В поисках Атлантиды

01 июня 1985 года, 00:00

 

Продолжение. Начало см. в № 5.

И еще. С того момента, как мы открыли «подводную стену керамики» у Псиры, мысль об опустошительном цунами, которое могло уничтожить минойскую цивилизацию, приняла у меня форму подлинного наваждения. Что, если, как предполагают многие археологи, Атлантида никогда не существовала в Атлантическом океане, а располагалась в Средиземном море? Подобная идея ничем не хуже других. Кроме того, у нас есть неоспоримое преимущество — мы исследуем Восточное Средиземноморье и можем попытаться своими силами проверить аргументацию «средиземноморской» гипотезы... Не думаю, что нам удастся окончательно решить вопрос Атлантиды, да и кто всерьез может претендовать на это? Но я надеюсь продвинуться в том или ином направлении.

Загадка бухты Сен-Жорж

Я увлекаю Альбера Фалько, Бернара Делемотта и Ивана Джаколетто в экскурсию над заинтересовавшим нас подводным выступом в бухте Сен-Жорж. Мы наконец получили разрешение на раскопки.

Мы медленно плывем над подводным выступом и понимаем, что это не природное образование. Каково же назначение огромной искусственной насыпи, находящейся всего в пяти метрах от поверхности и возвышающейся над дном бухты, чья глубина достигает 20 метров? В определенную историческую эпоху, когда уровень Средиземного моря (как, впрочем, и других морей) был примерно на пять метров ниже, чем у современного океана, это сооружение выступало над водой. Когда мы добираемся до широкой платформы, которая связывает сооружение с береговой структурой, все становится ясно.

...Мы стоим на большом закругленном молу крупного порта. Гавань кишит ширококорпусными торговыми судами, которые принадлежат доброй дюжине наций — критянам, египтянам, финикийцам, микенцам, троянцам... Видны даже боевые корабли — у них вытянутые формы, а форштевень усилен бронзой. По мокрым набережным бродят матросы, пассажиры, грузчики. Македонцы, сирийцы, сицилийцы, египтяне, карфагеняне, критяне, афиняне торгуются, беседуют. У каждой группки свой язык, а между собой они изъясняются на своего рода эллинском «пиджине» из нескольких десятков слов, которые все понимают... Склады (вдоль их развалин мы сейчас идем) забиты тюками со щетиной, рулонами шерсти, тканями, ящиками с инструментом, оружием, рядами амфор с маслом, вином, зерном, солониной, плодами, пряностями, душистыми травами... Мы совершаем прогулку по громадному торговому центру античного мира!

Неподалеку поднимает паруса и готовится к выходу в море корабль. Куда он возьмет курс? На Александрию, Тир или Фокею (Марсель)? Вокруг причалов высятся дома богатого могущественного города, чьи внушительные крепостные стены не по зубам пиратам...

Я обрываю свой сон наяву... Чтобы проверить эту версию, надо удалить осадки и посмотреть, что они скрывают.

Сто квадратных метров, на которых будет «пастись» наш отсос, выбраны там, где, как я думаю, располагались доки античного порта. Машина примется за работу и с безразличием выплюнет все, что лежит на дне. Ведь если в гавани и есть что-нибудь стоящее, то оно обязательно сохранилось на складах. Нам придется «перелопатить» с помощью отсоса 4000 кубических метров грунта. Боюсь, что такая задача не по силам машине и людям.

— Я не знаю ничего более утомительного, чем археологические работы, проводимые по «всем правилам»,— жалуется Бернар Делемотт,— особенно если их приходится выполнять на глубине 10—12 метров под водой. Когда занимаешься раскопками каждодневно, эта работа и на суше не вызывает особого восторга, но на воздухе можно хотя бы перекинуться шуткой с коллегами, вместе помозговать над трудной проблемой, неустанно просеивая сквозь сито песок и ожидая Открытия, которое заставит все начать с нуля... Попробуйте-ка пошутить, изъясняясь жестами и ощущая на макушке тяжесть Эгейского моря, на носу — стеклянную маску, а во рту — мундштук трубки, по которой поступает воздух... А нам приходится проводить на дне от трех до пяти часов в день!

Отсос работает безупречно, этого у него не отнимешь. Но из-за него мы передвигаемся в густом тумане взвешенных частиц, а это не делает наше пребывание здесь более приятным. К тому же весенняя вода еще недостаточно прогрелась: скорее наоборот, а самый глубокий слой и есть самый холодный — менее 14°С.

