Топор в скрипичном футляре

01 октября 1986 года, 00:00

Топор в скрипичном футляре

На выезде из Канберры высокий костлявый старик энергичным жестом остановил нашу машину:

— Не на сельскохозяйственную выставку торопитесь?

Получив утвердительный ответ, он молча открыл дверцу и уселся на переднем сиденье. Потом представился:

— Роберт Паркер. Зовите меня Боб. Что собираетесь делать на выставке? Смотреть племенных животных, новые машины? Соревнования стригалей? А как насчет соревнования по разрубке бревен на скорость? Приходилось слышать об этом? Нет? Этот спорт — наследие стародавних австралийских бушменов-лесорубов (Здесь — житель Австралии, проживающий в лесу (буше) или в сельской местности. (Прим. авт.)). Наши фермеры только и делали, что с первых дней жизни на континенте валили деревья. Нужно было расчищать земли под плантации, строить жилища, сараи, загоны для скота... И рассказывают, что первое соревнование по рубке бревен прошло около ста лет назад на Тасмании.

Топор в скрипичном футляре

— На Тасмании? А не в Новом Южном Уэльсе? Там ведь тысячи лесорубов тоже валили деревья.

— Вы правы. В Ма Стейт, Новом Южном Уэльсе, ярра-джеркеры — лесорубы на нашем сленге,— наверное, начали этим заниматься пораньше, чем на Тасмании. Но важно, где первым назвали рубку леса состязанием; помнят и год первого соревнования — 1874-й, и имена зачинателей этого спорта — Смита и Джека Биггса...

Постепенно соревнования,— продолжил свой рассказ Боб,— совершенствовались. Появились определенные стандарты длины и толщины бревен, длины топорищ, их конфигураций... Ввели форму: белые майки и белые брюки, белая спортивная обувь. Начали проводить состязания не только в Австралии, организовали международные. В Новой Зеландии, Канаде и Соединенных Штатах лесоруб — тоже была профессия массовая.

Все это Боб высказал скороговоркой, не дожидаясь вопросов. Замолчал он вместе с мотором — у самой выставки.

— Через сорок две минуты приходите вон туда,— хлопнув дверцей, сказал Паркер и указал на площадку, где бок о бок стояли машины, прицепы и взад-вперед сновали мужчины в белом. За площадкой просматривались завалы рыжеватых бревен.

Выставка встречала посетителей шеренгами новых моделей тракторов, комбайнов, различных машин для обработки почвы. И парадом лошадей, быков, коров, овец, домашней птицы...

Боб появился ровно через сорок две минуты, словно из земли вырос.

— Вы небось думаете: какого черта я привязывался к вам с разговорами? Что за старикан — под восемьдесят, а разглагольствует о борьбе людей с бревнами. Так вот, тридцать лет подряд я был участником таких соревнований. Чемпионом страны, правда, мне стать не удалось ни разу. Но один рекорд штата за мной есть — в соревнованиях на выставке Роял Истер Шоу в Сиднее.

Так вот, есть три вида стандартных соревнований: «валка дерева», «подручный» и «бревно стоймя». Сегодня, правда, будут выполняться лишь два последних упражнения.

— А как подобрать абсолютно одинаковые бревна? По длине, конечно, можно, а вот по диаметру? — перебили мы Боба.— При соревновании на скорость рубки и полсантиметра, наверное, имеют значение?..

— Участники сами отбирают для себя и чурбачки и стволы. Бревна тщательно замеряют, и, если есть необходимость, стесывают лишнее. Таким образом, у всех шансы равны. Кроме того, при разрубе в соревнованиях в этом виде, участник вырубает по краям бревна небольшие площадки шириною двенадцать-пятнадцать сантиметров и становится на эти площадки. А рубить ему надо по центру внизу, ниже ступней своих ног. Участники расчерчивают бревно, проводят мелом центральную линию и наклонные к ней. Таким образом, с обеих сторон бревна наносят по сферическому равнобедренному треугольнику. Словом, стой на бревне врастопырку да долби его посредине.

