И земля вдруг стала прозрачной...

01 августа 1986 года, 00:00

Несколько лет назад четверо ленинградцев получили от руководителей Новгородского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника необычное задание: определить в Новгородском кремле, приблизительно в районе церкви Андрея Стратилата, место, где в 1167 году богатый новгородский купец, послуживший прообразом былинному герою Садко, заложил храм Бориса и Глеба. Этот храм, судя по историческим источникам, размерами своими почти не уступал новгородской Софии.

Новгород. В квадрате раскопа стена XIV века.

Все сотрудники музея собрались посмотреть, как будут работать ленинградцы: геологи А. Олейников (руководитель группы) и Е. Паевская, инженеры И. Минина и Е. Бондаренко.

Каждый из четверых взял в правую руку проволочку, согнутую в форме буквы Г, и двинулся по кремлевскому газону. К северу от церкви Андрея Стратилата в какой-то момент свободный конец проволочки, которую держал Олейников, неожиданно отклонился на девяносто градусов влево; Александр Николаевич тут же остановился и бросил на землю деревянную метку. То же самое исходя из показаний своих проволочек-«приборов», делали и остальные члены группы. Не прошло и получаса, как метки образовали ориентированный в восточном направлении прямоугольник.

Сотрудники музея достали рулетки и взятый из музейного архива план храма Бориса и Глеба, составленный при его раскопках, которые велись в 1940-х годах. Сличили его с тем, что был намечен на траве,— оба плана практически совпали! Так был завершен эксперимент по испытанию в археологии метода обнаружения сохранившихся под землей остатков древних сооружений, пустот с помощью биолокационного эффекта.

Эффект этот известен человечеству около четырех тысяч лет. Наши предки весьма успешно искали с помощью отклоняющего прутика или лозы подземные залежи различных руд и грунтовую воду. С появлением современных научных методов поиска полезных ископаемых лозоискательство, как дедовский анахронизм, было на какое-то время забыто, но подобно тому, как в последнее время при всем колоссальном арсенале современной медицины неуклонно растет популярность древних народных средств, так же и старинный способ распознавания биолокационных аномалий вновь начинает привлекать внимание геологов. Доктор геолого-минералогических наук А. Олейников — активный его сторонник. Он и согласился по просьбе заведующего сектором славяно-финской археологии Ленинградского отделения Института археологии Академии наук СССР доктора исторических наук А. Кирпичникова распространить поисковые эксперименты на археологию.

Прежде чем поставить перед операторами биометода конкретные задачи, новгородские ученые предложили им своеобразный эксперимент-тест с поиском церкви, подтвердивший, как мы видели, надежность метода. После этого ленинградские операторы обнаружили в Новгородском кремле около десяти таящихся под землей объектов — остатки фундаментов древнейших зданий, вход в систему потайных лестниц и переходов в стенах Грановитой палаты. И только после этого приступили к выполнению главной своей задачи в Новгороде — поискам кремлевской оборонительной стены, о которой в летописи под 1331—1334 годами сказано, что «заложи владыка Василий город камен...».

На раскопках в Хутыни. Загадочная каменная ограда.

Годы и годы стена эта не давалась археологам. Вообще с новгородской крепостной стеной много неясного. Достоверно известно, что было их всего три. Первая — деревянно-земляная оборонительная система периода Киевской Руси XI—XII веков. Ее остатки найдены при раскопках под нынешней, третьей, кирпичной стеной периода Московского государства — конец XV века. Эта кирпичная стена повторила своим расположением древнейшую овальную крепость, стоявшую на кромке высящегося над Волховом холма. Что само по себе очень странно, так как к XV веку военная наука шагнула далеко вперед и тогдашнему характеру боя закругленные стены уже не отвечали: для возможности ведения фланкированного огня отрезки стен между башнями — прясла строились в XV веке совершенно прямыми.

Другим, еще более странным обстоятельством было то, что никаких следов второй промежуточной стены периода расцвета Новгородской республики (а летописи эту каменную стену упоминают постоянно) обнаружить не удавалось. Следовательно, в XIV веке строители отошли от трассы ее предшественницы? Скорее всего да. Но где же тогда следует искать этот редчайший памятник древнерусской оборонительной архитектуры? Единственную возможную ниточку давало открытие археолога М. Алешковского — в 1960 году он вскрыл каменную кладку, отходившую от Владимирской башни.

