Рядом с овцебыками

01 июня 1984 года, 00:00

Тысяча километров отделяет Норильск от Бикады. Эта дорога с пересадкой в Хатанге, где мы меняем рейсовый самолет на вертолет, давно стала привычной...

Бикада — река небольшая, таких много на Таймыре. И все же она особенная. Берет начало в ледяных горах Бырранга, течет в верховьях двумя крупными рукавами на юг, после слияния делает резкий поворот на запад и впадает в озеро Таймыр. Ее долина почти со всех сторон окружена отрогами гор. В ней, как в огромной чаше, создается свой микроклимат, своя погода. Весной и летом здесь часто стоят теплые солнечные дни. В долину Бикады намного раньше обычных сроков подходит с юга дичь. На севере долины у подножия гор произрастают островки «леса» — крупные древовидные заросли ивы аляскинской, превышающие рост человека. А ведь здесь проходит 75-й градус северной широты, здесь Арктика. По всему видно, что Бикада — запрятанный в отрогах Бырранга арктический оазис.

Этот отдаленный и безлюдный тундровый край мы, биологи, выбрали как место первоначального обитания овцебыков. И не ошиблись. Снега здесь выпадает мало, да и сходит он довольно быстро, а арктические быки любят малоснежную, изрезанную низинами и буграми тундру. Зимой пасутся на оголенных от снега возвышенных участках, с началом весны спускаются в долину на богатые травянистые пастбища. Суровая зима для них не помеха, они имеют непродуваемую, теплую шубу: длинная шерсть почти достигает копыт, а под ней скрыт легкий и нежный пух. Именно за свою великолепную шубу овцебыки и ценятся.

Когда-то, в мамонтовую эпоху и позднее, овцебыки обитали на севере нашей страны, а потом вымерли. Чтобы восстановить исчезнувший в этих краях вид, вновь заселить обширные тундровые просторы, в 1974 году овцебыков завезли с Северо-Америка некого континента. Поселили их на Таймыре и на острове Врангеля 1.


О начале эксперимента по акклиматизации овцебыков на Таймыре рассказывалось в очерке В. Орлова «Зимовье на Бикаде — Нгуоме», «Вокруг света» № 10, 1975


Наш норильский Научно-исследовательский институт сельского хозяйства Крайнего Севера начал заниматься овцебыками с первых дней прибытия их на Таймыр. Была организована специальная лаборатория по акклиматизации. Перед ней поставили цель — создать со временем крупную популяцию ценных копытных животных, прекрасно приспособленных к арктическим условиям. В лабораторию пригласили молодых биологов из разных районов страны. На берегах Бикады мы построили биологический стационар и обширные загоны. Сейчас уже все овцебыки на воле, загоны пустуют. И работать стало сложнее...

Весной и летом в стылую полярную ночь выезжаем мы на Бикаду, чтобы вести наблюдения за овцебыками. Так было и в 1982 году, когда мы проработали на Бикаде с ранней весны до поздней осени. То был долгий, нелегкий, но счастливый полевой сезон...

10 мая. Наша группа — старшие лаборанты Николай Логвиненко, Виталий Черноус и я, заведующий лабораторией по акклиматизации,— прибыла на Бикаду. Тундровые просторы были заснежены, отливали оранжевым светом под лучами низкого арктического солнца. Пять дней назад наступил полярный день. На стационаре нас встретили Олег Кацарский и Владимир Никитин. Они находились здесь три месяца. Им первым посчастливилось наблюдать в этом году отел в стаде овцебыков. За долгое время полевых работ ребята изрядно устали, похудели.

Быстро разгрузили вертолет, зашли на минуту в жилой дом. Хозяева предложили чаю.

Я достал привезенную с собой крупномасштабную карту. Еще до вылета мы договорились с экипажем Ми-8 о том, что, прибыв на Бикаду, сразу пойдем севернее, в предгорья Бырранга, к дальнему стаду овцебыков. Олег Кацарский обвел карандашом район нахождения стада — в предгорьях Бырранга, севернее реки Малахай-Тари. Отметил он и другое место на карте, южнее стационара, где находилось ближнее стадо. Мы видели его сегодня при подлете к Бикаде.

— Возьмите ружье,— напомнил командир вертолета.— Там, в горах, могут быть волки.

На отстрел хищников мы имели разрешение.