Коллекция предметов, которые высвобождаются одновременно из осадков и плена времени, быстро растет. Самые мелкие попадают в фильтровальную корзину отсоса. Их тут же регистрируют и сортируют доктор Критзас и его ассистенты. Большие предметы остаются на дне до тех пор, пока их не сфотографируют, не зарисуют и не снабдят этикеткой.

В поисках Атлантиды

Неделя за неделей, час за часом окутанная облаками грязи траншея в отложениях у бухты Сен-Жорж становится все глубже.

Люди, утонувшие в слое густого жидкого ила, встают на ноги, чтобы узнать, как глубоко они зарылись, и создается впечатление, что они привстали «глотнуть свежего воздуха» в слое чистой воды... Когда отсос засоряется, приходится прочищать его ершом.

На каждом уровне ныряльщики повторяют одну и ту же монотонную процедуру — запись координат, регистрация, фотографирование, зарисовка... Только после этого они могут получить физическое удовольствие пощупать найденные предметы, с тысячами предосторожностей высвободить их из панциря осадков и положить в корзину. Курс — поверхность.

Амфоры, сосуды, кружки, чашки, горшки, обломки, разбитые предметы выстраиваются в живописную кухонную батарею, которую доктор Критзас постепенно разбирает по эпохам и стилям.

Проходят дни, и вот мы уже заканчиваем работы в глубинах бухты Сен-Жорж. Команда ныряльщиков сделала очень много. Пройдя два с половиной метра осадков (один за другим: слой песка, слой мелкого гравия, слой густого ила и еще один слой песка), они натолкнулись на непроходимое скалистое основание. Поднято пятьсот тридцать четыре крупных предмета, в частности, триста тридцать керамических сосудов турецкого и византийского происхождения, более сотни венецианских изделий, римские и родосские амфоры, восемь великолепных амфор классического греческого периода (на них сохранился слой лака и украшения) и тридцать предметов, испещренных надписями, которые доктор Критзас и его ассистенты тщательно скопировали.

Но сокровище из сокровищ лежало чуть ли не на самом скальном грунте. Оно состояло из десяти простеньких чашек и кубков минойского периода. Кто-то может сказать: «Мало»,— но ведь в те отдаленные времена люди мало производили. И с большой неохотой расставались со своим добром, чем радикально отличались от последующих цивилизаций, которые научились бездумно сорить богатствами.

Эти десять «пустяковых» чашек без единого украшения свидетельствуют, что минойский Крит в свое время властвовал над Восточным Средиземноморьем, и его могущество (мирное и торговое) во многом зависело от Дии... Пока мы сворачиваем лагерь на острове, я бросаю последний взгляд на бесплодный клочок суши, некогда покрытый зелеными лесами. Трудно поверить, что в его разорении повинен только человек. Я вспоминаю легенду о внезапной гибели Атлантиды. Каменные блоки на дне бухт; затонувшие суда у островов Докос, Дия и Псира; исчезнувшие под водой порты — все это заставляет думать о чудовищном катаклизме, погубившем минойскую цивилизацию. И мне становится все яснее, что именно Крит и был той землей, которая, по словам Платона, ушла под воду...

Если эту гипотезу принимать всерьез, то ключ к разгадке надо искать на острове Тира (Санторин), где в XV веке до нашей эры (именно тогда внезапно угасла критская культура бронзового века) проснулся вулкан и обрушил на землю и море невероятное количество пепла. Затем он взорвался. То был крупнейший взрыв, потрясший Землю в доисторические времена. Он породил в Эгейском море цунами высотой около ста метров.

Атлантида от Атлантики до Урала

Весь миф об Атлантиде изложен Платоном в параграфах 20d—26е «Тимея» и 108d—121с «Крития». Платон вещает устами Крития.

В «Тимее» Критий рассказывает Сократу «сказание хоть весьма странное, но, безусловно, правдивое», которое слышал от Солона («мудрейшего из семи мудрецов» и законодателя Афин) дед рассказчика, тоже по имени Критий. Солон некогда совершил путешествие в Египет, в город Саис. Египетский жрец поведал ему, будто бы перед проливом, что эллины именовали Геракловыми столпами (Гибралтар), «девять тысяч лет тому назад» лежал остров, который «превышал своими размерами Ливию и Азию вместе взятые». Этот остров был не единственным в Атлантическом море, охваченном столь большой землей, что «весь противолежащий материк... и впрямь заслуживает такое название».