И потому именно в районе Владимирской башни Кирпичников рекомендовал начать поиск стены методом биолокации. Чуткие индикаторы сразу же зафиксировали сильную аномалию, и вскоре от башни вниз по откосу холма потянулись в сторону Волхова две параллельные линии колышков, образуя коридор трехметровой ширины. Когда сделали раскопы, под обозначенным коридором обнаружилась приблизительно трехметровой ширины кладка из розоватого ильменского ракушечника на известковом растворе. Стену раскопали поглубже, и под ней оказался фундамент из огромных валунов. Материал, строительные приемы не оставляли сомнений: XIV век. Сохранилась стена лишь на метр-полтора в высоту, не утратив при этом выразительности своего фасада, а когда-то она возвышалась, по-видимому, на пять-шесть метров, являя собой первоклассное фортификационное сооружение. Более того, как показали дальнейшие раскопки кремлевского холма, стена была абсолютно прямой, с геометрически четкими углами, то есть формой своей она была более совершенной, чем третья стена, построенная полутора веками позже! Вероятно, строители конца XV века поступились новой теорией оборонительного зодчества, предпочитая полностью использовать рельеф местности, будто специально созданный для крепости.

Новгородские строители первой половины XV века. Древнерусская книжная миниатюра.

Вторая стена, однако, подготовила археологам сюрприз. Предполагаемую ее трассу группа операторов продолжила вдоль берега Волхова почти на полкилометра, но раскопки показали, что в шестидесяти метрах от Владимирской башни стена вдруг резко обрывается. Куда она исчезла — пока загадка. Некоторый свет проливают на эту загадку сведения летописи 1437 года, согласно которым как раз в районе обрыва стены в том году «оползла стена детинца и упала стена и колокольница». Что же, вызванный, вероятно, подземными ключами оползень — явление вполне обычное, но как же быть тогда с вводящими в заблуждение показаниями индикатора? Справедливости ради следует сказать, что метод биолокации отнюдь не гарантирован от ошибок. На его показания могут влиять самые различные факторы: подземные коммуникации, кабели, пустоты и множество других помех. «Особенно трудно нам приходится в районах густой городской застройки, где культурные слои перемешаны»,— говорил Александр Николаевич Олейников.

Все это верно, но в данном случае ни о каких помехах говорить не приходится, потому что под колышками лежал чистый нетронутый грунт без каменных вкраплений. По мнению некоторых ученых, объяснить загадку можно, вероятно, лишь вторгнувшись в пока крайне мало изученную сферу природных энергетических полей.

Биоэнергетика попала в поле зрения ученых совсем недавно и, естественно, как всякое новшество встречается с недоверием. Не избежал в свое время скептического отношения к загадочному эффекту и Анатолий Николаевич Кирпичников. Теперь, когда раскопано несколько участков стены, среди археологов, реставраторов, студентов, участвовавших в работах или просто приходивших взглянуть на диковинный метод поиска, сомневающихся кажется, не осталось. Анатолий Николаевич уже и сам уверенно владеет индикатором. Не терпелось взять руки чудо-проволочку и автору эти: строк, тем более что возможность «видеть» сквозь землю — отнюдь не удел людей, наделенных какими-то феноменальными способностям! И вот, следуя наставлениям Кирпичникова, я довольно быстро шагал по склону, зажав в правой руке обыкновенную стеклянную пробирку, в которую свободно опущен короткий, сантиметров десяти, конец проволоки около миллиметра в диаметре, согнутой в форме буквы Г. Длинный конец проволоки параллелен поверхности земли. Стоило мне пересечь условную линию, проходящую через забитые колышки, то есть границу залегания стены, смотревший вперед конец проволоки совершенно неощутимо для меня отклонился на девяносто градусов влево. Когда я поравнялся со второй линией колышков, он так же четко вернулся в прежнее положение.

— Вы можете снова пересечь стену, повернув в обратном направлении,— предложил Анатолий Николаевич.

Я последовал его совету, и результат был тот же: конец проволоки повторил знакомый уже маневр. Я пересекал лежавшую под землей стену несколько раз в разных направлениях: идя вперед, назад, под разным углом к стене, и каждый раз чуткий индикатор, словно флюгер, поворачивался своим длинным концом на линии колышков...

Средневековые лозоходцы Европы. Гравюра из книги Г. Агриколы «О горном деле», 1556 год.

Новгородские летописи, сослужившие свою службу при исследовании кремля, помогли сделать интересные находки и в нескольких километрах от Новгорода — на территории Хутынского монастыря. На этот раз уже совершенно неожиданные. Древняя летопись донесла до нас описание постройки несохранившегося здания, редкого своими деталями: «...А и прежде того была церковь того же святого камена, но не велми высока и кругла яко столп, противу северных дверей (главного храма), и не велика, толко сажени едыны я внутри и со олтарем; на ней же колоколы в верее бывали и прежних лет, но понеже невелики и никоторыя лепоты не имущие».