Стадо нашли быстро в сорока километрах севернее стационара. Вертолет низко прошел над ним и сделал вираж на второй заход. Надо было еще раз пересчитать всех животных и особенно новорожденных телят, сфотографировать их. От шума машины звери крутанулись на склоне, сгруппировались и моментально ушли на ближайшую каменистую сопку, где образовали круговую оборону. И тут буквально из-под ног овцебыков, как показалось, выскочил волк. Хищник почуял в надвигающемся звенящем звуке смертельную опасность и на махах пошел по склону в сторону ущелья. Мелькнула мысль: «Неужели он основательно привязался к стаду? А сейчас отел...» Виктор Черноус, сидевший у двери Ми-8, опоясался страховочным ремнем и был готов к выстрелу. Раздался сухой треск дуплета. На секунду машина зависла у земли, ребята выскочили и забросили тушу. Это был крупный самец.

...Вечером этого же дня улетела с базы предыдущая смена. Когда смолкли последние звуки уходящего вертолета, нас оглушила звенящая тишина. Теперь на сотни километров мы были в тундре одни...

Осматриваемся в жилом доме, проверяем, работают ли рация, снегоходы, электростанция, не дымит ли печь. Надо втягиваться и в поварское дело, поддерживать на реке в двухметровом льду отдушину для заготовки воды

Уже полночь. Первый рабочий день получился у нас длинным, утомительным. Решили заняться исследованием добытого волка. Интересно узнать, чем он питался, находясь вблизи стада овцебыков. Вскрыли желудок. И ахнули. Мое опасение подтвердилось. Сколько же он успел задавить телят? Одного, двух? Теперь нам стало ясно, почему во втором стаде так мал приплод. Мы хорошо знали, что некоторые самки приносят телят вне стада, и потому им трудно защищать в одиночку беспомощных малышей от хитрых и сильных хищников. Только по истечении нескольких часов самки с уже довольно окрепшими и смышлеными телятами присоединяются к стаду, к которому волки боятся близко подходить.

13 мая. Вечером выехали втроем на вездеходе к ближайшему стаду. Больше всего нас интересовала Пятница, которая родилась и выросла уже на таймырской земле и только что принесла потомство. Сегодня ее теленку исполнилось три дня. Взяли с собой палатку, примус, продукты, фотоаппаратуру, бинокли, секундомеры... День выдался солнечным, морозным. Быстро проскочили до реки Нюрай-Тари.

Стадо отдыхало на высоких чернеющих сопках левого берега. Здесь возвышенная тундра изрезана глубокими оврагами, почему и получила название «Белые яры». В этом местечке часто встречаются дикие олени, волки, песцы, куропатки. Полюбили яры и овцебыки. Интересно то, что на ярах перед началом гона собираются в огромные стаи зайцы-беляки. Иногда подскочишь сюда на полном ходу — и сорвется с места огромная ватага зайчишек, порскнут по склонам россыпью, словно ринутся в атаку...

Недалеко от стада овцебыков разгрузили прицепные санки снегохода. В укромном местечке поставили белесую, под цвет тундры, палатку, рядом установили на штативе фотоаппарат. Вскоре Виктор уехал на базу, вернется за нами завтра вечером. Я с Николаем приступил к наблюдениям. Началась кропотливая, нелегкая работа: непрерывно смотреть в бинокль, затем — подробная запись, зарисовка и фотографирование зверей. В палатке мы грели руки и лица у горящего примуса, отогревали и фотоаппараты, которые плохо работали на сильном морозе.

Овцебыки отдыхали долго. Наконец часа через четыре взрослые самки стали вставать. Они лежали отдельной группой. Тут же вскочили телята и побежали к ним. Началось кормление. Теперь в руках у нас, кроме биноклей, секундомеры. Успевай только фиксировать. Подросших телят самки кормили непродолжительно. Порой лобастый крепыш так рьяно поддавал в вымя, что мать не могла спокойно стоять. И самки гнали таких телят прочь, заставляя их тем самым почаще притрагиваться к подножному корму.

Пятница кормила своего еще не совсем окрепшего теленка в стороне от сородичей. Она опасалась их. Все время оглядывалась по сторонам. Вид у нее был грозный, отпугивающий. Малыш беспрерывно тыкался в вымя. Черненький, курчавый, он почти скрывался в длинной шерсти матери. Кормление длилось ровно четыре минуты. Потом Пятница обернулась к теленку, облизала его мордочку. Контакт между ними явно усиливался...

В ночные часы наблюдений сильно донимал мороз. Овцебыки же чувствовали себя прекрасно. Кажется, им даже жарковато: лежат пластом, вытянув ноги и положив голову на снег. Прекрасно переносят мороз и новорожденные телята. Но не только густой курчавый мех защищает их от холода.

