Хал Чёп

01 марта 1986 года, 00:00

Т. Батыркулов

Слово «хал» в переводе с киргизского означает «родинка», «чёп» — «трава», «хал чёп»— значит «трава для родинки».

Эта трава растет на высокогорных пастбищах. Она низкорослая, кустовая — от одного корня вырастает несколько десятков стебельков. Весной, когда животноводы пригоняют свои отары на горные пастбища, хал чёп раскрывает свои первые беленькие цветочки.

Девушки и молодые жены чабанов всегда рады им... Утром, подоив коров, женщины гонят стадо на пастбище подальше от стоянки. А возвращаются, будто побывали в салоне красоты, — в приподнятом настроении, с привлекательными родинками на щеках.

Чтобы сделать родинку, нужно только выдернуть один цветочек на стебельке и надавить на его сердцевину. Сразу выделяется капелька синеватой жидкости — ее вполне достаточно, чтобы нарисовать родинку. Жидкость моментально высыхает и принимает бархатно-черный цвет.

Киргизские женщины с древних времен делали на лице искусственные круглые родинки или чуть-чуть продолговатые надрезы. Делали их еще в девичьем возрасте, с помощью иглы. Родинок ставили всего две-три. Только очень модные девушки украшали лицо четырьмя-пятью точками.

Фотографию я сделал на одном из высокогорных пастбищ. В руках у девушек трава хал чёп.

Т. Батыркулов

Дары «царицы»

«Царица оазиса купает свои ноги в воде, а прекрасную голову в огне солнца» — так арабы издавна отзываются о финиковой пальме.

Кто впервые окультурил это удивительное растение, ставшее символом жизни для миллионов людей, живущих в пустынях от Марокко до Персидского залива? Неизвестно.

Но факт остается фактом — в диком виде финиковая пальма не найдена, а плоды ее культурного потомка встречаются в гробницах уже с IV тысячелетия до нашей эры.

Конечно, современная жизнь вносит коррективы в отношения человека с природой. Нынешний ливийский крестьянин уже не зависит целиком и полностью от «царицы оазиса». Он не строит, как его прадед, дома из пальмовой древесины, не плетет себе циновки и шляпы из черенков широких листьев. Но почтительное отношение к финиковому дереву у него, что называется, в крови.

...Конец августа. Сорок градусов в тени. На четырех миллионах пальм, растущих по всей стране, созревают финики. Вечерами, когда жара спадает, происходит массовый сбор урожая.

Вооружившись канатом покрепче, сборщик привязывает себя к стволу, оставляя между собой и пальмой зазор. В последний раз пробует канат на прочность — не оборвется ли? И в путь! Прижавшись к дереву, забрасывает канат как можно выше. Потом упирается ногами в основание ствола, откидывается назад и давай потихоньку семенить вверх. Поднялся на полметра и снова забросил канат вверх. А ноги в это время крепко сжимают шершавый ствол.

Вот они, финики! Мясистые, янтарно-охряные плоды. Крестьянин бережно сложит их в отдельную корзину и отвезет на рынок. Себе же оставит сухие, так называемые «хлебные» финики. Они высохли и засахарились еще на дереве. Настоящие природные консервы! Свои великолепные вкусовые качества и высокую питательность они сохранят в течение всего года.

Десятки разнообразных блюд из фиников знает ливийская кухня. Растертые в муку, они пойдут на лепешки и хлеб. Отжатый из свежих плодов сок превратится во вкусный, полезный напиток. Ну а размолотые косточки пойдут верблюдам...

О. Назаров

Просмотров: 4794