Паспорт страны Хауденосауни

01 августа 1984 года, 00:00

Паспорт страны Хауденосауни

Вся эта история началась с того, что Луиджи Къяппа, старый и опытный сотрудник паспортного контроля римского аэропорта Фиумичино, начал поучать своего молодого коллегу Этторе Биокку.

— Я,— говорил Къяппа,— про любого иностранца сразу скажу без всякого паспорта, кто он и откуда. Шведа с норвежцем не спутаю.

Биокка и не спорил: поработай в контроле двадцать лет — и не тому еще научишься. Но Къяппе не терпелось показать свое искусство. С самолета из Франкфурта-на-Майне как раз валом повалили пассажиры.

Къяппа наметил среди них невысокого, прилично одетого молодого человека с прямыми черными волосами:

__ Смотри, вот ты небось думаешь, что это...

— ...японец,— перебил Биокка,— точно, японец...

— ...а это и есть японец: одет аккуратно, чуть раскосый, чемодан натуральной кожи...

Пассажир меж тем подошел к конторке паспортного контроля, держа в руке длинную книжицу, переплетенную в коричневую кожу. Биокка вопросительно посмотрел на Къяппу, Къяппа — на Биокку. На обложке золотом было вытеснено «Государство Хауденосауни. Паспорт».

— Какой же это японец? — шепнул младший коллега.

— А кто тебе сказал, что он японец!

Я и говорю: похож на японца, но ведь видно же, что это... — тут Къяппа запнулся, ибо не мог сказать, что это за государство Хауденосауни и кто там живет.

А ведь вроде все было в порядке: выездная виза США, транзитные визы разных стран Европы. И тем не менее паспорт последовал в ящик конторки, а владельца его попросили пройти для выяснения обстоятельств. Тот и не протестовал. На выяснение не понадобилось много времени. Хауденосаунийца (скорее всего именно так следовало называть гражданина этого государства) попросили показать его родину на карте. Он уверенно ткнул пальцем в окрестности города Сиракузы, километрах в пятистах к северу от Нью-Йорка, где находится Онондага — резервация племени ирокезов.

— Так вы ирокез? — спросили задержанного.

— На языке белых — ирокез,— отвечал тот,— а по-нашему — хауденосауни.

И тут Луиджи Къяппа вспомнил, где он видел такое скуластое лицо с орлиным носом: на коробках американского трубочного табака...

Прибыл представитель посольства США. Но задержанный отказался оформлять «восстановление утерянного документа», так как никаких документов он не терял. В результате Джеймса Р. Аткинса, хауденосаунийца, выдворили из Италии во Франкфурт-на-Майне, откуда он без особых приключений вернулся в США.

Обо всем происшедшем широкую публику оповестили газеты: информация исходила от Совета Сорока Мудрых — высшего органа управления Онондаги.

Так жители Соединенных Штатов, штата Нью-Йорк и особенно города Сиракузы с удивлением узнали о существовании государства Хауденосауни.

«Хауденосауни — гос-во в С. Америке (на терр. Соед. Штатов). Площадь государства — три тыс. га. Население — одна тысяча четыре чел., преимущ. индейцы племени ирокезов. Административный центр — селение Онондага, девятьсот восемьдесят пять жителей. Нац. меньшинства — один белый сицилийского происхождения (женат на дочери вождя Папируса К. Грейфокса — Серой Лисы). Промышленность — две мастерские сувениров (занято девять человек). Большая часть самодеятельного населения занята разведением крупного рогатого скота и строительством (за границей — в гор. Сиракузы, подсобные рабочие)...»

Примерно так выглядела бы статья в географических справочниках, числись в них Хауденосауни. Еще там обязательно было бы указано: «Независимость гос-ва X. подтверждена в 1788 г. президентом США Дж. Вашингтоном».