Топор в скрипичном футляре

...Тем временем спортсмены готовили бревна к соревнованиям, а судьи производили замеры, проверяли прочность креплений. Позиция каждого установленного в станке бревна была обозначена номером.

Мы, как и все зрители, стояли за невысоким, до пояса, барьером. Лесорубы — сильные рослые мужчины — примеривались к бревнам, становились на них, поднимали топоры и плавно опускали. Они еще не рубили, а только прицеливались к линиям, по которым следует нанести первый и, возможно, предрешающий победу или поражение удар. Здесь необходимы расчет и точность удара, определенный наклон топора и максимальная сила.

Но вот закончились подготовительные работы, и лесорубы стали на бревна — всего было их девять. Сигнал—и топоры одновременно пришли в движение.

Мы буквально физически ощущали силу ударов, страшную в сравнении с кажущейся легкостью движений. Удары топора, то звонкие, то гулкие, то чавкающие, то стреляющие, перебивали один другой.

Боб делал замечания:

— Слышите, заглох топор у второго номера, заклинился, а он упустил момент, только момент, чтобы сразу вырвать его из древесной мякоти... И потерял секунду. А слышите, как рубит пятый? У него звонкий и чавкающий звуки перемежаются. Но чаще они чистозвонные. Хорошо! Коли так пойдет дальше — пятый выиграет соревнование! Если только восьмой его не перегонит...

Восьмой в это время стоял согнувшись на бревне и, позволив себе секундную паузу, массировал руки. Топорище стояло торчком.

— Растирает пальцы — судорога от напряжения. Ничего. Через секунду-другую он развернется на сто восемьдесят градусов и будет рубить бревно с другой стороны. Пока он первый в девятке!

Действительно, восьмой уже развернулся и заработал с такой силой, словно и не он, обмякший и обессиленный, только что растирал руки.

Боб насторожился:

— Поглядите-ка на четвертого! Пока мы тут разговариваем, он вырвался вперед...

Четвертый и в самом деле вовсю рубил уже с обратной стороны, и его топор с удивительной быстротой отсекал толстые пласты древесины. Щепа выскакивала из-под топора и, кувыркаясь, ложилась на траву. Еще взмах, еще удар... Последний! Бревно перерублено. Лесоруб спрыгнул на землю... И затанцевал.

Один за другим спортсмены сошли с перерубленных бревен. И тут, что-то буркнув себе под нос, Боб трусцой побежал к судьям. Через несколько минут, возвращаясь, еще на подходе, он громко выкрикнул:

— Этот парень, который перерубил бревно первым, недобрал две секунды до рекорда Нового Южного Уэльса! Восьмой от него отстал тоже на две секунды!

— А кто он, победитель в этой девятке? Настоящий лесоруб?

— Я его лично не знаю,— ответил Боб.— Но, говорят, что бухгалтер фирмы, заготавливающей древесину.

Начались соревнования «бревно стоймя». Тут бревно устанавливают вертикально, на специальной подставке, так что центральная его часть должна находиться на уровне пояса спортсмена...

По команде к установленным торчком бревнам уверенно двинулись семеро молодцов — разного возраста, сильные кряжистые мужчины.

Каждый обхаживал со всех сторон свое бревно — примерялся к нему.

Вот все семеро застыли на своих местах, и... их удары слились в один звук, напоминающий по силе выстрел, когда дерево лопается на свирепом морозе. Тела лесорубов изгибались соответственно ударам, наносимым изо всех сил; ноги то совершали как бы постоянные па, то пускались в переборы, как у боксеров на ринге. Топоры упорно врезались в твердую плоть древесины.

— Кто идет первым?

— Не сказать пока. Иногда до последнего удара не определишь, мало ли какие срывы могут быть. Помните, шел впереди восьмой, а победил четвертый...

Казалось, что топоры застучали все чаще, то и дело слышались как бы всхлипывающие звуки.

— Здесь все участники — свои, канберрские,— заметил Боб.— Сейчас кто-то из них перерубит.

И вот верхняя часть одного из бревен отломилась и покатилась по земле.

