В небо без пилота

01 января 2007 года, 00:00

Мини-БЛА «Феникс», Великобритания, 1998 г. Средний БЛА RQ-1A «Предэйтор», США, 1997 г.

Продолжение. Начало в № 11, 12 (2006)

Эти летательные аппараты стали одной из отраслей военной техники, наиболее динамично развивающейся в последние два десятилетия. В 2006 году вообще ни одна авиационная и военная выставка не обошлась без демонстрации различных беспилотных аппаратов. Размах работ в этом направлении так велик, результаты боевого применения столь обнадеживают, а борьба за расширяющийся рынок БЛА ведется так ожесточенно, что «беспилотники» то и дело прорываются и на страницы прессы. Давайте же попробуем разобраться в том, кто составляет мир беспилотной авиации.

В общем случае беспилотным летательным аппаратом называют любой летательный аппарат без экипажа с дистанционным или автономным управлением. Правда, под такое определение попадают и все управляемые ракеты, и планирующие авиабомбы, и исследовательские летательные аппараты. Начальные опыты дистанционного (телемеханического) управления самолетами для удара по противнику ставили в Первую мировую войну ряд изобретателей. Потом эти эксперименты продолжили в СССР, Германии, США, Италии. Первыми же серийными дистанционно пилотируемыми аппаратами стали в 1930-е годы самолеты-мишени. К концу Второй мировой войны твердо заявили о себе управляемые ракеты. А вскоре после войны беспилотным аппаратам пришлось осваивать другую профессию.

Большинство типов летательных аппаратов (аэростаты, дирижабли, аэропланы, вертолеты) начинали военную карьеру как разведчики или корректировщики огня. С развитием системы ПВО разведка стала одной из самых опасных задач авиации. Пилотируемые разведчики вынужденно работали с больших дальностей, наблюдая поверхность под большим углом от вертикали, а это сильно ограничивало их возможности. Разведывательные спутники авиационную разведку не заменяют хотя бы потому, что не могут дать нужного для идентификации целей разрешения изображения, а над районом наблюдения остаются очень недолго. Поиск противника, отслеживание путей его перемещения, определение позиций артиллерии и ракетных установок могли надежно производиться только со средних и малых высот. И тут достоинства беспилотных самолетов были очевидны — небольшие размеры и заметность, отсутствие потерь личного состава, сравнительно малая (на порядок-два дешевле пилотируемого) стоимость. Так появилось новое направление — беспилотные летательные аппараты, предназначенные для разведки и наблюдения, увеличения дальности радиосвязи, ведения радиоэлектронной борьбы (РЭБ). В нашей литературе за ними утвердились аббревиатуры БПЛА и БЛА, в англоязычной — UAV (Unmanned Aerial Vehicle) или прозвище drone.

БЛА Ту-123 комплекса дальней беспилотной разведки ДБР-1 «Ястреб», СССР, 1964 г. Скорость — 2 700 км/ч, высота полета — до 19 000–22 800 м, радиус полета — 3 560–3 680 км

Американцы в небе над Северным Вьетнамом, Китаем, Кубой применяли модификации БЛА AQM-34, созданного на базе реактивной воздушной мишени «Файерби». В ходе вьетнамской войны американские аппараты запускались 3 435 раз и в 2 873 случаях добыли ценную информацию. Здесь уже выявились основные направления их применения — видовая разведка в оптическом или инфракрасном (ИК) диапазонах, корректировка огня артиллерии, контроль результатов на несения ударов, выявление радиоэлектронных средств противника, его ракетных пусковых установок, постановка помех радиолокационным станциям, отвлечение огня ПВО.

В 1970-е годы в ряде стран формируют постоянные подразделения БЛА. Их быстрому развитию способствовали успехи не только в авиа- и двигателестроении, но и в микросхемотехнике, а также появление телекамер и инфракрасной (ИК) аппаратуры с высоким разрешением. Съемка аэрофотоаппаратами уступала место прямой передаче изображения с телекамеры на наземный пункт управления. Главную роль стали играть оптоэлектронные и радиолокационные станции и аппаратура радиотехнической разведки. Для ведения РЭБ аппараты оснащали станциями постановки активных помех, устройствами сброса радиолокационных отражателей и ИК-ловушек.