Ведущий в Хутыни раскопки кандидат искусствоведения Валентин Булкин из Ленинграда предложил определить перспективный район поисков остатков церкви, ориентируясь на указание летописца: «противу северных дверей». Действительно, операторы выявили в одном месте аномалию, но под слоем земли оказался не фундамент здания, а загадочное ограждение, сложенное из крупных булыжников. Судя по изогнутой форме, оно являлось частью какого-то очень древнего круглого или овального сооружения диаметром метров в пятнадцать-двадцать, а выложенная камнями яма внутри этого ограждения представляла, очевидно, жертвенник. Никакого отношения к христианскому храму эти находки иметь, понятно, не могли.

Валентин Александрович Булкин считает, что ограда, занимающая возвышенное место на берегу реки, когда-то окружала либо языческое святилище, либо захоронение. Может быть, истину помогут выявить раскопки находящегося на территории хорошо сохранившегося холма?

Не менее ценными оказались и находки, сделанные в большом монастырском храме XVI века, опять-таки в месте, указанном операторами. Под его полом обнаружены отлично сохранившиеся стена и каменные плиты пола стоявшего на этом месте древнего собора, датируемого согласно летописным источникам 1192 годом.

Будем надеяться, что и в Новгороде — настоящем археологическом заповеднике Древней Руси, и во многих других местах метод биолокации принесет немало открытий.

Новгород

Александр Миловский


Понять язык природы

В ответ на просьбу редакции высказать свое мнение о применении метода биолокации в археологии Н. Сочеванов, кандидат геолого-минералогических наук, председатель межведомственной комиссии по проблемам биолокационного эффекта при Центральном правлении НТО радиотехники, электроники и связи имени А. С. Попова, сообщил: «Применение метода биолокации дало интересные результаты не только в Новгороде. На территории Киевско-Печерской лавры проводила работы по выявлению подземных ходов партия Укрбиолокации Министерства геологии УССР. По данным начальника партии инженера В. Стеценко, пробурено 130 скважин, из которых 103 попали в искомые пустоты. В городе Галич Ивано-Франковской области группа под руководством А. Олейникова вела поиск в районе церкви Спаса, Успенского собора и Мнишского сада. Вот как оценивают результаты работ директор Государственного Эрмитажа академик Б. Пиотровский и начальник архитектурно-археологической экспедиции, доктор Исторических наук П. Раппопорт: «Применение биоэнергетического (биолокационного) метода позволило существенно сократить затраты времени на проведение поисков мест расположения археологических объектов в районе города Галич и доказало достаточно высокую надежность результатов. Использование этого класса методов при поисках, а также для корректировки направления вскрышных работ во время их проведения представляется целесообразным».

Использование биолокации в археологии — совсем недавно возникшее ответвление древнего и широко известного метода лозоискательства. Первое упоминание о нем встречается в старинной рукописи; гравюра, сопровождающая описание, изображает китайского ученого — лозоходца Ю династии Си, искателя рудных и водных жил. В древние века в Китае при выборе места для строительства дома площадь предварительно обследовали с помощью лозы, и дом ставился там, где лоза не отклонялась,— такое место считалось более здоровым для жизни.

Несмотря на свою богатую историю и новые горизонты возможного использования, явление лозоходства, или, говоря современным языком, биолокации,— мало изучено, далеко не до конца понято и потому, естественно, вызывает горячие споры. Некоторые ученые связывали биолокационный эффект с изменением магнитного поля Земли; другие утверждали, что на организм человека действует электростатическое поле Земли. Оригинальное объяснение выдвинул кандидат технических наук А. Охатрин. Он говорит о существовании вокруг всех предметов как живой, так и неживой природы, в том числе и человека, микролептонов, то есть сверхлегких — на несколько порядков меньше массы нейтрино — частиц, которые и являются носителями поля, обусловливающего возникновение биолокационного эффекта.

Ученые продолжают выдвигать новые гипотезы, ставить эксперименты...

Недавно в печати появилось сообщение Ю. Иориша, профессора, доктора технических наук, и Б. Туробова, старшего научного сотрудника,— они предложили объяснение механизма лозоискательства, не выходящее за пределы простых представлений физики, физиологии и психологии. Два явления, по их предположениям, играют существенную роль: идеомоторные движения, которые вызываются бессознательной реакцией на одно лишь мысленное представление о движении, и психологическая установка, иначе — готовность человека к определенной активности. Ученые считают, что «бессознательная реакция на совершенно различные, но вполне реальные физические сигналы, связанные с объектами поиска, и лежит, по-видимому, в основе всех лозоискательских эффектов». И далее: «Человек понимает язык природы. Взаимодействие человека и окружающей среды — вот какой представляется нам главная тема исследований ближайшего будущего».

Н. Сочеванов

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 6278