Власть царей Атлантиды простиралась не только на многие острова и часть материка, но также на Ливию, Египет и Европу «вплоть до Тиррении».

«Но позднее, когда пришел срок для невиданных землетрясений и наводнений, за одни ужасные сутки... Атлантида исчезла, погрузившись в пучину. После этого море в тех местах стало вплоть до сего дня несудоходным и недоступным по причине обмеления, вызванного громадным количеством ила, который оставил после себя осевший остров».

Отрывок, посвященный Атлантиде в «Тимее», кончается вышеприведенными словами. Разговор продолжается в «Критий», где в процессе диалога Критий развивает сказание, приводя многие подробности. Некогда, сообщает он, боги поделили между собой Землю — «все страны земли. Сделали они это без распрей...».

Атлантида досталась Посейдону: «...на равном расстоянии от берегов и в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях от ее краев, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведенных там на свет землею, по имени Эвенор, и с ним жена Левкиппа, их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец ее скончались, Посейдон... соединяется с ней; тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами (земляных было два, а водных — три) большей или меньшей величины, проведенными на равном расстоянии от центра острова словно бы циркулем. Это заграждение было для людей непреодолимым...»

Посейдон источил из земли два родника — один теплый, а другой холодный — и заставил землю давать разнообразную и достаточную для жизни снедь. Клейто произвела на свет пять пар двойняшек мужского пола. Посейдон поделил весь остров на десять частей и раздал их детям. Его первенец по имени Атлант стал царем. От него и остров назван Атлантидой. Род Атланта сохранял власть из поколения в поколение и скопил несметные богатства.

Остров Атлантида, покрытый изобильными лесами, доставлял все, что нужно для прокормления домашних и диких животных. «Даже слонов на острове водилось великое множество...» Люди не переставали украшать его. Царский дворец они выстроили там, «где стояло обиталище бога и их предков». «От моря они провели канал в три плетра шириной и сто футов глубиной, а в длину на пятьдесят стадиев вплоть до крайнего из водных колец — так они создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов.

(...) Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадия, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине». Остров, на котором стоял дворец, имел пять стадиев в диаметре. «Цари обвели этот остров со всех сторон, а также земляные кольца и мост (...) круговыми каменными стенами, и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота. Камень белого, черного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец. (...) Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть; а также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде; стену внутреннего вала покрыли литьем из олова, а стену самого акрополя — орихалком, испускавшим огнистое блистание».

Пока атланты жили добродетельно, согласно законам и «в дружбе со сродным им божественным началом», они были счастливы. Но когда ослабла унаследованная от бога доля и возобладал человеческий нрав, они оказались не в состоянии выносить свое богатство, утратили благопристойность, променяли умеренность на скупость, красоту на уродство, добро на зло.

«И вот Зевс, бог богов, блюдущий законы... помыслил о славном роде, впавшем в столь жалкую развращенность, и решил наложить на него кару, дабы он, отрезвев от беды, научился благообразию. Поэтому он созвал всех богов в славнейшую из своих обителей, утвержденную в средоточии мира, из которой можно лицезреть все причастное рождению, и обратился к собравшимся с такими словами...»

Здесь рукопись Платона обрывается. Впрочем, как мы знаем из начала диалога и «Тимея», кара Зевса заключалась в том, что, во-первых, войско атлантов было разбито афинянами; а во-вторых, Атлантида целиком ушла под воду... Зевс не скупился на наказания, когда хотел сделать людей «более умеренными и мудрыми».

В творчестве Платона история Атлантиды занимает совсем мало места: два-три параграфа в «Тимее», несколько страниц в «Критии». Правда, автор не закончил это произведение.

В поисках Атлантиды

Но ни один миф не сможет сравниться с легендой об Атлантиде — и по универсальности, и по постоянству успеха. Волшебная страна атлантов завладела воображением даже современников Платона. Миф не утратил своей притягательной силы и по сей день. Прав тот, кто с иронией говорит, что если бы сложить в одну груду все написанное об Атлантиде, то появится необычный памятник человеческому легковерию и воображению...

Атлантида не укладывается в рамки одной-единственной концепции: их десятки, сотни, тысячи, и каждая из них наполнена смыслом, каждая из них тесно переплетается с остальными. Но какую бы теорию мы ни взяли за основу, проверить ее невозможно. Мне кажется, в глубинах морей никогда не найдут города с медными, оловянными и орихалковыми покрытиями стен. Ни те, кто верит Платону, ни те, кто считает, что он придумал эту версию, не смогут раз и навсегда доказать, что справедлива именно их позиция.