Вспоминаю случай, когда наблюдал на Бикаде первый массовый отел овцебыков в загонах. Утром я и лаборант Сергей Алабугин сидели на высокой заснеженной сопке и следили за стадом, которое находилось поблизости, на береговых склонах. Два теленка в стаде смотрят в нашу сторону и мычат. Не поймем, что им надо. Приподнялись. Ба! Под сопкой рядом с нами — самка, и около нее только что появившийся на свет малыш. Вот кого видели телята в стаде — своего нового собрата. Мы затаились. Но самка все же заметила нас, потянулась к стаду. Мы невольно помешали ей облизать, высушить шкуру детеныша, и он быстро покрылся инеем, стал «седым». Этим именем мы его и нарекли. Казалось, мокрому теленку не выжить. Мороз достигал двадцати восьми градусов, дул жесткий ветер. Но малыш не погиб. Как потом выяснили, у новорожденных имеется запас внутреннего жира, который и дает тепло.

...И вот наконец двадцать четыре часа наблюдений позади. Все же нам удалось проследить за важным моментом жизни овцебыков — молочным кормлением трехдневного теленка. Он питался восемь раз в течение суток, по две-четыре минуты за один прием. Буквально на глазах теленок окреп, запрыгал, заиграл.

20 мая. Посетили в предгорьях Бырранга второе стадо. Поездка оказалась удачной, хотя стадо нас близко не подпустило: от шума снегохода сорвалось с места за километр. Пришлось подходить к нему пешком. Понаблюдали несколько часов. Уяснили: в стаде появился еще один, пятый по счету, теленок.

Теперь в двух стадах насчитывалось тринадцать малышей, на два больше, чем в прошлом году. А сколько еще можно ожидать? Принесут ли еще потомство молодые трехлетние самки, родившиеся на Таймыре в 1979 году?

После отела овцебыки начали широко перемещаться по тундре в поисках свежих пастбищ. Ближнее стадо в последний день мая покинуло район Белых яров и вышло на левый берег Би-кады, пересекло реку и закрепилось на береговых бровках совсем недалеко от базы стационара. Да и дальнее стадо переместилось в устье Бикады, в район стационара. Как и в прошлые годы, быков после долгой зимы неудержимо тянет в родные места, где они выросли и дали первое потомство.

10 июня. На двух снегоходах выехали вниз по Бикаде до залива Ямунера. На обратном пути пошли напрямик по тундре, добрались до западной линии загонов и встретили здесь овцебыков. Животные разбрелись по пологому склону, в глазах рябило от множества черных точек. Казалось, их здесь намного больше, чем на Бикаде. Подошли ближе, начали считать. Каждый из нас называл разные цифры. Наконец у всех получилось единое число — шестьдесят два. По всему выходило, что оба стада объединились. Но здесь находились не все животные. Где-то в тундре бродили поодиночке несколько взрослых самцов.

Через несколько дней все овцебыки по заснеженной низине зашли на территорию загонов, рассредоточились, обошли все знакомые им места, побывали на искусственных солонцах. Вновь сошлись вместе и вскоре разбились сперва на три, потом на четыре стада. Разъединились так, что в каждом стаде оказались молодые особи, взрослые самки с телятами и по одному взрослому самцу-вожаку. Ничего другого не скажешь: сообразительные, умные животные. В их действиях просматривалась некая закономерность, характерная уже для экологической популяции.

Вскоре три стада покинули загоны, ушли на север в район реки Июньской на летние пастбища. Четвертое, самое крупное, перешло на левый берег Бикады. Нам не хотелось его оставлять там на лето, ибо оно могло уйти намного южнее, что затруднило бы наблюдение за ним. Решили перегнать на правый берег.

Снег к этому времени уже размяк, и на реке вот-вот должны были появиться первые полоски воды. Выехали к быкам налегке. Пугнули их. И тут один теленок тотчас отстал от стада. Он кувыркался в снежных ямках, оставленных копытами ушедших вперед сородичей. Что такое? Новое прибавление? Его мать от испуга убежала со всеми, и малыш оказался в наших руках. Осмотрели его, взвесили, измерили. Получалось, что он появился на свет не раньше 15 июня. Жаль, что с собой не оказалось цветной кнопки, чтобы пометить его. Это был последний — пятнадцатый — в том году теленок. Через несколько минут к нам подскочила молодая мать, мы отпустили ее дитя, и она быстро увела его к стаду...

