Амфибия-пешеход

01 декабря 2006 года, 00:00

В сказках и суевериях, в анекдотах и пословицах это животное — вечный символ уродства. Хотя надо сказать, что фольклорные образы вообще редко соответствуют чертам реальных животных: волк на самом деле далеко не глуп, медведь совершенно не добродушен, а нравы орлов и львов малосовместимы с нашими понятиями о благородстве. И все же репутация жабы самая запятнанная. И главная несправедливость состоит в том, что клеймо отвратительного существа досталось одному из самых совершенных в своем роде созданий. А если еще вспомнить, сколько пользы она приносит, то уж совсем за жабу обидно.

Жабы (Bufonidae)
Тип
— хордовые
Класс — земноводные
Семейство — бесхвостые земноводные

Семейство настоящих жаб насчитывает около 450 видов, больше половины из которых (около 250) входят в центральный род Жаба (Bufo.) Почти все они — жители тропиков. В России обитают всего четыре: серая (обыкновенная) жаба, зеленая, камышовая и монгольская (она же — жаба Радде). Камышовая — вид западноевропейский и в России встречается только в Калининградской области, монгольская — живет от Предбайкалья до Приморья. Зато две оставшиеся имеют самое широкое распространение. Серая — живет от южного берега Средиземного моря до Японии, причем в западной части своего ареала доходит на север почти до полярного круга. Зеленая жаба на восток доходит только до Алтая и Западной Монголии (дальше, до самого Японского моря, ее сменяет чрезвычайно похожая на нее монгольская жаба), встречается она в алтайских и монгольских степях, в Средней Азии живет в оазисах посреди пустыни, а в Гималаях поднимается до 4,5 тысячи метров. Самый крупный представитель семейства — жаба ага родом из Южной и Центральной Америки. Длина ее тела достигает 25—30 см, а вес — более килограмма. Самая маленькая недавно обнаружена в Бразилии. Нашедший ее биолог из Университета Туиути (штат Парана) Луис Фернанду Рибейру дал ей название «горная жабка», поскольку живет она на высоте от 1 000 до 1 800 метров над уровнем моря в зоне тропических лесов Бразилии на побережье к югу от Эспириту-Санту до Параны. Длина ее тела от 8 до 18 мм.

  
Жаба передвигается медленно, но ее стремительный и точный язык может поразить на лету даже самое проворное насекомое
Как известно, земноводные первыми среди позвоночных вышли из воды на сушу. И с тех пор каждое новое поколение повторяет точно такой же путь, появляясь на свет плавающей в воде икрой, затем превращаясь в рыбообразных дышащих жабрами головастиков и лишь на последнем этапе развития обретая конечности и способность дышать воздухом.

Чтобы добиться такой независимости от первородной стихии, нужно было радикальным образом изменить устройство тела и ход эмбрионального развития. Когда-то в каменноугольном периоде предки современных пресмыкающихся так и поступили. Пока они, осваивая новые возможности, превращались в безраздельных хозяев суши, другие группы земноводных пытались решить те же проблемы, сохраняя свою амфибийную природу. Наибольших успехов достигли жабы: именно они сумели добиться максимальной «сухопутности», оставаясь при этом водными животными.

В отличие от требующей постоянного увлажнения лягушачьей кожи жабья имеет слегка ороговевшую структуру, а потому подолгу может обходиться без влаги. Более того, при неблагоприятных условиях она покрывается особой пленкой, которая предохраняет от иссушения. Однако при нехватке воды она все же может потерять с испарением до 50% исходного веса, но без видимого вреда для себя (в то время как для наземных видов лягушек потеря всего 15% веса за счет обезвоживания смертельно опасна). Переживая засуху, жаба прячется в убежищах или закапывается во влажную землю или песок. Эта ее черта даже вошла в анекдот:

Человек долго идет по пустыне, наконец видит колодец и радостно кричит:
— Вода!
Из колодца высовывается жаба и не менее радостно спрашивает:
— Где?!

Анекдот отражает самую суть: жабы добились максимальной автономии от водной среды, но полной независимости от нее так и не достигли. Даже отважные жители суровых сухих земель — серая и зеленая жабы — выходят на охоту в сумерки или ночью, избегая встречи с солнечными лучами. И никогда не упускают случая увлажнить свою замечательную кожу росой или залезть в попавшуюся на пути лужу. Более того, другие виды жаб научились делать запасы воды в желудке и мочевом пузыре. Эта их предусмотрительность была оценена коренными жителями Центральной Австралии, которые в особо засушливые периоды охотятся на амфибий и используют их как единственный источник воды в этих пустынных районах материка.

  
Весной эти земноводные собираются на икрометание в водоемах, где откладывают икру, упакованную в длинные нити
Каждую весну жабы устремляются к воде для продолжения рода. Наши — делают это обычно в мае. Возможно, кому-то случалось погожим майским днем слышать негромкую, но очень чистую и приятную на слух трель, которую можно принять за пение маленькой птички. На самом деле это самец зеленой жабы исполняет свою брачную песню. А вот серые жабы молчаливы и вообще стараются не задерживаться в воде, управляясь с икрометанием за неделю, в то время как зеленые продолжают свои брачные игры порой до июля.