Если исходить только из текстов Платона, а в них нет и доли той точности, которую можно было бы ожидать от математика, существование Атлантиды весьма сомнительно. Миф не имеет материальных корней в устных и письменных преданиях эллинов, как, например, Троянская война. Если упомянутые Критием события действительно произошли, то они разворачивались в столь далекие времена, что воспоминания о них не сохранились в коллективной памяти народа. Кроме того, изобилие трактовок текста Платона, начиная с античности до наших дней, вводит в заблуждение любого исследователя, готового к непредвзятому суждению. Поскольку Атлантиду помещали куда угодно — от Мексики до Цейлона и от Исландии до Черной Африки,— то возникло море информации, и отделить правду от вымысла почти невозможно...

Существует четыре подхода к платоновским текстам. Первый — принять его слова буквально: поглощенная Атлантида покоится на дне Атлантики — «по ту сторону Геракловых столпов».

Второй подход — допустить существование Атлантиды в ином месте, а не в Атлантике: количество гипотез такого рода не поддается исчислению.

Третий подход — рассказ Платона есть компиляция египетских легенд и тесно переплетенных исторических фактов, относящихся к разным странам и эпохам. Такая точка зрения вовсе не позволяет выработать подходящую рабочую гипотезу.

Четвертый подход — отношение к Атлантиде, совпадающее с мнением ученика Платона Аристотеля. Точнее, скептицизм. Аристотель был уверен, что глава Академии выдумал миф об Атлантиде, дабы изложить свои философские, политические и моральные взгляды. Скептицизм Аристотеля покоится на солидных аргументах. Многие специалисты разделяли и до сих пор разделяют его взгляды. Почему Платон был единственным писателем античности, который знал об исчезнувшем материке по ту сторону Гибралтара? Ни в одном тексте, предшествующем «Тимею» и «Критию», нет ни единого упоминания о нем (Это не совсем верно. «Рассказ путешественника, потерпевшего кораблекрушение», который относится к периоду Среднего царства (2000—1750 гг. до нашей эры), излагает историю о том, как из-за ужасной бури терпит крушение корабль; спасаются несколько человек, они добрались до берега острова, населенного драконами с голубыми ресницами. На острове в изобилии росли фрукты, воздух его был наполнен всеми ароматами земли, и жизнь там была счастливой. Перед тем как отпустить потерпевших кораблекрушение восвояси, царь драконов сообщил герою: «Ты больше никогда не увидишь этого острова, ибо он скоро погрузится в пучину». Папирус с этим текстом хранится в одном из музеев Ленинграда.— Прим. пер.).

К тому же, если Платон узнал о существовании страны атлантов во время своего пребывания в Египте (хотя он ссылается на путешествие Солона), то наверняка он привел бы куда больше подробностей. Платон провел на берегах Нила тринадцать лет, но так и не уточнил у жрецов неясных деталей.

Философ почти не сообщает об источниках сведений об Атлантиде. Все, что мы знаем, кроме текста (в нем Критии пересказывает историю якобы со слов своего деда), сообщено одним из учеников платоновской Академии по имени Посидоний... По его словам, Платон однажды произнес по поводу Атлантиды такую загадочную фразу: «Возможно, эта история не была придумана». Вот и толкуй, как хочешь...

В период античности и вплоть до эры Великих географических открытий никто и никогда не сомневался, что Атлантида лежала там, куда ее поместил Платон,— где-то в Атлантике. Маркел в одной из глав «Эфиопики» говорит: «...жители островов сохранили воспоминания их предков об Атлантическом острове, который там существовал и был действительно необыкновенно большим; в течение долгого времени он главенствовал над всеми островами Атлантического моря и сам был равным образом посвящен Посейдону». Географ Страбон: «История об острове Атлантида, возможно, не является выдумкой».