В СССР разработка беспилотных летательных аппаратов началась в ОКБ С.А. Лавочкина и А.Н Туполева практически в те же годы, что и в странах НАТО. Позже этим занялись ОКБ П.О. Сухого, В.М. Мясищева, А.С. Яковлева, Н.И. Камова. В начале 1960-х на вооружение поступили беспилотники Ла-17Р, созданные на основе воздушной мишени, и Ту-123 (комплекс дальней фото- и радиоразведки ДБР-1 «Ястреб») на основе крылатой ракеты. В конце 1970-х появился комплекс «Стриж» с реактивным аппаратом Ту141, а в 1982 году — комплекс тактической разведки ВР-3 «Рейс» с аппаратом Ту-143. Ту-143, построенный в количестве 950 штук, стал самым массовым БЛА.

Тактический БЛА Ла-17Р, СССР, 1963 г. Скорость — до 900 км/ч, высота полета — 100–7 000 м, радиус полета — 260 км. Показан в варианте воздушной мишени

Боевые испытания «Рейс» прошел в 1982 году в Ливане с сирийской стороны. В той же войне израильтяне применили свои аппараты тактической разведки «Скаут» и «Мастифф». Израильские аппараты с поршневыми двигателями, внешне напоминавшие детища продвинутых авиамоделистов, были экономичнее турбореактивных, меньше по габаритам, с меньшей тепловой и акустической заметностью. Они успешно обнаруживали цели для штурмовиков, подсвечивали лазерным целеуказателем цели для управляемых боеприпасов (еще одна специальность для БЛА), боролись со средствами ПВО. Успех израильтян определил быстрое развитие нового направления, так называемых мини-БЛА, хотя «мини» они были только по отношению к предшественникам. В их конструкции шире стали применять композиционные материалы, уменьшая их массу, стоимость и радиолокационную заметность.

Израиль с успехом применял беспилотные летательные аппараты и в акциях уничтожения руководителей палестинских террористов. ЮАР в противопартизанских операциях применила свой аппарат «Сикер», американцы испытали «Скайай» над Гондурасом и Никарагуа в интересах своего спецназа и групп «контрас».

В СССР НИИ «Кулон» совместно с ОКБ им. Яковлева разработал серию мобильных комплексов — от «Строй-П» полкового уровня до фронтового «Строй-Ф». Однако только появившийся в 1989 году «Строй-П» с аппаратом «Пчела-1» успел поступить в части ВДВ.

Новые программы

В 90-х годах беспилотные летательные аппараты получили возможность продемонстрировать свои достоинства в серьезном деле. В ходе операции «Буря в пустыне» 1991 года американцы задействовали БЛА «Пайонир» израильской разработки, американо-израильский «Хантер» (оснастив его аппаратурой ночного видения), свои «Эксдрон», «Пойнтер», французы — MART, британцы — канадские CL-89. Одни только «Пайонир», как сообщали, налетали в ходе операций «Щит пустыни» и «Буря в пустыне» 1 011 часов. В интересах сухопутных войск они разведывали маршруты полетов боевых вертолетов, в интересах флота — искали мины и корректировали огонь артиллерии линкоров, в интересах спецназа ВМФ — определяли позиции береговых ракетных комплексов. Чтобы решить проблему ориентирования аппаратов в пустынной местности в темноте, их стали снабжать ИК-системой переднего обзора и приемниками системы спутниковой навигации GPS.

Далее аппараты начали дифференцировать по функциям. С одной стороны, совершенствовались тактические БЛА, разделившиеся на аппараты ближней разведки и малой дальности, с другой — беспилотной авиаразведке придали стратегический характер. Спектр аппаратов варьировался и в сторону уменьшения, и в сторону увеличения габаритов, высот и длительности полета.

Средний БЛА RQ-1A «Предэйтор», США, 1997 г. Скорость — до 240 км/ч, высота полета — до 7 600 м, радиус полета — 925 км

В США в 1990-е годы, исходя из глобальных задач, развернули несколько программ. Это проявилось в разработке аппаратов большой длительности полета по программе «Тэйер» («Эшелон»):
— средневысотный «Предэйтор» («Тэйер-2») с дальностью действия до 1 000 километров и высотой полета до 7,5 километра,
— высотный «Глобал Хок» («Тэйер-2 плюс») с дальностью до 5 000 километров, высотой до 20 километров,
— малозаметный высотный «Дарк Стар» («Тэйер-2 минус») с дальностью до 1 000 километров и высотой 14 километров для работы над районами с сильной ПВО. Последний проект в конце концов закрыли.

