Орден Богдана Хмельницкого

01 марта 1985 года, 00:00

 

Серия «Ордена Великой Отечественной» публикуется с № 11, 1984 года.

Летом 1943 года Александр Довженко, будучи военным корреспондентом, готовил документальный фильм «Битва за нашу Советскую Украину». И в один из этих дней в разговоре с Миколой Бажаном он неожиданно высказал мысль о создании ордена Богдана Хмельницкого.

— У нас в стране есть уже ордена Александра Невского, Суворова, Кутузова. Скоро начнется освобождение Украины...— говорил Александр Петрович.

— Да, верно,— откликнулся Бажан,— оснований для этого предостаточно. Богдан Хмельницкий руководил освободительной войной. Привел украинский народ к воссоединению с Россией...

Правительство Украинской ССР временно находилось в Москве, а Микола Бажан, известный украинский поэт, работал в те годы заместителем Председателя Совета Народных Комиссаров Украины, ведал вопросами культуры, искусства. На одном из заседаний он рассказал об идее Довженко. Предложение поддержали. Центральный Комитет Компартии Украины и Военный совет Воронежского фронта выступили с ходатайством об учреждении ордена перед Государственным Комитетом Обороны и Верховным Главнокомандованием.

Примерно через месяц с небольшим была организована специальная партийно-правительственная комиссия по созданию ордена. В нее вошли М. Бажан, А. Довженко и секретарь ЦК Компартии Украины К. Литвин.

Подготовительную работу проводило Управление искусств при Совнаркоме Украины. Комиссия привлекла к работе многих живописцев, графиков, скульпторов. Среди них были М. Дерегус, И. Кружков, В. Овчинников, К. Трохименко, И. Дайц, В. Литвиненко, А. Волькензон, Л. Муравим. Непосредственное участие в конкурсе проектов ордена принимал и Александр Софронович Пащенко, известный график и художник. В те годы он, не оставляя творческой деятельности, работал заместителем начальника Управления искусств при Совнаркоме Украины и одновременно был председателем Союза художников Украины.

Александр Софронович оставил свои записи о том времени. Задание правительства, вспоминал он, было воспринято как проявление высокого доверия к мастерам украинского изобразительного искусства. В поисках художественной формы ордена, которая бы с наибольшей глубиной и ясностью выражала идею совместной борьбы всех народов нашей страны за свободу и независимость Украины в составе великого Советского Союза, художники шли от высоких традиций русской и украинской графики и геральдики.

Участие в конкурсе, который длился более трех месяцев, не помешало Пащенко побывать в Харькове прямо вслед за войсками, освободившими город 23 августа. Здесь художник создал цикл из семи рисунков пером и назвал его «В освобожденном городе». Рисунки напечатали местные газеты. Пащенко побывал и в других только что отвоеванных у фашистов городах и запечатлел карандашом и кистью то, что увидел,— истерзанную фашистами Украину.

Возвратясь в Москву, Александр Софронович еще активнее участвует во втором и третьем турах конкурса и выходит победителем. Его эскизные проекты всех трех степеней ордена Богдана Хмельницкого были одобрены и приняты Правительственной комиссией.

Эскиз ордена художника Пащенко — выпуклая пятиконечная звезда, выполненная в виде расходящихся лучей. Между лучами — более мелкие штралы, создающие десятилучевую композицию. Середину занимает медальон с орнаментом в стиле украинского барокко. Внизу — две скрещенные казацкие сабли, клинки переходят в выпуклый буртик, окружающий медальон. В центре — изображение гетмана с булавой в правой руке. В основу рисунка положен прижизненный портрет Богдана Хмельницкого работы голландского гравера В. Гондиуса. Вокруг барельефа идет надпись на украинском языке: «Богдан Хмельницький».

Орден первой степени решено было изготовлять из золота, второй — из серебра, третьей — тоже из серебра, но с несколько иным рисунком.

Остановившись на эскизе Пащенко, комиссия порекомендовала внести некоторые изменения, в частности, укоротить лучи звезды, чтобы они были заподлицо с выходящими между ними штралами.