Конечно, систематическое исследование океанов, которое началось со времен Великих географических открытий, заставило ученых вернуться к вопросу об Атлантиде. Вполне естественно, что в начальный период завоевания Америки Атлантиду отождествляли с Новым Светом. Франческо Лопес де Гомара выступал в защиту этого тезиса еще в 1533 году, а несколько позже сэр Фрэнсис Бэкон в своей знаменитой утопии «Новая Атлантида» выдвинул ту же гипотезу. Испанский путешественник Овиедо считал, что остров царя Атланта располагался во владениях амазонок, другими словами — в Бразилии. Однако уже тогда появились возражения: ведь Платон описывал Атлантиду как остров, лежавший перед громадным материком, который мог означать Америку (Как Платон догадался о существовании большой суши по ту сторону Атлантики? Может, он ее придумал и случайно оказался прав? Или он знал о ней по слухам? Сегодня известно, что Америка была открыта задолго до Колумба. Может быть, ее открыли египтяне? Эту гипотезу поддерживали многие ученые, в частности Тур Хейердал, который совершил путешествие на папирусном судне, пытаясь доказать, что из долины Нила в Новый Свет могли приплыть и древние люди. — Прим. ред.). Сомнения мучили всех.

Загадка Атлантиды всегда интересовала ученых, и они пытались найти ее рациональное решение. В XVI веке французский натуралист Питтон де Турнефор, опираясь на тексты Диодора Сицилийского, предположил, что в самом начале Понт Эвксинский (Черное море) не имел сообщения со Средиземным морем. Питаясь водами великих рек, текущих с севера, море заполнилось, прорвало естественные преграды и образовало проливы Босфор и Дарданеллы. Воды Черного моря ринулись в Средиземное море; поднялась гигантская волна, которая пронеслась до Гибралтара, вышла в Атлантику и затопила находившуюся напротив пролива Атлантиду...

В XVIII веке — новая мода: Атлантиду стали размещать в северных районах. Французский писатель Фабр д'Оливе утверждал, что атланты были северянами или борейцами и боролись с южанами или пеласгами. Позже, когда на острове Гельголанд были найдены остатки античного поселения, некоторые немецкие ученые, и прежде всего Юрген Шпанут, стали доказывать, что следы величественной цивилизации царя Атланта нужно искать только в Балтике и нигде более. По мнению Шпанута, возможной причиной исчезновения Атлантиды было падение кометы Фаэтон в устье реки Одер.

Доктор Ф. Гидон встал во главе сторонников ирландского происхождения Атлантиды. По его мнению, в бронзовом веке суша, которая лежала между Ирландией и Бретанью, опустилась под воду, отделив Англию от континента. Об этой катастрофе якобы свидетельствуют многочисленные затопленные мегалиты вдоль побережья Вандеи, Бретани, Корнуолла, Уэльса и Ирландии.

Кое-кто считал, что таинственный исчезнувший материк находился в районе Исландии или Гренландии. По мнению Д. Дювилле, Атлантида была удлиненным полуостровом Гиперборейского континента, который позволял посуху пройти из Северной Америки в Европу. Некоторые писатели отождествляли Атлантиду с Данией...

Предлагались не только европейские или североатлантические варианты. По мнению французского географа Филиппа Буашу (1700—1773), материк-призрак покоится на дне океана где-то между мысом Доброй Надежды и Бразилией. А Жан-Сильвен Байи (Письма об Атлантиде, 1779) утверждал, что поглощенный водами материк надо искать... в Монголии. В XIX веке французский натуралист Пьер-Андре Латрей «отправил» могущественную державу царя Атланта в Персию. Шотландский геолог Джон Мак-Куллох возвращается в Новый Свет: он полагает, что исчезнувший континент, вернее его остатки,— Антильские острова. Американец Де Поу не согласен: Атлантида, заявляет он, это Северная Америка, которую океанские воды то поглощали, то возвращали назад...

Ну а если верить немцу X. Шультену (1922), все, о чем говорилось выше, не имеет никакого смысла, поскольку метрополия Атлантиды, о которой писал Платон,— это легендарный город Тартесс в устье реки Гвадалквивир, к северу от испанского города Кадиса. Шультену возражали, что Тартесс был разрушен карфагенянами, а не морем. Но в 1973 году неподалеку от Кадиса на глубине тридцати метров в эстуарии реки были обнаружены остатки древнего города, поглощенного морем...

Немец Лео Фробениус предлагает искать Атлантиду в Африке, но дальше к югу, в пределах древнего королевства Бенин. В апогее своей славы, говорит Фробениус, цивилизация атлантов простирала свою власть от Мавритании до Анголы. Классическими стали и многочисленные работы, авторы которых искали платоновский материк в Магрибе и Сахаре. В конце XIX века французский географ Этьен Берлю поместил Атлантиду в район Атласских гор в Марокко. Он исходил в своей трактовке из некоторых древних текстов, принадлежавших, в частности, перу Геродота (по мнению последнего, народ атлантов живет в Атласских горах с незапамятных времен) и Плиния Старшего (этот считал, что атланты, возраст культуры которых насчитывал несколько тысячелетий, просто-напросто выродились).