Разрабатывались также совместимые комплекты аппаратуры для аппаратов разных типов, унифицированные наземные пункты управления. Это активизировало и такие направления, как автоматическое распознавание целей, радиолокационное обнаружение целей в лесной растительности и другие.

Во время войны в Югославии в небе над театром военных действий работал настоящий «интернационал» беспилотников НАТО. ЦРУ США в 1994 году использовало здесь два аппарата GNAT-750 («Тэйер-1»). В 1995-м над Боснией летали американские «Пайонир» и «Предэйтор» и французские «Кресерель», в ходе натовской агрессии 1999 года кроме указанных аппаратов американцы задействовали «Хантер», британцы «Феникс», французы и немцы CL-289. Все эти «эксперименты» выявили высокую уязвимость БЛА от грамотно применяемых средств ПВО, но та же ПВО убедила в необходимости расширять их применение.

Мини-БЛА «Феникс»

Мини-БЛА «Феникс», Великобритания, 1998 г. Скорость — 110–155 км/ч, высота полета — до 12 750 м, радиус полета — 50 км, продолжительность полета — 4 ч

С 2001 года в Афганистане и Ираке одни только американцы использовали около 20 серийных аппаратов и опытных моделей — микро-БЛА «Рэйвен» и «Дрэгон Ай», мини-БЛА «Пайонир», «Шэдоу-200», средний «Хантер», тяжелые «Предэйтор» и «Глобал Хок». К 2005 году они налетали более 100 тысяч часов. Канадцы применяли «Спэрвэ» французского производства, британцы — «Феникс», австралийцы — «Аэрозонд». Об расширении применения можно судить по тому, что в 2003-м в Ираке американцы применили 249 БЛА, а в 2005 году в Афганистане и Ираке действовало 574 их аппарата, а ежемесячный налет достигал 9 000 часов.

Ныне в разработке аппаратов активно участвуют около сотни государственных и частных предприятий в различных странах. Если к концу 1970-х в США, Австралии, Бельгии, Великобритании, Канаде, Франции, ФРГ, СССР, Китае действовали чуть более полусотни программ разработки БЛА, то к 2005 году в 32 странах разрабатывались, испытывались, строились в опытном порядке или серийно около 250 моделей. Первые места в их разработке занимают США, Великобритания, Израиль, Франция, ФРГ, Швеция.

Микро-БЛА «Дрэгон Ай», США, 2003 г.   
Микро-БЛА «Дрэгон Ай», США, 2003 г. Взлетная масса БЛА — 1,8 кг. Скорость — 75 км/ч, высота полета — 150 м
По признанию специалистов, США лет на 8—10 опередили остальные развитые страны в создании беспилотных авиационных комплексов и готовности применять их в конфликтах разной интенсивности. Министерство обороны США в 2003 году приняло «План развития беспилотных авиационных систем на 2005—2030 годы», а в 2005 году создало Объединенный центр для координации всех работ по БЛА.

Новые программы включили многоцелевой аппарат большой дальности «Уорриор» для замены «Хантера», разведывательно-ударный «Предэйтор»-B, единый наземный комплекс тактической системы управления TCS, объединяющий тактические и средневысотные «беспилотники». Предполагается, что круг задач, решаемых с их помощью, будет расширяться, что аппараты разных типов будут использовать единую номенклатуру радиоэлектронного оборудования, а их компьютеры — единую операционную среду. При этом учитываются стандарты, принятые в рамках НАТО.

Активизировались и европейские работы над «беспилотниками». Они проходят в рамках как национальных проектов, так и требований, определенных «Проектной группой 35» НАТО в 1996 году. Стандартизируют прежде всего общую архитектуру систем управления, интерфейсы, программное обеспечение. Ряд программ стал международным — например франко-германские разведывательно-ударные «Бревел» и «Барракуда», высотный «Фрегат». Свои программы запустили новые члены НАТО — Чехословакия и Венгрия. В третьем мире разработкой аппаратов занялись Саудовская Аравия, Иордания, Сингапур.

