Спасение в ночную вахту

01 января 1985 года, 00:00

Спасение в ночную вахту

…Утром 2 июля 1981 года французская яхта вошла в Ленинградский морской порт. На борту ее латинскими буквами было написано русское слово «Спасибо». Несмотря на ранний час, встретить яхтсменов пришли многие моряки и портовики. Был среди них человек, который, пожалуй, волновался больше других. Это капитан теплохода «Черняховск» Анатолий Николаевич Беркун. Для него французские яхтсмены были не просто добрыми знакомыми.

...Братья Клод и Даниэль Врио и их товарищ Антуан Мюллер давно собирались пересечь под парусами Атлантику. Долго готовились. Казалось, предусмотрели все. На одиннадцатиметровой яхте «Юбу», еще пахнувшей свежей краской, французы решили выйти из порта Ла-Рошель, взять курс на Канарские острова, а затем пересечь Атлантику.

День отплытия пал на пятницу. Но, потому как моряки многих стран Европы считают выход в море в пятницу дурной приметой, французы решили отложить отход. В субботу погода испортилась — вновь перенесли день отплытия. Из порта Ла-Рошель вышли только в воскресенье 4 января 1981 года. Капитан Клод Врио, самый опытный из экипажа, заранее предупреждал, что предстоит тяжелая работа. Он оказался прав. Мозоли у Даниэля и Антуана появились в первый же день. Но разве стоит из-за этого унывать? На яхте есть удобная каюта и маленькая кухонька, можно послушать приемник. А вот рации нет. Клод сказал, что передатчик можно установить на Канарах.

Беда случилась ночью на вахте Антуана Мюллера — самого молодого в этом маленьком экипаже. Студент из Парижа отправился в свое первое большое плавание. Антуан внимательно смотрел по сторонам и думал, что ему очень повезло. Ведь в рейс он уходил с опытными яхтсменами. Сорокалетний Клод уже преодолевал Атлантику, совершал и другие длительные путешествия под парусами через Бискай, Средиземное море, Суэц — до Индии. Немало трудных походов совершил и двадцатисемилетний Даниэль. А еще успокаивало то, что оба брата врачи. В любой момент могут оказать необходимую помощь. Антуан же успел сделать под парусами всего один рейс — сходил из Франции в Норвегию, зато сейчас пересекает Атлантику...

Между тем разыгрался шторм. Волны достигали пяти метров. Пошел мелкий дождь. Вдруг Антуан услышал какой-то непонятный шум. Казалось, яхта трещит по швам. Из каюты на палубу «Юбу» уже выскочили Клод и Даниэль. Стали осматривать яхту. Что за шум? Может, показалось? Вроде все на месте. Полезли в машинное отделение. А там вода. Втроем стали ее откачивать. Началась схватка за спасение яхты.

Вода все прибывала. Как выяснилось, разошлись швы, одна за другой вылетали дюралевые заклепки. Постепенно шов стал расходиться все больше. И люди поняли: гибель судна неизбежна.

Подготовив спасательный плот, побросав туда кое-какие вещи, яхтсмены перебрались в него. А через несколько минут на их глазах яхта затонула. Мореплаватели оказались в одиночестве в открытом океане, полагаясь на волю случая. Драматизм ситуации усугублялся еще и тем, что спасательный плот раскрылся не полностью, его заливало водой, которую беспрерывно приходилось откачивать...

— Теплоход «Черняховск» Балтийского морского пароходства, совершая очередной рейс с грузом из Ленинграда в Южную Америку, уже пересек бушующий Бискай и был на подходе к Канарским островам,— рассказывал позже капитан Анатолий Николаевич Беркун.— Обычный рейс. Уже подходила к концу ночная вахта второго помощника Александра Созинова. Оставались считанные минуты до смены вахты, как вдруг где-то в стороне от курса Созинов увидел красную ракету — сигнал бедствия. Сначала не поверил, подумал, что показалось. Но стал более внимательно всматриваться в даль. Несколько мгновений — и вторая красная ракета взвилась в кромешной тьме над морем. Сомнений не было: кто-то просит помощи. И Созинов сыграл общесудовую тревогу.

Мы сидим в кают-компании теплохода «Черняховск». Капитан неторопливо вспоминает, как спасали французских яхтсменов. Сейчас Анатолий Николаевич спокоен, но можно представить, сколько тревожных минут пришлось пережить опытному моряку.

...Мощный судовой прожектор выхватил среди бушующих волн спасательный плот. На нем люди, но трудно разобрать, сколько их. Начальник радиостанции

Александр Мальцев переключил аппаратуру на аварийный канал. Но эфир молчал.

Капитан отдавал короткие команды: «Готовить спасательную шлюпку!», «Врача к левому борту!», «Готовить трап!». Все понимали капитана с полуслова, делали необходимые приготовления сноровисто, без суеты, хотя палуба ходуном ходила под ногами моряков.

Спасение в ночную вахту«Черняховск» изменил курс, он шел теперь прямо в ту точку, где находился плотик. Вот уже видны люди на плоту. Капитан стал осуществлять маневр с наветренной стороны, чтобы прикрыть корпусом судна спасательный плот. После нескольких безуспешных заходов теплоход почти вплотную подошел к плоту, а матросы, метнув выброски, зацепили его. Эту крайне сложную операцию с блеском выполнили матросы Николай Елисеев и Владимир Кравчук.

Наконец, люди на плоту стали подтягиваться к борту. Через несколько мгновений сильные руки подхватили пострадавших. Осторожно их подняли на палубу.

Оказавшись на борту, спасенные начали безудержно смеяться, щупали палубу, надстройки. Чувствовалось, что люди перенесли огромное нервное потрясение. Яхтсменов сразу осмотрел врач, их отогрели, накормили. Члены экипажа «Черняховска» поделились со спасенными одеждой.

Теплоход доставил яхтсменов в порт Санта-Крус-де-Тенерифе на Канарских островах. Здесь их передали французскому консулу. На прощание Клод, Даниэль и Антуан от всего сердца благодарили своих спасителей.

Советское судно продолжило рейс, и в порт назначения «Черняховск» прибыл в назначенное время.

Французские яхтсмены в знак благодарности за спасение назвали свою новую яхту добрым русским словом «Спасибо».

Экипаж этой яхты пришел в Ленинград, чтобы встретиться с советскими моряками, познакомиться с городом, где живут люди, ставшие им близкими. Даниэль Врио показал мне кипу французских газет и журналов, в которых были публикации об их спасении.

— Когда мы остались на плоту в бушующем океане,— сказал он,— то видели, как стороной проходили суда. На наши сигналы они не реагировали. Но вот появилось еще одно судно. В отчаянии Клод выпустил последние ракеты. Их-то и заметили советские моряки.

...И вот третья встреча. Яхта «Спасибо» и «Черняховск» случайно встретились в бразильском порту Сантус. Клод Брио рассказал нашим морякам, что его часто спрашивают, почему столь необычно названа яхта, а он в ответ обязательно говорит о мужестве и благородстве членов экипажа «Черняховска». Недолгой была недавняя встреча в Сантусе, но она доставила много радости и спасенным и спасателям. А на прощание на мачте яхты «Спасибо» взвились рядом французский и советский флаги.

Александр Дивочкин

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 5484