Во время археологических раскопок в Хоггаре в тридцатых годах нашего столетия была найдена гробница царицы Тин Хинан, якобы последней властительницы атлантов. Более поздние исследования в Тассили доказали, что в период бронзового века Сахара еще не стала пустыней: некоторые авторы воспользовались этим открытием и выдвинули гипотезу, будто сахарский бассейн, некогда имевший свое внутреннее море, был внезапно опустошен землетрясением, а исчезновение цивилизации, которая «питалась» этой водой, породило легенду об Атлантиде. Справедливости ради скажем, что еще в 1803 году Ж.-Б. Бори де Сен-Венсан сформулировал сходную гипотезу: Атлантида находилась в океане, в районе Канарских или Азорских островов, и была затоплена внезапным излиянием внутреннего североафриканского озера.

И наконец немец П. Борхард отождествил Атлантиду с Сахарой. По его версии, берберы, чье происхождение до сих пор неясно,— это потомки уцелевших после катаклизма атлантов.

Если подойти ко всем идеям с должной строгостью, то самыми логичными выглядят те, которые помещают Атлантиду в центре Атлантического океана. Большинство комментаторов, от древних до современных (среди них отец Кирхер в XVII веке и Бюффон в XVIII веке), были уверены, что Атлантида находилась в треугольнике, образованном Азорскими островами, Канарскими островами и Мадейрой. И именно эти клочки суши остались на поверхности после затопления материка.

Когда испанцы открыли Канарские острова (1402 г.), они встретили белокожих людей — гуанчей (кстати, завоеватели их вскоре истребили). Жившие в условиях почти первобытного строя, гуанчи, похоже, были наследниками какой-то неведомой цивилизации, поскольку имели довольно развитые ремесла и сложную систему верований. По языку и социальной организации они напоминали египтян. Либо они прибыли с берегов Нила на судах, сумев доплыть до Лансароте и прочих Канарских островов; либо, как утверждают некоторые авторы, египтяне были наследниками, а гуанчи — потомками атлантов. Это последнее предположение довольно правдоподобно, ведь гуанчи, по сохранившимся сведениям, владели техникой строительства судов. Однако гипотезе о гибели материка несколько тысячелетий назад противоречат геологические данные: Канарские острова в своем современном виде сформировались примерно пятнадцать миллионов лет назад.

Многие народы, живущие по берегам Северной Атлантики, исповедуют странные культы и придерживаются традиций, которые говорят в пользу теории атлантической Атлантиды. Одна из легенд племени сиу (штат Дакота) повествует, что их предки, как и предки остальных индейцев, пришли с острова, «лежащего в стороне восходящего солнца». В Ушмале (Юкатан) сохранился храм майя, надписи в котором восхваляют «восточные земли, откуда мы пришли». Ацтеки помнили о «священном острове на востоке», о «земле солнца», которую они называли Ацтлан и где царил великий бог, белокожий и бородатый Кетцалькоатль (подданные Монтесумы ожидали его прихода: всем известно, насколько эти верования облегчили покорение Центральной Америки Эрнану Кортесу и кучке конкистадоров). Народность нахуа называет своей родиной страну Нооатлан («земля среди вод») и уверяет, что громадная суша к востоку от Америки была некогда уничтожена «яростью огня и моря».

Сторонники атлантической Атлантиды имеют в своем распоряжении широкий набор аргументов — мы приведем их здесь в виде ряда вопросов.

Почему слово «бог» на баскском языке звучит «Инка», а в мифологии кечуа так величают сына солнца и его представителя на земле? Почему бог-солнце египтян, перуанцев и жителей острова Пасхи носит имя Ра? Почему для всех околоатлантических цивилизаций характерно наличие вертикально поставленных камней, мегалитов и пирамид? Почему вокруг Атлантики существует много названий с одним и тем же корнем: гора Атлас в Марокко, город Атлан на американском побережье, местность Ацтлан в Центральной Америке, древний народ атлантов в Северо-Западной Африке, и почему именно титан Атлант держит на себе всю Землю?