Служащие Бюро по делам индейцев не отрицают, что ирокезы имеют право жить «согласно своим традициям и обычаям» на территории резервации Онондага, но категорически отказываются признать ее независимость от США. Жители Онондаги настаивают на своем. Но если спор ирокезов с правительством тянулся годами и никто, кроме клерка средней руки из Бюро да членов Совета племени, о нем до сих пор не ведал, то после скандала в аэропорту Фиумичино конфликт привлек к себе всеобщее внимание.

Первым отправился в Европу верховный вождь Леон Шенандоа. Однако его документы нигде подозрений не вызвали, и он спокойно вернулся домой. А нужен был инцидент. С третьей попытки результата удалось добиться.

Возникает вопрос: зачем?

...Во всех 282 резервациях, где ныне обитают потомки коренного населения Соединенных Штатов, индейцы чувствуют себя не только обиженными, но и всеми забытыми, «людьми четвертого сорта», до которых никому нет дела. Поэтому в последние двадцать лет они предприняли несколько попыток обратить внимание властей и общественности на свое положение. Среди них — захват Алькатраса, защита поселка Вундед-Ни, поход через всю Америку на Вашингтон, когда представители десятков племен поставили свои вигвамы перед Белым домом.

Многие белые американцы стали задумываться, появились сочувствующие индейцам, стало меняться общественное мнение. И потому, когда индейские адвокаты потребовали точного выполнения всех статей договоров с племенами, игнорировать это требование правительство не смогло. (Верховный суд, правда, мягко говоря, не спешит удовлетворять иски индейцев, разбирая их десятилетиями.)

К приходу белых ирокезы — одно из крупных племен Северной Америки, заложившее основы Союза Пяти Племен,— обладали развитым общественным устройством, владели землями от нынешнего штата Мэн до Великих озер, от Канады до Теннесси. Англичане и французы подкупом и угрозами втравили индейцев в свои распри. Часть племен поддержали англичан; часть — французов, не подозревав, что ни те, ни другие победившие белые не собираются делиться с ними плодами победы.

Обо всем этом можно прочитать в романах Фенимора Купера — несправедливого, кстати, к ирокезам. Но Купер прочитан и остался в нашем детстве вместе с игрой в индейцев. Для остатков же великого некогда племени «игры в индейцев» никогда не было. Было равнодушие, было отчаяние. Потом пришло сознание единства с потомками тех, против кого их предки выходили на тропу войны. Началась борьба...

Земли, на которых стоит город Сиракузы, были, как выяснилось при изучении договоров между ирокезами и правительством США, не проданы, а сданы внаем на двести лет. Срок аренды истекает в 1985 году, и племя хочет получить свое назад. Соответствующее заявление уже передано в суд.

Белым заранее предложено выбирать: переехать в другие места или, отказавшись от американского гражданства, принять гражданство государства Хауденосауни. Есть для них и третья возможность: жить в Хауденосауни на правах (и с обязанностями) иммигрантов.

Пока никто в США серьезно к этим требованиям не относился. Однако... Шум, вызванный инцидентом в римском аэропорту, вынудил власти обратиться к требованиям Совета Сорока Мудрых.

«...Можно верить в существование «государства Хауденосауни», можно не верить. Но, пересекши его границу, путешественник попадает из развитой страны XX века в типичную отсталую и бедную страну. Совсем другую страну»,— писал корреспондент итальянского журнала «Эуропео».

Селение вытянулось вдоль единственной улицы. Две обветшавшие деревянные церкви, две лавчонки с сувенирами. Дома из гофрированного железа. Тощие козы, куры, роющиеся в пыли.

В одном из домов живет верховный вождь Леон Шенандоа, первый, кто объездил мир с паспортом государства Хауденосауни. Он охотно делится своими мыслями с любым, кто готов его выслушать:

— Мы хотим получить назад нашу землю. Но размахивать томагавками не намерены. Мы люди миролюбивые, уважаем законы и хотим, чтобы и другие их уважали...

Л. Мартынов

Рубрика: Без рубрики
Ключевые слова: индейцы С. Америки
Просмотров: 4982