутые склоны и глубокие расщелины приходилось преодолевать не без труда. Останавливались редко, только перевести дыхание — и снова вверх.

Лесистые склоны сменяются поросшими редким кустарником, а выше только альпийские луга. Выходим на ровное плато в зарослях рододендрона. В гуще сочных листьев мелькают белые соцветия.

Ноги путаются в жестких, как стальная проволока, коротких и толстых стеблях. На последнем дыхании карабкаюсь на обрывистый гребень, потом на другой. И тут дядя Федор, отбросив палку, садится на траву.

— Удзиро Тба,— приглушенно бросает он.

В глубокой, с неровными по высоте краями котловине, похожей на жерло давно потухшего вулкана, застыла синяя гладь озера. Никакой ряби, у берегов — ни единого всплеска, словно дно этого кратера залито жидким стеклом. А на вершине, где мы стоим, порывистый сильный ветер рвет полы наших курток.

По правому, поросшему травой, крутому склону в нескольких местах сбегали в озеро ручейки, разрезая зелень оранжево-красными руслами. Очевидно, горные породы содержали много железистых соединений, которые под действием воды окислялись и окрашивали русла ручейков. Словно цветные ленты пересекали они прибрежную гальку и пропадали в воде. Зато на противоположном от нас склоне по неглубокой ложбине тянулся к озеру широкий язык слежавшегося серого снега, из-под которого с журчанием вытекала талая вода. А под нами узкий участок склона осыпался мелким бледно-желтым песком.

Но достаточно было перевести взгляд влево — и целостность горной чаши нарушалась. Там каменистый ее край имел порядочную брешь почти вровень с берегом озера. Оттуда с шумом выливался целый водный поток и пропадал внизу, терялся в зеленых складках.

Я долго смотрел на неподвижную гладь Бездонного озера, которая неуловимо меняла свой цвет — от темно-синего до зеленого. Однако размерами оно не впечатляло — не более 1500 квадратных метров. И никак не отделаться от ощущения, что вода лишь слегка прикрывает дно котловины.

Загребая ногами сыпучий песок, я почти съехал вниз и медленно пошел по берегу. И пусть не сразу, но догадался, почему вода в Удзиро Тба постоянно меняет свой цвет. Озеро сплошь заросло буро-зелеными водорослями, верхние метелочки почти распластались по поверхности и находились в плавном движении. Поэтому и цвет воды на солнце менялся.

— Что, не очень впечатляет? — негромко спросил подошедший Невинский, не отрывая от озера сосредоточенного и задумчивого взгляда.— Внешность бывает обманчива. Об Удзиро Тба я расспрашивал многих местных жителей. И знаешь, что выяснил? Все они утверждают, что уровень воды в Бездонном не меняется. И зимой оно не замерзает. Странно...

Профессор Буачидзе, слушая наш сбивчивый рассказ, молча ходил по кабинету, но вдруг поднял голову и спросил:

— Значит, озеро все в водорослях? Я был на Удзиро Тба в 1980 году и прекрасно помню, что вода в нем чистая...

— Вот-вот, именно! — восклицает Игорь Невинский.— Об этом говорил и сын дяди Федора Зураб — пять лет назад в Бездонном озере не было и намека на водоросли. А в том, что уровень воды в нем постоянен, мы убедились, изучив рельеф берега,— он весь порос травой и лишь у самой воды усыпан галькой.

— Но так странно ведет себя,— продолжал Невинский,— только Бездонное озеро. Соседние с ним наполнены чистой талой водой, которая иной раз переполняет берега, а порой и совсем высыхает от палящего солнца.

— Хорошо,— останавливает его Буачидзе.— Что же вы предприняли дальше? Вот если бы смогли глубину Удзиро Тба измерить...

Его сомнения мне были понятны. В озеро «со странностями», которые, очевидно, и дали пищу для создания легенд о водяном чудовище, надо было еще решиться войти. Дядя Федор, например, даже не спустился к нему, а издали наблюдал за нашими действиями в бинокль. К тому же ледниковая водичка не для купания. И все же мы измерили глубину Бездонного озера в разных его точках и температуру воды, которой потом наполнили колбы, чтобы отдать в лабораторию на анализ. В основном этим занимался Игорь.