На берегу Бикады овцебыки застопорили бег, сгруппировались. Дальше не пошли, побоялись насыщенного водой снега. Как всегда, когда на них напираешь, они злятся, образуют оборонительный круг, после чего сдвинуть их с места невозможно. В спокойной же обстановке, осмотревшись, могут преодолеть ту же Бикаду безбоязненно.

Сегодня с перегоном ничего не вышло. Но овцебыки поняли: их попросили уйти отсюда. И в ночные часы самостоятельно пересекли русло реки, ушли на север.

27 июня. Вскрылась Бикада. Напор воды в реке был мощным. Огромные глыбы толстого льда, отсвечивая на изломах небесной голубизной, бороздили береговые склоны. Вода подошла к самому порогу нашего дома.

С приходом большой воды спустили на реку моторные лодки, опробовали их, подремонтировали. Теперь можно идти в дальние маршруты.

Поплыли вверх по Бикаде до устья реки Июньской. Где-то там должны были привольно гулять овцебыки. Сперва дошли до изгиба Бикады, что километрах в десяти выше базы стационара. Интересное здесь место. Пойма реки широкая, раздольная, пригодная для жизни многих птиц и зверей. С юга в Бикаду впадает довольно крупная река Холидье-Тари, тоже имеющая ровную прирусловую долину. Она служит одним из магистральных путей подхода с юга пернатой дичи, диких оленей, хищных зверей. На развороте Бикады и в устье Холидье-Тари имеются обширные песчаные косы и береговые дюны, рано освобождающиеся от снега и льда. Поэтому и тянет сюда со всей округи живность. На черноте скапливаются гуси, утки, чайки, кулики. Крутятся тут песцы, волки, прилетают совы, канюки, чтобы поживиться добычей. Это место богато живностью не только весной, но и летом и осенью. Поворот Изобилия — так окрестили его когда-то геологи.

Сделали остановку у крутого песчаного берега Бикады, поднялись наверх осмотреть окрестности. Стояла удивительная тишь. Тундра купалась в солнечных лучах, колыхалась в потоках прогретого воздуха. Здесь, на изгибе реки, уже появились ярко-оранжевые цветы сиверсии ледяной, арктических незабудок, куропаточьей травы. Тянулись кверху тонкие зеленые стволики осок, пушиц, злаков. Ожили мухи, загудели шмели. А птицы заметно попритихли: сели на гнезда.

Быков нигде не видно.

Вновь вошли в главное русло Бикады и устремились к горам Бырранга. Прошли десятка два километров. Вот и устье реки Июньской. Поднялись на береговые сопки, долго осматривали в бинокли подернутые дымкой дали. Но и здесь овцебыков не видно. Или они ушли ближе к горам? А может быть, пасутся или лежат где-нибудь в ложбине. Надо вызывать для поиска вертолет.

Лишь через неделю сделали облет всей долины Бикады: стада обнаружены.

23 июля. К нам прилетели гости из Красноярска, Дудинки, Норильска, Хатанги. Прибыл и директор нашего института Алексей Иванович Соломаха. Мы показали базу биологического стационара, рассказали об овцебыках. А потом побывали у одного стада. Там же зашла речь о главном — охране арктических быков. Председатель Красноярского крайисполкома Николай Федорович Татарчук, выслушав наши доводы, согласился с предложением о создании в бассейне реки Бикады государственного заказника.

30 июля. Занялись подготовкой к многодневному походу в район обитания овцебыков, чтобы определить состав и размер стад перед началом гона. И вдруг одно стадо появилось в районе стационара. Оно надолго закрепилось выше базы в двух километрах на большом, начисто обсохшем озере, дно которого заросло сочными травами. Теперь мы имели возможность на месте проследить за поведением овцебыков в период брачной поры. Гон уже начался.

Возглавлял гаремное стадо девятилетний самец. Он был огромен, как скала, и тем выделялся среди сородичей. Торчащая на загривке копна рыжей шерсти еще больше подчеркивала его мощь. Он был грозен, опасен. Все особи в стаде подчинялись ему. Самец не давал самкам отколоться. Молодых соперников — трехлетних самцов вожак угонял прочь от стада, преследовал их напористо, с храпом. Телят и годовиков не трогал, но, если они мешали ему, отпугивал взмахом головы.