Для рационально мыслящего человека подобное перечисление сходных черт разных культур само по себе никак не может служить доказательством их общего происхождения. Количество типов поведения и изобретений человека ограниченно. Языковые формы не бесконечны. Мифы, которые позволяют человеку ответить на непонятные тайны природы, естественно, имеют сходные черты. Символическое или религиозное использование мегалитов совершенно очевидно. Пирамида имеет наиболее экономный объем, и именно эту геометрическую фигуру выбирает зодчий, если ему надо возвести сооружение максимальной высоты из камня без применения цемента... Все человечество принадлежит к одному виду: человеческий мозг каждого индивидуума любой расы работает по одним и тем же фундаментальным законам. Все люди получили в наследство определенное количество схем социального поведения, чем объясняется появление сходных обычаев.

Удивительное животное осьминог — постоянный сюжет орнаментальной живописи жителей древнего Средиземноморья.Если сторонники Атлантиды, покоящейся на дне Атлантического океана, хотят, чтобы им поверили, они должны представить иные доказательства в подкрепление к доказательствам «культурным». И они не преминули их найти.

Некоторые из них выдвинули такой аргумент: «огромное количество ила», которое, по словам Платона, теперь покрывает исчезнувший материк, наводит на мысль о Саргассовом море, море плавающих водорослей. Увы, здесь очень большие глубины — около 5000 метров.

Другие авторы ссылаются на ледниковые периоды. Атлантида, утверждают они, оказалась на поверхности во время последнего ледникового периода, когда уровень Мирового океана был на несколько десятков метров ниже современного уровня. Во время таяния полярных шапок она была снова поглощена океаном, и случилось это за девять тысяч лет до нашей эры, что подтверждает платоновскую дату катастрофы. Отрицать нельзя, аргумент весомый. Но поглощение материка морем происходило бы в этом случае медленно, а не в двадцать четыре часа, как записано в «Тимее» и «Критии». К тому же эта гипотеза не указывает, где находилась Атлантида.

Более убедительной выглядит гипотеза, основанная на миграции угрей. Эти змееподобные рыбы сплываются из разных мест и завершают цикл воспроизводства в глубоких водах Саргассова моря. Именно там на свет появляется их потомство. Мальки направляются в континентальные реки (Европы или Америки, в зависимости от места обитания их родителей), находят их, руководствуясь удивительным чувством ориентации, и там превращаются во взрослых рыб. Для объяснения причин этого длительного путешествия было выдвинуто предположение, что некогда на месте Саргассова моря простиралась Атлантида и угри плодили потомство в огромном болоте. Сменилось множество их поколений, но привычка осталась. Примерно так же рассуждают и те, кто считает, что перелетные птицы на своем пути из Европы в Южную Америку несколько суток кружат над определенной частью Атлантического океана, как бы в поисках суши, исчезнувшей в пучине вод.

В поисках Атлантиды

Биологи предлагают свое объяснение такому поведению, отнюдь не прибегая к гипотезе о существовании Атлантиды. Они связывают странные привычки и удивительные путешествия рыб и птиц с дрейфом континентов. Поскольку Америка и Еврафрика постепенно отдаляются друг от друга в связи с подъемом вулканической магмы в большом срединно-атлантическом разломе (рифте), животные, которые некогда совершали небольшие путешествия, вынуждены теперь делать громадные перелеты через океан ради выживания вида.

Решающие аргументы — за или против — должны быть приведены океанографами и геологами. В последнее время началось прямое исследование дна моря, в частности, в районе Азор. Донная поверхность океана в этом районе довольно точно соответствует тому типу, который предсказан плитотектоникой. Здесь находится зона выдавливания магмы: вещество, поступающее из-под земной коры, накапливается и отталкивает европейскую и африканские плиты к востоку, а американские плиты на запад. Следовательно, на эту зону влияют совершенно иные процессы, не связанные с опусканием земной поверхности.

Мой сын Филипп совместно с экипажем гидросамолета «Каталина-Калипсо II» пытался проверить некоторые гипотезы.

В частности, их интересовала загадка пресловутых «стен Бимини».

«Мы взлетаем,— рассказывает Доминик Сюмьян,— и берем курс на Багамы. Проносимся над круглым островом. Минуем сложную систему подводных «дюн», которые постоянно смещаются под действием течений, приливов и отливов. Пересекаем ломаную линию коралловых рифов.

И вдруг под прозрачной водой появляется геометрически правильная сеть линий. Многие утверждают, что это следы космической базы, где приземлялись летающие тарелки. Увы, они ошибаются. Эти прерывистые линии — шрамы, оставшиеся после сейсмической разведки, проведенной нефтеизыскателями.