В помощь Пащенко Технический комитет выделил художника Центрального Дома Красной Армии Николая Ивановича Москалева, автора ордена Кутузова. Вместе они внесли предложенные изменения, разработали новый рисунок ордена третьей степени. Он напоминал первые два, но был меньше по размерам, и надпись была перенесена с медальона на ободок.

10 октября 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР об учреждении ордена Богдана Хмельницкого.

Им награждались командиры и бойцы Советской Армии и Военно-Морского Флота, руководители партизанских отрядов и партизаны, проявившие особую решительность и умение в операциях по разгрому врага, высокий патриотизм, мужество и самоотверженность в борьбе за освобождение советской земли от немецких захватчиков.

Всего орденом Богдана Хмельницкого I степени было произведено 323 награждения, II степени — 2400 награждений, a III степени — более 5700.

Первым кавалером ордена Богдана Хмельницкого I степени стал командующий армией генерал-майор Алексей Ильич Данилов.

Штурм

В час штурма ночное небо у Запорожья озарилось тысячами вспышек, и впервые за последние два года на улицах города стало светло. Земля гудела от бесчисленных взрывов. Советская артиллерия наносила массированный удар по первому, внешнему обводу укреплений, по находившимся там фашистским войскам. На километре фронта стояло по сто восемьдесят артиллерийских стволов. Сорок пять минут артиллерия и авиация, развесившая к тому же на парашютах осветительные ракеты, громили позиции врага.

Задолго до артиллерийской и авиационной подготовки командующий 12-й армией А. И. Данилов приказал выслать от каждой дивизии по роте разведчиков и провести на подступах к городу разведку боем.

Три дивизии его армии выполняли главную задачу — по прорыву обороны, а 203-я еще и прикрывала в боевом порядке правый фланг войск, выходивших к Днепру.

Отчаянно сопротивляясь, враг медленно отходил, сдавая одну позицию за другой. К исходу 12 октября ударная группа армии подошла вплотную к реке Волнянке, и в полночь, в кромешной темноте, на паромах, рыбацких лодках, плотах началась переправа войск армии Данилова. Все больше и больше накапливалось сил на левом берегу Волнянки. На рассвете дерзкий, а главное, сильный прорыв даниловцев оказался для врага неожиданным. Фашисты не рассчитывали на то, что здесь будет наноситься такой мощный удар. Так говорили и пленные, не подозревавшие, что Запорожье одновременно освобождали три армии.

На соседних позициях 3-я и 8-я гвардейские армии также день и ночь молотили укрепления противника. За два дня им удалось пробить внешний оборонительный рубеж врага.

Приняв прорыв Данилова за главный удар, враг бросил сюда танки, самолеты, пехоту, частично сняв их с других участков. Фашисты делали все, чтобы задержать ее наступление, но безуспешно.

13 октября до поздней ночи войска армии вели бои на окраине города. Дрались за каждый дом, за каждую улицу.

Наступления в ночное время, при этом крупными силами, противник явно не ожидал. Снова заработала артиллерия, загудели бомбовозы. Танкисты, преодолев труднопроходимый ров, ударили неожиданно во фланг немецкой группировки, занявшей оборону у Южного поселка, и с ходу пробили брешь во втором рубеже врага. Распахивались ворота в город. Но впереди оказались две небольшие речки. Дорога в город вела по мостам, которые с минуту на минуту враг мог взорвать.

И тогда командир танковой бригады 3-й гвардейской армии полковник Беспалов срочно отправил туда два танка с автоматчиками и саперами на броне.

На рассвете из штаба фронта командарму-Данилову передали:

— Наступление не ослаблять, особенно утром, так как на юге наметился танковый прорыв в город.

14 октября над Запорожьем развевался красный стяг. Большой победе у Днепра салютовала Москва.

За освобождение Запорожья тысячи воинов Родина отметила боевыми наградами. А командарму Данилову был вручен орден Богдана Хмельницкого I степени за №1.

Григорий Резниченко

Просмотров: 8000