Как-то в один погожий день я выехал на лодке к этому стаду, чтобы только поснимать животных. Причалил к высокому песчаному берегу, где была установлена палатка. С тяжелым рюкзаком и кинокамерой в руках начал карабкаться по сыпучей крутизне яра. Добрался до верха, осторожно выглянул. Палатку не сразу обнаружил. Ее ветром распластало по земле. А где же овцебыки? Не успел осмотреться, как выше по берегу реки из низины показалось стадо. Оно шло в мою сторону. Потихоньку сполз под обрыв, подготовился к съемке. Теперь все внимание на стадо. Вот оно уже в нескольких десятках метров от меня — на минуту задержалось, поедая на бугре обильную зелень. Какой-то шум со стороны тундры заставил обернуться. На берег реки выходил вожак, он шел прямо на меня. Приподнимаюсь и нажимаю на кнопку кинокамеры. Бык моментально уловил стрекотание, резко остановился, ноздри расширились, загривок взъерошился. Нет, он не думал отступать. Стадо было рядом, и он защищал его. В мгновение ока бык оказался рядом со мной. Мне даже почудилось, что он дохнул в объектив кинокамеры. Не помню, как я скатился под самый обрыв. Вся аппаратура была забита песком. Вдоль реки ушел на соседний яр, поднялся наверх. Вожак, как пастух, угонял стадо в тундру...

3 августа. К нам прибыли из Московского государственного университета научные сотрудники Елена Поспелова и Василий Орлов, которые в течение ряда лет изучают в долине Бикады состав почв и продуктивность пастбищ. Вместе с ними отправились к жившему по соседству стаду.

К высохшему озеру подъехали осторожно. Выглянули из-под берега Бикады. Стадо отдыхало в северной части, примерно в километре от нас. Зашли на южную окраину озера, присмотрелись внимательно. Звери недавно были здесь, крутом свежие поеди крестовника, полыни, мятлика, других злаков. Во время наблюдений подметили: после пастьбы на зелени трав животные выходят на берега озера и поедают грубый корм — верхние веточки и листья ив. Особенно они любят иву красивую.

На ровном участке заросшего озера произвольно заложили учетную площадку, разбили ее строго на 100 квадратных метров и тщательно описали каждый квадрат. Выяснили полностью видовой состав растений, их высоту, густоту, степень стравливания.

Итак, с летним питанием овцебыков, по крайней мере на вытекшем озере, все понятно. А чем кормятся животные в долгую зимнюю пору, когда в тундре, кажется, все исчезло? Но тем и знамениты арктические быки, что могут выжить зимой, и с успехом, даже на скудном корме. Решили осмотреть берега небольшой реки Неньги-Тари, которая петляет по тундре недалеко от высохшего озера. Зимой по ней держались овцебыки. Начали с устья. Василий Орлов на обнаженном крутом обрыве брал почвенные пробы, а мы осматривали прибрежные участки тундры.

— Вот смотри,— обратилась ко мне Елена,— под ногами у нас столько разных ив: арктическая, полярная, монетовидная, ползучая, а немного дальше по склону — ива красивая. Здесь же куртинки дриады, злаков, осок. И все это поедают копытные. Правда, зимой листва опадает, жухнет, но быки едят эту ветошь, а также стволики и почки ив. За два-три часа пастьбы животные насыщаются...

По заключению геоботаников, тундровые пастбища не только отдельных участков, а всей обширной долины реки Бикады достаточно продуктивны. Вот почему после определенного периода адаптации к новым экологическим условиям овцебыки начали достигать половой зрелости довольно рано — в двухлетнем возрасте — и приносить потомство ежегодно.

Когда вернулись под обрыв реки, Василий, уже закончивший работу, нашел под нависшим пластом дернины бедренную кость ископаемого овцебыка. Я тут же обшарил весь обрыв, но больше останков быков не встретил. Около уреза воды обнаружили толстые комли ив, тоже ископаемых, вымытых вешней водой. Да, когда-то по этой небольшой речушке, как и соседним, рос ивовый лес, а по нему гуляли овцебыки и мамонты...

Светлое время стало коротким, дни пошли холодные, ветреные. В двадцатых числах сентября выпал снег, встала река. Тундру покинули последние перелетные птицы. Начали уходить к югу дикие северные олени. И лишь овцебыки бродили по заснеженным просторам. То одно, то другое стадо появлялось в районе стационара. Они начали укрупняться, готовиться к зимовке. В большом стаде в суровую пору легче выжить, добыть корм. Одни стада пересекли по льду Бикаду и ушли на излюбленные береговые склоны реки Нюрай-Тари, другие постепенно подтягивались к южным малоснежным склонам гор Бырранга. Зима диктовала свои условия.

В конце сентября наша группа покинула Бикаду. На смену прибыли другие товарищи. Работа с овцебыками продолжалась.

Г. Якушкин, кандидат биологических наук

Ключевые слова: овцебык
Просмотров: 5234