Жабья икра имеет вид длинных нитей, намотанных на стебли и листья растений. В остальном этапы развития жабят очень похожи на лягушачьи, включая и то, что у жабьего головастика нет никаких средств защиты и он служит легкой добычей для любых хищников. Из 10—15 тысяч икринок — потомства одной жабы — на сушу выбирается всего несколько десятков чудом уцелевших амфибий. На суше бороться за жизнь им помогает одно из главных изобретений — кожные железы. Их ядовитый секрет, присутствующий в коже всех без исключения видов, не расходуется впустую: пока его обладателю ничто не угрожает, они закрыты, но в момент опасности все сразу рефлекторно открываются и обильно поливают кожу токсичной слизью, которая обжигает пасть врага, а при проглатывании вызывает рвоту и сильное сердцебиение. Обычно этим все и ограничивается — после первой атаки хищник отступает, и оба участника столкновения отделываются мелкими неприятностями. Но бывает, что слишком азартный или очень голодный (как правило, молодой) зверек все-таки съедает жабу и погибает. Крупные представители семейства, вроде знаменитой жабы аги с берегов Карибского моря, могут оказаться смертельной трапезой даже для средней величины собаки. Впрочем, жабий секрет действует только при попадании на слизистые оболочки или прямо в кровь. Сквозь неповрежденную кожу он не проникает. Поэтому жаб можно спокойно брать в руки, вопреки распространенному поверью никаких бородавок от них не бывает. (Но все же нелишним будет ополоснуть руку, прежде чем потереть ею, например, глаз.) Самой жабе это тоже особого вреда не принесет, хотя для большинства амфибий наши прикосновения неприятны, они обжигающе-горячи, правда, не для всех, есть и исключения из правил: так, зеленая жаба ощущает +33°С (теплее-то наши пальцы обычно и не бывают) как вполне комфортную температуру. Хотя она прекрасно чувствует себя и при +10°.

  
Знаменитая ага— украшение фауны Южной и Центральной Америки и рукотворное бедствие Австралии
Передвигаются жабы неспешно. И тело у них относительно грузное и тяжелое, и задние лапы гораздо короче и слабее, чем у лягушек того же размера. Прыгать жаба тоже не любит, а если и прыгает, то невысоко и недалеко. Свои охотничьи владения она обходит не торопясь, а к замеченной добыче подкрадывается, аккуратно переставляя лапы по одной. Конечно, такая походка и в скорости, и в изяществе сильно проигрывает прыжку, который считается визитной карточкой бесхвостых амфибий и одной из главных черт, определяющих их неповторимый облик.

Казалось бы, жабе, сменившей стремительный полет на неуклюжий шаг, можно только посочувствовать. Однако не будем спешить с выводами. Прыжок хорош при спасении от хищника, особенно для существа, сидящего у кромки воды и способного одним движением перенестись в недоступную врагу стихию (с суши — в воду или с мелководья — на сушу). Вдали от «грани миров» он уже не так эффективен: большинство естественных врагов амфибий превосходят их в проворстве, и на открытом месте от них не уйти даже серией прыжков. Подбираться же к добыче или просто передвигаться по местности прыжками не слишком удобно, особенно если учесть, что неподвижные объекты для лягушек невидимы, и, отправляясь в свой полет, прыгунья понятия не имеет, что ждет ее в точке приземления. В этом мог убедиться каждый, кому приходилось иметь дело с земляными работами: летом любая неприкрытая яма глубиной более полуметра за сутки собирает десятки лягушек, которые смело прыгают в нее, а потом не могут выбраться. Но жабу вы в такой яме на найдете практически никогда: шагая неспешно, благоразумная амфибия легко обходит смертельные для ее родственниц ловушки. Правда, в этом ей помогает и более совершенное зрение: в отличие от лягушек жаба, видимо, способна видеть неподвижные предметы, что позволяет ей успешно ловить слизней и сидящих насекомых, «выстреливая» в выбранную жертву языком. В населенных пунктах жаба нередко устраивается под фонарями, подбирая падающих оттуда обжегшихся или оглушенных шестиногих — хотя обычно летающие насекомые составляют ничтожную долю в ее рационе.

Благодаря отменному аппетиту эта амфибия помогает садоводам и огородникам расправляться с вредителями растений. Недаром Альфред Брэм написал: «Жаба — настоящее благословение для места, где она поселилась». И опытный хозяин всегда рад, когда жабы облюбовывают его участок. Их помощь настолько велика, что в XIX веке в Париже даже существовал жабий рынок. Главными его покупателями были англичане, которые увозили этот недешевый, зато весьма долгоживущий (до 30 лет) «товар» на туманный Альбион.

Хотя, конечно, бывают случаи, когда они доставляют и неприятности. Чрезмерно расплодившиеся тростниковые жабы, или жабы аги, сегодня угрожают биологическому разнообразию Австралии. Они были завезены сюда 70 лет назад с Гавайских островов для борьбы с жуком — вредителем сахарного тростника. Справившись с ним очень быстро, переключились на других коренных зоожителей. В итоге сегодня на континенте около 100 миллионов амфибий, с которыми власти уже вынуждены бороться.

Борис Чистых

Рубрика: Зоосфера
Ключевые слова: жабы
Просмотров: 10971