— Зря мы, что ли,— с улыбкой взглянул на меня Невинский,— тащили в горы автомобильные камеры и надувной матрац. Получилось превосходное плавучее средство. Но главное — мы впервые проплыли по озеру, в котором, по-моему, ни один человек до сих пор еще ноги не замочил...

Лежа на надувном упругом матраце, я удалялся от берега. Невинский в это время шагал по снежному языку и тянул за собой привязанное крепкой веревкой плавучее средство. Ему надо было перейти на противоположный берег, чтобы вытащить меня на середину озера. И хотя все мы прекрасно понимали, что в нем никаких чудовищ водиться не могло, все же ожидали чего-то неведомо опасного.

— Если что,— строго предупредил меня перед этим Невинский,— дай знать...

Лучше бы он этого не говорил. Одно дело смотреть в воду с берега, и совсем другое, когда эта темная толща перед глазами. И неизвестно, что там, в глубине,— близкое необитаемое дно или бездонная обитаемая пучина. Что, кстати, мне и предстояло установить при помощи глубиномера — двадцатиметровой веревки с привязанным к ней тяжелым камнем... Каждый метр на ней обозначался узлом, так что измерить глубину я мог точно.

Буро-зеленая растительность в воде показалась мне почти одушевленной — она шевелилась и вздрагивала. Водоросли находились под водой в постоянном и непонятном движении. Стебли то вытягивались в одну сторону, скручиваясь в толстые жгуты, словно схваченные глубинным вихревым течением — хотя поверхность озера даже не морщинилась мелкой рябью,— то снова возвращались в прежнее стоячее положение и несколько секунд, распушившись, плавно покачивались.

Но вот плот замер — Игорь устал тащить его и решил сделать передышку,— я вспомнил о своем «глубиномере» и осторожно стал опускать камень в воду, понемногу стравливая веревку. Лежа делать это было неудобно — надо заботиться о равновесии, да и волновался — а если веревки не хватит?..

Камень опустился на дно, когда меж пальцев проскочил шестой узел — шесть метров. Для Бездонного, пожалуй, маловато. Правда, от берега я удалился всего лишь на десяток метров. И тут вдруг заметил пузыри. Они поднимались со дна и лопались впереди меня ближе к центру озера. Сначала в одном, потом в другом месте. Очевидно, именно их и видел знакомый дядя Федора. Подплыв поближе, я почувствовал неприятный гнилостный запах, который у берега совсем не ощущался. Но разве возможно, чтобы в холодной проточной воде «работали» гнилостные бактерии?

Проплыв еще несколько метров, я снова опустил камень в воду, но он ткнулся в дно уже на пятом узле.

Плот пересекал озеро, противоположный берег все приближался, и вдруг бурые заросли исчезли. Произошло это так неожиданно, словно растительность мгновенно растворилась в воде. Сразу обнаружилось ровное темное дно. И тут я, вздрогнув, непроизвольно отшатнулся и вцепился руками в края матраца. Плот закачало, но я ничего не замечал. Подо мной на дне неподвижно лежало толстое, похожее на бревно темно-серое тупорылое тело. К округленному концу его одной лапкой прикрепилась почти разорванная надвое лягушка. Я уже не в силах был отвести от нее взгляда. Меня поразило то, что она не всплывала, словно лягушку кто-то держал. Эта мысль заставила меня обратить пристальное внимание на «бревно». И чем дольше я вглядывался в него, тем становилось очевиднее, что это была каменная глыба, обточенная водой и по форме чем-то напоминавшая странную громадную рыбину. Но почему не всплывала лягушка, что ее удерживало на глубине и кто так жестоко расправился с ней — было непонятно.