Мы захлопали в радости. А победитель тут же пустился в пляс.

— Боб, а что, танцевать обязательно?

— Нет, конечно. Но надо же разрядиться после величайшего напряжения. Думаете, лесоруб тратит меньше энергии, чем штангист, борец или боксер? Столько же, а может, и больше.

...И снова судьи подводили итоги, а Боб вертелся среди них, как свой человек. Возвратившись, он радостно заявил:

— Победитель — стопроцентный ярра-джеркер из Ма Стейт. Он из молодых, я его не знал раньше. На работе действует электропилой, но и топором, как видите, владеет лихо. Только что подтвердил рекорд своего штата, Нового Южного Уэльса. Хороший парень! Ну, что же, пошли, на сегодня все,— как бы сожалея, сказал Боб.

— А можно и нам пройти на площадку для соревнований?

— Со мной можно.

И вскоре Боб представил нам лесорубов и судей.

— Этот парень,— говорил он о мужчине под восемьдесят,— лет двадцать тому назад так махал топором, что участвовал даже в международных соревнованиях. Да как еще! А вот тот, что стоит, скрестив руки, подле главного арбитра,— мой старый друг. Когда-то был рекордсменом Австралии по двум видам. Эй, Стив!

Мощный мужчина средних лет приветливо улыбнулся и с почтением ответил:

— Рад вас видеть, мистер Паркер. Давно не бывали в Канберре?

— С прошлого года. А почему не участвовали сегодня? Вы же король в «бревне стоймя».

— Перетренировался. Плечо не работает...— Как бы в доказательство он поднял левую руку на высоту груди.— Не идет дальше.

— Стив,— сказал Боб,— это ваш ящик? Надеюсь, в нем и топор лежит? С больным плечом, а все же захватили? Может, покажу, как он хранится?

Если бы ящик предназначался для хранения скрипки, изготовленной знаменитым Страдивари, то и он никак не мог быть лучше — из хорошего полированного дерева, обитый внутри мягким материалом. Сам топор покоился еще и в кожаном чехле с эластичной мягкой подложкой, нежно обволакивающей и металлическую часть, и топорище.

Боб открыл чехол, вынул топор. Лезвие его было отточено, словно бритва.

— Если хотите, можете им побриться. Стив это делает каждое утро. Как видите, топор для лесоруба-спортсмена — что любимое дитя, уложенное в колыбельку...

Стив скромно кивнул.

— Привык к топору. Иначе и бриться-то не умею. Да и остроту лезвия так проверяю.

— Помнишь Джека О'Тули? — спросил Боб.— Двадцать четыре раза первенствовал! Так вот, он первую бритву себе купил, когда вышел из игры и подарил топор зятю.

— А Эмос Мюрелл? — басом вторил Стив.— Соревновался пятьдесят лет и лишь в семьдесят сел на скамью зрителей. И отпустил бороду.

Боб обернулся к нам:

— Завтра будьте здесь к одиннадцати,— сказал он.— Соревнования продолжаются.

Представьте себе обтесанный, как телеграфный столб, ствол эвкалипта высотой метров в семь, стоящий вертикально. В этом столбе вырубают на разных высотах три гнезда, разнесенных на сто двадцать градусов по отношению друг к другу. В каждое из них вставляют толстые опорные доски. На доске шириной в двадцать сантиметров и стоит спортсмен.

Первая группа начинает рубить ствол, стоя на верхней опоре, затем вторая — на средней, третья — на нижней. Лесоруб забирается на опору, помогая себе топором: всаживает его в ствол и подтягивается. Есть сто причин, чтобы упасть во время этих соревнований. Представьте: вы на высоте четырех метров с силой рубите топором твердую эвкалиптовую плоть. Очень торопитесь! Хотите быть первым! И все это время нужно сохранять равновесие. Утратили внимание — и...

«Валка дерева» — очень впечатляющий вид состязаний.

Владимир и Марина Кудиновы

Канберра — Москва

Ключевые слова: соревнования
Просмотров: 7853