Одна из восстановленных фресок на Крите изображает сбор крокусов, из тычинок которых и до сих пор изготовляют пищевую приправу — шафран.Полет продолжается. Слева темнеет совершенно круглая «синяя дыра». Некоторые ученые считали эти странные геологические формации «не поддающимися исследованию». Опять искажение истины. Мы их исследовали и рассказали о них в книге «Три приключения «Калипсо». Глубина «синих дыр» не превышает 100—150 метров. Они были пробиты дождевой водой в известняке, когда плато возвышалось над океаном; формации не что иное, как трещины в закарстованном известняке. После окончания ледникового периода уровень океана поднялся, и вода затопила их.

А вот остров Нью-Провиденс. Неподалеку от столицы Багам Нассау в море виднеются прямоугольные очертания затопленного сооружения. Фантасты утверждают, что это развалины античного храма. Мы садимся на воду и без особой подготовки совершаем погружение. Сопровождающий нас доктор Зинк категоричен: здесь храмом и не пахнет. Это остатки краалей, которые нередко устраивались в этом районе. Краалем здесь называется огороженное место для промысла губок.

Мы снова взлетаем. Курс вест-норд-вест — на Бимини. Это цель нашего путешествия. Неподалеку от северного побережья острова Норд-Бимини существует загадочная формация из затопленных каменных блоков. Эту формацию называют «шоссе Бимини». Все блоки находятся на глубине 6 метров под водой. Масса некоторых из них достигает 15 тонн. Большая часть формации, вероятно, занесена песком, но прослеживается на расстоянии 500 метров.

Медленно развернувшись по ветру, Филипп Кусто снижается над гребнями волн и сажает гидросамолет, взметнув тучи брызг.

Ведомые доктором Зинком, который уже не раз осматривал эти стены, мы плывем к знаменитому «шоссе». Неужели это сохранившиеся свидетельства неподражаемого строительного искусства атлантов, которое, как полагают, послужило образцом для зодчих египетской и доколумбовой цивилизаций, создавших удивительные сооружения? Нет сомнений, что только искусные строители могли обтесать такие блоки под прямым углом и пригнать их друг к другу. Блоки изготовлены из материала, не имеющего ничего общего со скальным основанием, состоящим из осадочных пород...

После обеда мы усаживаемся на крыле гидросамолета и нежимся в лучах багамского солнца. Филипп интересуется мнением доктора Зинка.

— Я бы сказал,— отвечает профессор,— что эта полоса огромных камней эпохи мегалитов частично напоминает соответствующие конструкции в Европе, в частности, два самых известных: Карнак в Бретани и Стоунхендж в Англии. Подозреваю, что народ, который создал это сооружение (в те времена, когда уровень моря был ниже, чем сейчас), обладал солидными астрономическими познаниями. Люди, способные осилить установку и пригонку пятнадцатитонных каменных блоков, имели отличную организацию, иначе бы им не построить столь громадное сооружение. Как они поднимали грузы? Извечный вопрос — его задают и по поводу египетских пирамид, и по поводу статуй острова Пасхи. Позитивисты прибегают к чисто механическим объяснениям (камни перекатывались на бревнах и так далее). Любители фантастики призывают на помощь магнитную или «ионную» энергию, вспоминают об антигравитации...

— Мы обратили внимание на необычное поведение компаса под водой,— замечает Филипп Кусто.

— Ничего не могу сказать! — восклицает доктор Зинк.— Уверен в одном: данная формация не является природным образованием. Давайте исходить из формы и способов пригонки блоков друг к другу. В природе редко бывает, чтобы трещина обрывалась как-то вдруг. Здесь это — правило. Более того, нередко встречаются небольшие камни, служащие опорой для более крупных. Эти подкладки служат для выравнивания основных блоков; природа не могла создать такого чуда.

— Если согласиться с ходом ваших рассуждений по поводу «дороги», то мысль ясна. Построено людьми. Но когда?

— Слишком мало данных, позволяющих сделать окончательный вывод,— отвечает доктор Зинк.— Если вы думаете об Атлантиде, то пересчитайте камни. И увидите, что группы из пяти блоков иногда чередуются с группой из шести. А ведь Платон говорит, что цари атлантов встречались то на пятый, то на шестой год, «попеременно отмеривая то четное, то нечетное число...». Большего сказать не могу. Знаю одно: человеческий разум всегда ищет разгадку в мифах...»

Окончание следует

Жак Ив Кусто

Перевел с французского А. Григорьев

Ключевые слова: Атлантида
Просмотров: 11025