Я махнул рукой Невинскому, и он потащил меня вдоль берега. Взяв свой «глубиномер», я бросил его в заросли водорослей, зазмеилась меж пальцев убегающая веревка. Но на этот раз про узлы я совсем забыл, думая совершенно о другом. И когда конец ее выскользнул у меня из рук и резко ушел под воду, я ошеломленно замер. Ведь до самого последнего момента я чувствовал, как веревку тянул камень. Значит, до дна он так и не достал?..

— Любопытно, очень любопытно,— продолжая ходить по кабинету, повторял Гурам Иосифович.— Смотрите, что получается. Вода стекает в озеро ледниковая, совершенно чистая, а оно зарастает водорослями. И это при такой низкой температуре. Я хорошо знаю высокогорные озера в Абхазии, расположенные на высоте три и четыре тысячи метров, и ни в одном нет водорослей. А здесь густая растительность, которая через какой-то период времени исчезает. К тому же летом — засушливое оно или дождливое — уровень воды в Удзиро Тба практически не меняется.

— Мы об это думали,— сказал Невинский.— Есть предположение...

— Уж не на легенде ли основанное? — улыбнулся Буачидзе.

Профессор почти угадал. В Хахмати хевсуры нам рассказали о давнишнем — никто не помнит точно, когда это произошло,— случае.

Недалеко от селения Рошка, несколько домиков которого рассыпались по зеленому склону горы Чаухи, есть озеро Абуделаури с чистой прозрачной водой. Однажды кто-то из местных жителей решил помыть в озере раму от ткацкого станка. И упустил ее, а в скором времени она оказалась на берегу Удзиро Тба...

— И вы предположили, что Абуделаури и Бездонное озеро связаны между собой? — с сомнением покачал головой Буачидзе.— Возможно, на дне Удзиро Тба существуют глубокие воронки и «ходы». Но куда они выводят?

Как только профессор заговорил о воронках, я сразу вспомнил об утонувшей веревке недалеко от странной каменной глыбы. Но рядом с ней я заприметил на дне нарост в виде гриба, очень напоминавший кораллы. Тогда я как-то не придал этому большого значения, но сейчас все выложил Гураму Иосифовичу.

— Кораллы? — Буачидзе посмотрел на меня с нескрываемым удивлением.— Вы не ошиблись? Ведь это говорит о том, что в озере длительное время была совершенно чистая вода, а вокруг стоял тропический климат...— он задумчиво опустил голову.— Но оно требует тщательной и компетентной проверки. Побывать бы на Удзиро Тба специалистам — биологу, карстоведу, географу...

— Посмотрим, что даст анализ воды,— сказал Невинский.— Может, он внесет кое-какую ясность. Но на это уйдет дней десять...

Спустя две недели после того, как я прилетел из Тбилиси, в редакцию пришло письмо.

«Интересующее Вас озеро расположено в центральной части Кавказского хребта в области развития гранитных пород на высоте 2800 метров над уровнем моря. Оно имеет ледниковое происхождение, на что указывает химический состав воды и ее минерализация около 0,15 г/л, а также нейтральная среда (РН =7). Лишь в центре озера взятая проба оказалась чисто содовой (конечно, разбавленной), минерализация выше здесь в 6—7 раз, а среда очень щелочная (РН =12). В озере развита бурная растительность, что нехарактерно для таких типов озер, если учесть температуру воды, которая в середине лета составляла + 3 градуса.

Дальнейшее исследование Удзиро Тба представляет научный интерес как с точки зрения выявления благоприятных условий для развития растений, так и для выяснения источников питания Бездонного озера и возможной связи его с озером Абуделаури путем использования изотопных методов.

Доктор геолого-минералогических наук, профессор Г. И. Буачидзе».

Мне вспомнились прощальные слова Игоря Невинского:

— Ну что, первый шаг к Удзиро Тба сделан? — сказал он и, хитро прищурившись, добавил: — Считай, что следы озерного «возмутителя спокойствия» мы нащупали. А я уверен, что Бездонное озеро хранит в себе еще не одну тайну...

Тбилиси — озеро Удзиро Тба — Москва

А. Глазунов, наш спец. корр.

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4976