Мини-БЛА «Спэрвэ», Франция (экспортный вариант), 1999 г. Скорость — 120–235 км/ч, высота полета — до 5 000 м, радиус полета — 75 км

От земли до стратосферы

В нашей стране в годы столь бурного развития «беспилотников» единственным практически применявшимся аппаратом оставался «Пчела-1» комплекса «Строй-П». Во время первой чеченской войны Российская армия использовала всего 5 комплексов, а количество совершенных вылетов не шло ни в какое сравнение с применением БЛА странами НАТО или Израилем. Опыт обеих чеченских кампаний требовал использовать эти аппараты в интересах всей действующей группировки войск, включить их в автоматизированные системы управления на тактическом и оперативном уровнях. Между тем развал экономики и пренебрежение вопросами обороны со стороны государственного руководства в начале 1990-х годов не оставил места подобным программам. Разработчики, стремясь сохранить кадры и задел, вынужденно предлагали БЛА для «гражданских» целей — от контроля за озоновым слоем до поиска плантаций конопли. Правда, к концу 1990-х удалось завершить модернизацию комплексов «Строй-П» и «Рейс» («Рейс-Д» с увеличенной дальностью и новым комплектом оборудования).

В последние пять лет ситуация начала меняться. Военное руководство стало уделять беспилотным комплексам больше внимания. Появились удачные современные разработки — микро-БЛА «БРАТ» (разработки НПКЦ «Новик-XXI век») и «Элерон» (компания ЭНИКС), мини-БЛА «Типчак» (концерн радиостроения «Вега»), российско-украинский «Отшельник», российско-белорусский «Мошкарец». АХК «Сухой» разработал серию высотных БЛА «Зонд». Масштабные программы вроде той, что действует сейчас в США, современной России не по средствам, да и не по потребностям. Но, хотя государственной программы развития беспилотных авиационных комплексов еще не выработано, у России еще есть шанс вернуть себе одно из передовых мест в этой области. Достаточно опираться на еще имеющийся научный и конструкторский потенциал, а текущее отставание по ряду ключевых технологий может компенсировать международное сотрудничество.

Сам по себе беспилотный летательный аппарат — лишь часть сложного комплекса. Во всех программах обращают особое внимание не просто на развитие наземных систем управления, а на их объединение в одну сеть, способствующую оперативному доведению полученных сведений до командиров боевых подразделений. Системы управления призваны ввести «беспилотники» различных уровней в единое информационное пространство — тем более что в таком пространстве летательные аппараты разведки и управления становятся своего рода «опорными точками». В этом плане интересна разработанная в России унифицированная переносная управляющая станция для различных комплексов мини-БЛА, а также представленный в 2006 году унифицированный комплекс планирования действий авиации и ввода полетных заданий в память бортового радиоэлектронного оборудования. Этот элемент сетевого управления способен в разы повысить эффективность пилотируемых и беспилотных авиационных комплексов, особенно при их совместном применении. Не снят вопрос и о гражданском применении беспилотных аппаратов. Пример тому — интерес МЧС России к серии аппаратов разработки НПК «Иркут».

Тактический БЛА AQM-34N «Файрби», США, 1967 г. Скорость — до 675 км/ч, высота полета — до 23 700 м, радиус полета — 1 930 км

Категории и назначения

Беспилотные летательные аппараты принято делить по таким взаимосвязанным параметрам, как масса, время, дальность и высота полета. Выделяют аппараты класса «микро» (условное название) массой до 5 килограммов, временем полета до 1 часа и высотой до 1 километра, «мини» — массой от нескольких десятков до 200—300 килограммов, временем полета несколько часов и высотой до 3— 5 километров, средние («миди») — до 1 000 килограммов, временем 10—12 часов и высотой до 9—10 километров, тяжелые — с высотами полета до 20 километров и временем полета 24 часа и более. Первые две категории входят в комплексы тактической разведки, действующие в интересах подразделений и частей, аппараты среднего класса относят к оперативно-тактическим, работающим в интересах войсковых соединений. Подробнее о классификации «беспилотников» и о том, в каком направлении идут разработки перспективных моделей, мы поговорим в следующем номере.

Продолжение следует

Рубрика: Арсенал
Просмотров: 13200